Возвращение Моники, или — Как Маня клетку приватизировала

Помните, я писала про то, как к нам в готи приходила Моника, порода бассенджи, которых ещё называют молчаливыми африканскими охотниками? Кто не помнит или не читал, то читайте в публикации "Там дичь" .

И вот снова случилась история…

Моника любит пилотировать водителя

Ольга, хозяйка Моники, уехала в командировку на целых 10 дней и попросила меня навещать её баську, выгуливать, кормить и поливать. Поливать цветы, а Монику выгуливать и кормить.

Живём мы недалеко друг от друга, так что мы с Кубой утречком палки в руки — и почесали к баське, кормить её и поливать. Палки скандинавские. Я с палками, Куба рядом… красота! Вечером такая же процедура.

И вот в один прекрасный день (точнее — раннее утро) одновременно с моим приходом к Ольге открывается дверь Ольгиных соседей и оттуда выходит заспанного вида молодой человек и говорит: "сделайте что-нибудь, эта собака нам спать не даёт, воет и воет! Мы уже третий день не спим…"

Упс… баськи же молчаливые… опять меня обманули?

"Это она, говорю, от тоски воет. Это у неё, говорю, хозяйка уехала, вот она и воет". А он прямо без лица передо мной стоит и упрашивает — "ну мы же спать не можем…"

Не спать каждый не любит, особенно когда за стеной молчаливый охотник воет…

"Не переживайте, говорю. Я эту Монику заберу к себе домой. У нас дома голден живёт и кошка, ей там будет весело и она снова станет молчаливым африканским охотником."

И забрала.

Эдик на меня глаза вытаращил, когда я домой Монику притащила и заявила, что она теперь у нас жить будет.

— А кошка? Кто из них кого сожрёт первым?
— А кошку будем в туалете запирать. Ты сейчас дырку в туалет заделаешь, и мы там Маню закроем.

Лев Маня и охотник на львов Моника.

Взял Эдик шуруповёрт и заделал дырку в туалетной двери.

Заперли мы там Маняху и велели ей сидеть и думать о вечном, потому что Моника теперь у нас жить будет. Но Маня наотрез отказалась думать о вечном в закрытом туалете. Она хотела думать посреди коридора, чтобы все комнаты у неё были в поле зрения.

— Запри лучше эту дуру в носках, а меня не трогай. Я у себя дома, а она пусть в туалете живёт.
— Это негостеприимно. Моника будет с Кубой. А ты, раз ты такая драчливая, будешь жить в закрытом туалете.
— Я её всё равно порву.
— Или она тебя. Не забывай, что это собака-охотник, она может льва завалить.

Пришлось Маню силой запихивать в туалет и закрывать дверь. Она была с нами не согласна, приводила свои веские доводы в виде когтей и громко дискутировала.

Однако идея закрыть кошку в туалете, где мы с Эдиком любим инсценировать раздумья о вечном, себя не оправдала. Каждый раз, когда мы открывали туда дверь, Манька выскакивала и с рычанием носилась по квартире, выискивая своего убийцу — африканскую охотницу на львов.

— Где она?! Я её сейчас замочу! Я ей сейчас здоровье-то расшатаю!

И мы, вместо того, чтобы впасть в нирвану на горшке, носились за кошкой и выколупывали её из-под предметов мебелировки.

— Может, в клетку её посадить? — предложил Эдик.
— В собачью? Кошку?
— Ну а что, там просторно, принесём ей домик и пусть себе там живёт, пока Монику домой не заберут.

Мы решили рискнуть и посадить кошку с собачью клетку. Для безопасности обоих.

Так прошли три дня до приезда хозяйки Моники. Маню мы выпускали из клетки, когда собаки уходили на прогулку и на ночь. Ночью баська спала под одеялом у меня под коленками и никакая бродяЩая рядом кошка была ей не страшна.

И вот настал тот день, когда мне позвонила Ольга и радостно сообщила, что она уже в Симферополе и скоро будет дома.

— Ну что, домой поедешь? Мама скоро приезжает.
— Я ещё с Манькой не разобралась. Выпусти её из клетки, мы с ней поговорим по-бабски.
— Э нет, только не по-бабски. Говорите через клетку, так безопасней.
— Я к вам ещё приеду.
— Это само собой, милости просим. Мне с тобой было приятно спать под одним одеялом, ты мне ножки грела.

И мы поехали. А вечером…

— Представляешь, Манька в клетке сидит, — встретил меня Эдик на пороге.
— В смысле? Монику привезли?
— Да нет же! Просто сама забралась в клетку и спит там.
— Да ну?!

И действительно — при открытой дверце в клетке на своём поролоновом домике спала Маня.

— Маня, выходи, Монику домой забрали.
— А? Это ты…, — зевнула Маня, — мне и тут хорошо. Иди, ужин готовь, сейчас приду.

Вот вам и клетка. Клетка — домик. Крепость.

Теперь не знаю, как Маня отнесётся к тому, что в этой крепости скоро появится жилец… будем, наверное, устанавливать очерёдность проживания.

Подписывайтесь! И не забудьте погулять по нашему каналу — кликайте сюда и читайте мои публикации!

Добавить комментарий