У нас пополнение и Маня требует санаторий

Колхоз опустел. Из пяти золотистых ретриверов, одного кавалерчика и 2х сотрудников чихалтерии осталось ровно половина.

Куда все они подевались?

Голди, как мы уже знаем, счастливо живёт в нашем же городе в компании 2х золотистых ретриверов. О ней я обязательно напишу чуть позже.

Джози-Булочника мы с Аленой вчера отправили в её новый постоянный дом — в Санкт-Перебург к нашей читательнице Ирине. Об этом тоже нужно написать отдельно и подробно.

Кавалерчик с Аленой и Игорем отправилась в гости в другой город.

Четвёртый колхозник, Мия, временно переселилась к Кубе и Ляле, т.е. в наш дом.

У нас пополнение. Куба, Ляля и Мия

Таким образом развеселое коллективное хозяйство опустело и стало практически пустыней — только Аленина мама, два золотистых ретривера и чихалтерия.

Последних тоже хотели временно выселить, но они пригрозили наслать аудиторов с прокуратурой, после чего Председательша сменила гнев на милость и чихалтерия осталась на месте.

Но начнём с самого начала.

Ранним утром было назначена торжественная передача Булки водителю микроавтобуса по маршруту Севастополь — СПб, и одновременно передача Мии — мне, т.к. я также приехала провожать Булочника в дальнюю дорогу.

Алена дает мне инструкции по использованию Мии в условиях, приближенных к боевым.

— Если она будет стрессовать, то вот ей лекарство. Если она откажется есть, то вот ей специальные консервы. Если она будет…

— Алён, с какого перепугу она начнет стрессовать? Она же знает меня и собак.

— Она первый раз из дома уезжает, всё может быть. Короче, скажи ей, что мы скоро приедем. Пеленки забыла!!!

— Кому? Мийке? Ей три года, какие пеленки?

— А если она будет от стресса подссы…

Пришлось пообещать заводчице, что устелю весь дом пеленками, коих у нас в достатке ещё со времен Лялькиного младенчества.

Мия ехала в багажнике притихшая, словно её там и не было. Она поняла, что в её жизни что-то произошло и ещё не знала, как к этому относиться.

Дома нас встретили двое заспанных ретривера, спящий муж и кошка… хотя нет, кошка была в каком-то из своих схронов.

— Привет! Ты будешь с нами жить? А у тебя есть палка? А ты любишь бегать? А у меня есть нора! Это мой мяч, его не трогай! А у тебя есть нора? А палка?

Мия радостно крутилась между Кубой и Лялей и не понимала, почему в этой кутерьме нет её мамы… Куба задал главный вопрос:

— А где твоя мама? Мааам! А где её мама?

— Мама поехала далеко и будет нескоро. Пока Миечка поживет у нас.

— Ты у нас будешь жить, слышала?

Бедная собака совсем растерялась. Столько впечатлений за одно только утро!

— Слышала… а мама за мной вернется?

— Конечно, зайка!

Чтобы снять ненужный стресс у собаки, мы все впятером (Маня по прежнему не появлялась из своего укрытия) отправились на прогулку в поле.

Длительная прогулка была необходима всем, и собакам, и людям. В будни из-за Лялькиной течки мы теперь гуляем только вокруг дома. Поэтому в выходные нам важно посвятить собакам максимум времени.

Вечером собаки, устав от совместных игр, наконец-то улеглись по своим углам. И тут появилась Маня. Запрыгнула нам на кровать и притулилась к моему боку.

— Ты! Что-то мне нездоровится.

— Что случилось? где болит?

— Да не болит. ВидЕния у меня. Устала я от твоих собак, они мне на каждом углу мерещатся. Сегодня весь день перед глазами мушки мелькают и собаки твои туда! сюда! Это профессиональное выгорание.

— Откуда у тебя профессиональное выгорание? Если хочешь знать, оно по другому выглядит.

— Мне всё равно, как оно выглядит. Я одно знаю, мне нужен санаторий. С процедурами, расслабляющими массажами и узкими специалистами.

— Давай я тебе сама массаж сделаю, я тоже специалист, у меня диплом есть.

— Ты широкая, а мне нужны узкие. И чтобы собак не было. А то глаза закрою — и только их и вижу. Туда! Сюда! Вчера такого не было… а сегодня прямо обострение…

Тут я поняла, в чем дело.

— Маня, а ты их считала?

— Кого?

— Собак. Сколько их у тебя перед глазами мелькает?

Маня нервно огляделась, словно ожидала нашествия новой порции собак.

— Чего мне их считать… Кубка да Лялька… мне этих за глаза хватает.

— А вот и нет! Их больше. У нас теперь три собаки. А ты не заметила?

Маха вытаращила на меня глаза.

— Ты хочешь сказать, что санаторий мне не светит?

— Конечно, ты совершенно здорова.

— И массажи с узкими специалистами не для меня?

— Можешь получить массаж широкого специалиста.

Кошка отправилась пересчитывать собак. Лялька лежала на своем матрасике, Куба на полу возле комода, уступив свое место новенькой.

— Шизофрения какая-то. У Кубки раздвоение личности.

— Просто они очень похожи. Мия родная сестра Кубы, они родились в один день.

— Вот я и говорю — шизофрения.

— Это называется "близнецы".

На следующий день стресс Мии прошел бесследно. Она стала предлагать свои услуги по целованию и обниманию.

Эдик, уже оценивший ласковость Ляли по сравнению со сдержанным Кубой, был удивлен, что ласковости много не бывает. Мия преследовала его с нежностями с самого утра.

Дядя, ты такой добрый!

— Дядя, давай я тебя поцелую. Ты такой добрый!

Сначала Эдик не отбивался…

— Санёк, смотри, какая она ласковая!

— Дядя, а давай я тебе на голову залезу?

(- Санёк, смотри что делает! Ха-ха-ха!)

— …давай целоваться!

(- наша Лялька насколько ласковая, но с ней не сравнится…)

— …ты такой добрый, такой хороший! давай я тебе уши вымою!

(- щекотно… Смотри… да мыл я их, мыл! Ещё никто от моих ушей не отравился.)

— Давай обниматься. Носи меня на ручках.

(- ух, тяжелая… Иди на пол, играй с Кубой)

Но Мия предпочитала не игры с собаками, а общение с людьми. На прогулках, когда мы кидали мячик, Куба и Ляля носились наперегонки за игрушкой, Мия не отходила от наших ног, довольствуясь подобранной палочкой. Смею предположить, что это доминантная Лана с детства приучила младшую сестру не претендовать на игрушки и прочие собачьи развлечения.

На второй день Эдик начал отбиваться от ласковой Мии.

-Эй, иди вон с тётькой Сашкой целуйся, а я свою вахту вчера отработал. Сегодня у меня выходной.

Мии не оставалось ничего другого, как обрабатывать меня.

— На голову можно залезть?

— Ну, если тебе это необходимо для счастья…

— А уши вымыть?

— Они чистые.

— Не совсем… а нос? а глаза? а рот?

— Мийка! Фу! Дай подышать…

— Подышала? Хватит, давай дальше целоваться.

Сейчас, когда я пишу этот рассказ, ласковая Мия с Эдиком поехали на автомойку мыть машину и в магазин за хлебом. Дома остались только две собаки и Маня.

Только две собаки… Вы слышите, как звучит? — "только. две. собаки"…

Это я к тому, что тот, кто считает, что две собаки это перебор, пусть временно заведет себе третью. Когда наступит кульминация ваших с собаками отношений, пусть отправит третью собаку за хлебом и помыть машину.

Тогда наличие в доме двух собак покажется ему вакуумом, пустыней и невесомостью.

В тишине неосвещенной комнаты ко мне неслышно подошла Маня.

— А где эта… Кубкина шизофрения?

— Не шизофрения, а близнец. Мия с папой поехали за хлебом.

— Тихо как в доме, а? Прямо чего-то не хватает. Две собаки — вообще фигня, с двумя я справлюсь. А с третьей мне в санаторий надо. С узкими специалистами.

С вами была Александра и канал ДогАнгел со всеми его хвостами. Подписывайтесь чтобы ничего не пропустить из жизни нашей особаченной семейки.

— Минуточку, а я?

— Ой, Маня, прости. Особаченной и ОКОШАЧЕННОЙ семейки.

— Ну вот, другое дело… теперь можно и подписываться.

Рекомендую к прочтению на канале:

С Ним везде говорить можно (собака, Бог, церковь… мы просто гуляем)

Мы в приюте (Куба напросился со мной в приют для бездомных животных)

Кошка хихикает за занавеской (очень коротенький рассказик о влиянии кошкиного лотка на жизнь молодого щенка Кубы)

Добавить комментарий