Война кошки Мани с 2 золотистыми ретриверами, после чего наступает перемирие во имя Мыши

— Куда делась эта… подружка Кубкина?
— Лайма? За ней сегодня приехали и забрали.
— Славатехоссспидя… хоть от одной избавились…

Тут я с Маней спорить не буду. Досталось ей от Лаймы. А Лайме от Мани.

Наша гостья в своем доме не единственный хвост. Есть там ещё одна такая АЛЬФА-СОБАКА по имени Молли, по национальности чихуа-хуа.

Лайма и Молли, сёстры-близнецы

А вот кошки у Лаймы нет. Не знает девушка, что такое кошка в условиях отдельно взятой квартиры… Поэтому с Маней у неё были отношения специфические.

Первый раз, когда Лайма заметила в нашем доме кошку, у неё случился настоящий культурный шок. Ночь, понимаешь, а тут из кучи стиранного белья на подоконнике вылезает кот и сидит, пялится на тебя. Картина маслом — ночь, луна, фонарь, лысое дерево за окном окном и силуэт кота на фоне этой депрессухи.

Конечно, Лайма оповестила всему околотку, что она обнаружила в доме кошака, котому место на улице, а не среди приличных собак с людЯми. А было 3 часа ночи.

Маня нырнула обратно в ворох белья и затаила обиду на незваную пришелицу. Во первых, она не кот. А во вторых, это ещё мы посмотрим, кому место на улице. Так думала Маня в то время, как Лайма мужественно получала от меня тапком по жопе за ночной аларм.

С тех пор Манечка начала Лайму доводить до истерики. Подкрадётся тихонько к спящей собаке, фыркнет ей правду-матку в ухо, и дёру под диван! А Лайма от неожиданности только и успевает, что вскочить на ноги да захлебнуться лаем. Куба, естественно, сестру поддержит. Так и лают оба на весь дом, а зачем лают — объяснить не могут.

— А затем, что страшно же! Я такая лежу, никого не трогаю, а она как фыркнет — "дура"! Подкралась и такая — "дура"! А я же не дурочка, я же вообще хорошая девочка. Ведь я хорошая девочка?

Хорошая девочка Лайма и сама была не против подкузьмить кошке.

Вот зайдёт Маня в дырку в туалет, сделает свои дела и хочет выйти к обществу, а тут Лайма сидит. Караулит. Ведь вдруг кошке захочется к обществу выйти! Она её и сцапает.

Правда, как сцапать кошку, Лайма не знала. Она могла часами сидеть перед дыркой в туалет и думать, что кошка её не видит. А как её не увидеть, если она свои уши прямо над дыркой развесила? Кошка что, идиотка какая, чтобы выходить прямо в развешенные собачьи уши?

Вот Маня и сидит в туалете до последнего, пока я Лайму кушать не позову.

А раз было — засмотрелась Лайма на то, как я с Кубой кувырок разучивала. Сидит такая радостная, башочкой крутит туда-сюда, критикует Кубкины промахи. Сидит возле кухонной столешницы, прямо на пороге кухни. Маня же, имея на этой самой столешнице свою миску с кормом, как раз изволила выкушать порцию своего корма и тоже решила причаститься к зрелищу, которые мы с Кубой им невзначай устроили.

Сидит Маня на столешке, смотрит. И Лайма смотрит, но под столешкой.

И вот Маня подкрадывается поверху к собачьей голове. А голова пялится на бесплатный цирк и радуется от всей своей собачьей души, что ЕЁ хозяева её любят, а не заставляют сто раз кувыркаться и танцевать твист.

Маня подкрадывается поверху к Лайме.

Собака радуется и не видит, что сверху над ней нависла кошкина голова. Голова сначала просто нависла и наблюдала. Голова производила тактические исчисления — как эффектнее произвести удар по противнику, чтобы не расслаблялся на чужой территории.

Пока Лайма наслаждалась зрелищем Кубиной дрессировки, Маня придумала план. Она протянула лапу и, не выпуская когтей, начала этой лапой колотить собачью радостную голову прямо по темечку.

Сначала Лайма ничего не поняла. Ведь в поле её зрения никого не было! Почему же тогда её макушка сигнализирует о неизвестной опасности?

Следующую сцену нужно было видеть. Не знаю, получится ли у меня её описать…

Лайма, сделав поворот головы влево и вверх, узрела кошку. Та перестала колотить лапой и нагло подмигнула ей прямо в лицо. То есть в морду.

Далее как в замедленной съемке: длинный ГРОМКИЙ изумлённый взвизг Лаймы НА ВДОХЕ, голова уходит в плечи, плечи уходят в живот, живот уходит в попу, попа откатывается в ближайший угол кухни. Там всё, что "ушло", возвращается на свои места. Происходит это на протяжении громкого изумлённого вдоха-вопля.

Затем дыхание прерывается, потому что Лайме непонятно — дальше вдыхать или выдыхать, лаять или кашлять…

Лайма решает лаять. Куба прерывает свои экзерсисы и кидается к сестре. Маня довольна своим талантом тактика, её представление оказалось зрелищнее, чем дрессировочные выверты Кубы.

"Нет ничего страшнее кошки, сидящей над твоей головой…" — думает Лайма.

Маня ликует, это видно по тому, как она смотрит свысока на двух вопящих собак.

Собаки бьются в истерике, одна от испуга, второй за компанию. У них вообще всё происходит за компанию.

— Балбесы, — решительно поставила диагноз кошка, — дай им успокоительного.

Успокоительного у меня не было, но и жалеть собак я не стала, а то ещё закрепится неправильное поведение. Пришлось проигнорировать их истерику.

Впрочем, возбуждение собак скоро прошло. Эдик вытащил откуда-то из ящика старую неубиваемую Мышь на веревочке и подвесил её к дверце верхнего кухонного шкафа.

— Зырь! — крикнул Куба, — мышь!

Лайма тут же перестала вопить и как ни в чем не бывало прискакала за братом к ногам зловредной кошки. Наступило перемирие во имя Мыши.

Маня долбит Мышь

Маня начала долбить Мышь, та моталась из стороны с торону, собаки скакали выше головы, стараясь цапнуть плюшевую игрушку. Азарта добавляло ещё то, что Мышь тихонько попискивала, как живая.

Но всё было напрасно, слишком недосягаема была Кошка и её Мышь. Попрыгав некоторое время, Куба и Лайма поняли своё бессилие и оставили идею завладеть имуществом противника.

А Маня ещё немного поколотила игрушку и тоже потеряла к ней интерес.

В доме наступила тишина. И только неубиваемая Мышь, тихонько попискивая, качалась вниз головой на верёвочке.

Маня быстро потеряла интерес к игрушке.

Подписывайтесь на наш канал. У нас, как у акынов — все рассказы основаны на реальных событиях.

Добавить комментарий