Вечер особаченной мамаши

Недопонимание Мани по вопросам морали

Рабочий день подходил к концу. Выключив компьютер, наведя порядок на рабочем столе, я отправилась на выход. Скорее домой, выгуливать собаку. Это первое, что мы делаем, переступив порог квартиры. Собака ждёт целый день, голодная и без туалета. Во избежание конфузов мы с мужем всегда торопимся его вывести на улицу сразу же, как приедем домой. Сегодня это должна быть я, т.к. Эдик предупредил, что придёт поздно.

Что, думаю, делают наши зверюки одни дома? И вдруг слышу…

Редкий кадр — Маня ластится к Кубе

— Ты, Кубка, опять дурак, — сообщает Маня Кубе, облизывая лапку на столешнице возле своей полной миски. — Мешок с кормом стоит открытый, а ты ходишь страдаешь. Иди в кладовку и слопай, сколько хочешь. Все так делают.
— Мама придёт и накормит. — Куба был голодный, но привыкший ждать. — Самому есть не интересно.
— Чего не интересно? — Маня удивлённо подняла бровки и забыла про свою недолизанную конечность.
— Есть. С мамой интереснее, она всегда что-то придумает. Видела, как мы с ней трюки учим? Трюки только с плюшками можно сделать. Без плюшек не получится. И кувырок не получится, и лежать с лапами, и вперед-лежать, и свечка. Один это не сделаешь.
— А оно тебе надо? Ну, лежать-стоять-зайки-свечки. Это тебе надо?

Маня была кошка практичная и никогда ничего не делала для искусства. Только для себя. А Куба любил творчество, поэтому Куба учил трюки в надежде показывать их дворовым детям и отдыхающим в парке. Он любил, когда все вокруг его хвалили. Он любил быть любимым, и знал, что только трюками он может заслужить признание людей. Просто Куба был обычный голден, а Маня — настоящая дворянская кошка.

— Нужно. Научусь делать зайку, и буду выступать во дворе. Там знаешь, какие дети хорошие? Я им покажу зайку, и они будут меня любить ещё больше. Охранники в парке сильно любят, когда я рядом хожу. Все собаки бегают, а я такой… рядом!… ко мне!… лежать-стоять!… они знаешь, как меня хвалят? Неее… я лучше маму подожду и мы с ней будем меня тренировать.
Ну и дурак. 

Мане надоело наблюдать глупость своего оппонента. Она выгнула спинку, потянулась со своей природной грацией и спрыгнула на пол. Маня знала, что пока мамы-папы нет дома, Кубка не станет её донимать, поэтому могла себе позволить спокойно походить по нижнему слою своих владений.

Но стоило только появиться хоть одному из её двуногих приживал, пёс превращался в демона и не давал ей прохода — то в туалет загонит, то на полку, а то и под диван.

Правда, она и сама не прочь была подразнить малого, хлопнув того лапой по заднице. Пока Куба разворачивался для погони аки слон в посудной лавке, Маня успевала скрыться в том же туалете, где в своё время папа вырезал отличную дырку в дверях. Замечательная дырка позволяла Мане караулить всех, кто проходил мимо по тесному коридору и, выставив лапу, хватать людей за ноги, а собаку — цапать за хвост. 

В коридоре раздался звук открываемой двери. Куба, уже давно навостривший уши на звук шагов в подъезде, сорвался с места с громким лаем и понёсся в прихожую. Маня не сдвинулась с места, только шею вытянула — интересно же послушать, о чем они там будут сюсюкать. 

Звери встречают хозяев

Всё было, как обычно. Кубка подвывал от счастья, роняя себя под ноги вошедшей с пакетами маме. Мне то есть. Я за это время успела доехать до дома и войти в квартиру. Кубец стонал и подтявкивал от радости встречи, как будто не он только сейчас говорил человеческим языком.

— Ты мой хороший! Ну, иди поцеловаемся, иди… — и собака растворилась у меня на груди, облизывая мне лицо. 
— Я думал, ты не придёшь… не уходи больше, никогда не уходи! Мы так скучали без тебя… 
За себя говори. — послышался ворчливый Манькин голос и сама королевишна выплыла из кухни в прихожую. — Я не скучала. Я знаю, что они всегда приходят. Что не делай, а они всё равно приходят.
— Ты больше не уйдёшь? Не уйдёшь?

Куба сваливает вину на папу.

Куба не обращал внимание на кошку. Её манера строить из себя самодостаточную личность стала ему абсолютно неинтересна. Раньше Куба до хрипоты спорил с Манькой, излагая ей свои собачьи истины, но со временем и он перестал питать надежды донести до кошки смысл таких понятий, как дружба, любовь, привязанность, тоска. Куба научился принимать её такой, какая она есть.

— Мы пойдём гулять?
— Сейчас, сумки поставлю, переоденусь, и пойдём. Но только на попис. Папа придёт, пойдёте с ним гулять на подольше. А я ещё болею. Со мной — только пописять, и обратно.
— Ладно, переодевайся и пошли. 
— Ты нигде не надул? — осень диктовала более длительное переодевание, и я скакала на одной ноге, стаскивая узкую штанину. Пришлось бухнуться на кровать, где уже возлежала Маня. А иначе бы я бухнулась на пол. И кто придумал такие узкие джинсы…
— Чего это я надую… я уже взрослый!
— Ну да, ну да… а кто в четыре утра…
— Это папа.
— Куба! 
— Ну… я не выдержал. Вы вчера не вывели меня перед сном и я не смог терпеть. Но я чуть-чуть. Потом на улице долил всё остальное.
— Нужно терпеть. Скоро будем водить тебя не четыре раза, а два, и тебе придётся терпеть с утра до вечера и с вечера до утра. Привыкай. 

Джинсы были заменены на трикотажные брюки, блузка на футболку, кардиган на толстовку. Оставалось одеть кроссовки. Со шнурками. Терпеть не могу шнурки. 

Куба про женитьбу.

— Ты скоро? Холли уже вышла! Слышишь, лает во дворе? 
— Всё, одевай ошейник. Не крутись, а то твоя Холли ускачет быстрее тебя.
— Я тебе говорил, что я её люблю? Мы поженимся.
— Куда папка опять пакеты сунул? Куба, где пакетики для какашек? 
— Мы поженимся, говорю. Пакеты в ящике с ключами. 
— Сто раз просила не класть пакеты в ящик, нет… хоть кол на голове теши. Что за балбес такой!
— Ты меня слышишь? — Куба дал мне первой выйти в подъезд и закрыть дверь в квартиру.
— Слышу. Рядом. Или с правой стороны, с левой у меня поручень.
— Мы поженимся, говорю. — Куба старался идти возле моей правой ноги, но внизу лестницы всё равно всегда перескакивал через две последние ступени и тянул меня на выход.
— Не тянуть! Голдены с коргами не женятся. Голдены женятся с голденами, а корги — с коргами. Закон такой. Понял?
— А Муха мне сказал, что нет разницы, у кого какая порода. Главное, чтобы жених и невеста были.

Муха — это друг Кубы, собака моего брата. Обычный дворовой пёс, который не всегда хорошо влияет на нашего нежного мальчика. Если кто хочет узнать подробности, то читайте запись "Куба в гостях у Мухи". 

— Мы с тобой на эту тему потом поговорим, хорошо? Вон твоя Холли, догоняй. 
— Холька! Стой! Я вышел! — и Куба помчался догонять рыжую пухленькую подружку.

Кто главней

Поскольку Куба помчался со всех ног, то и я помчалась за ним, т.к. с поводка я его не спускаю. Непрошедшее ОРЗ сразу дало о себе знать — сердце заколотилось, в голове зашумело, в глазах потемнело. Пришлось останавливаться и тормозить резвого пса. Здесь хочется ещё и ещё раз воспеть хвалебную частушку в адрес халти. Кому интересно, читайте о этом гаджете здесь и здесь. Спасибо Холли, которая услышала лай Кубы и сама кинулась нам навстречу. За ней подошла и хозяйка Ирина. Дав собакам побеситься, мы с Ириной немного поболтали о том и о сём. Пёсы тем временем выясняли, кто в их будущей семье будет главный. 

— Я главный! Я мужик, я буду главный! — Куба оседлал толстую спинку подружки.
— Ты младше и не можешь быть главным. Слазь! — и корги, извернувшись, взгромаздилась на голдена, который тут же перевернулся на спину и начал всеми лапами крутить велосипед, скидывая с себя рыжую невесту.
— Ты девчонка и должна меня слушаться! Моя мама всегда папу слушается!
— Ага! сейчас! Бегу и падаю! Лежи, я тут главная.
— Ну и ладно — Куба вскочил, отряхнулся и неожиданно сделал подозрительное движение, напоминающее позу "орла".
— Эй, не здесь! Не здесь, бегом на травку! На газончик! — Тут я уже понеслась, а Куба в позе царя птиц тащился буксиром за мной, вспахивая асфальт всеми четырьмя лапами. Ну, хоть когти сточим, и то польза.

Правило выгула — сначала туалет

До газончика, однако, успели. Фух! Молодец, Кубочка! Успел! Это мне наука — никаких бесилок, пока не сделаем важные собачьи дела на срательном газоне.

Пока Куба был занят физиологическими процессами, Холли с хозяйкой исчезли в направлении скверика. Тем лучше, а то пришлось бы продолжать беседу, а мне бы сейчас скорее горячего чаю с лимоном напиться, и в кровать под одеяло, лелеять своё ОРЗ, будь оно неладно. 

— Кубаня, домой?
— Уже? — Куба был огорчён, хотя и знал, что наша прогулка будет короткой.
— Уже. С папой погуляете подольше, хорошо?

Голден на то и голден, что никогда не будет спорить и качать права. Сказано "домой", значит нужно повернуться и идти сторону дома. Удивительно покладистая собака. Идеальная собака для тех, кто первый раз в жизни решил завести себе пса. Как мы с Эдиком.

Все рассказы о золотистом ретривере Кубе и его подружке кошке Мане основаны на реальных событиях, с добавлением малой доли фантазии )))
Если вы поставите нам "класс" и оставите комментарий, мы с нашими зверями будем счастливы!
Подписывайтесь! Мы очень любим дружить…

Добавить комментарий