Сказка кошки Маняшки про то, как собачники в ад попали. Часть 2

Первая часть здесь

Часть вторая. Выставка, Трудовая комиссия и новая регистрация.

В аду началось роптание. "Доколе", спрашивали себя черти, выводя зигзаги на слаломе и прихорашивая завитки сердечек на разных неприличных местах.

Картинка из http://daryo-uz.com/crp/2017/12/page/13/

А собачники лютуют. То семинар по послушке проведут, то мастер-класс по хендлингу. А то ещё выставки придумали. Выбрали себе каждый по черту и давай их на выставки возить.

Чтобы вы не думали, что каждый черт может быть выставочным, я вас огорчу. Не каждый. Тут отбор нужен.

Если, например, у него, который черт, рога неровно выросли, то он бракованный. Или если клыки в разные стороны растут. Или кисточка на хвосте воняет, то тоже брак считается. А уж если у кого дополнительное копыто на лбу выросло, то только на усыпление. Таких вообще никуда не берут.

Остальные годятся.

Сначала, ясное дело, надо такого годного черта в порядок привести. Отскрести с него вековую грязь, лохмы причесать, зубной камень снять, рога ему начистить, копыта гуталином надраить, чтоб блестели, шампунем намылить и духами его, вонючку, замаскировать… У Выставочного Комитета много требований.

Однажды Комитет велел справку о здоровье предоставить, не болен ли какой ветрянкой или, нидайбох, косоглазием.

Выдали указ — пройти медицинскую комиссию, и без справки на выставку не показываться.

Ну, а где собачникам врача найти, чтобы выставочных чертей проверить?

Стали собачники спрашивать в соседних отделах, нет ли там кого из медиков. Оказалось, есть. В отделе вечной пластики обитали собачьи доктора, которые ветеринары.

Там, в отделе этом, наказывали тех, кто в своей жизни злоупотреблял надувными губами и другими частями бренного тела. Ответственный Товарищ на регистрации всех ветеринаров туда гуртом отправлял, чему те даже обрадовались, потому как попали практически в свою среду — кругом шприцы да лекарства.

Почесали ветеринары репу —"Мы, говорит, на собаках да на кошках учились здоровье определять, а на чертях не учились", — но согласились справки выписывать.

И начался в аду настоящий ад. Ветеринаров мало, а чертей много, и все хотят справку от косоглазия получить.

Бегают черти по аду из отдела в отдел, бумажками машут. Те, кто справку получил, тот смеется над тем, кто косой. А те, кто ещё в очереди стоит, те мелкой дрожью боятся, что и у них какая ветрянка обнаружится.

И вот в этот самый момент, когда весь ад на ушах стоит по поводу медосмотра, открываются главные двери ада. И входит в преисподнюю Трудовая Комиссия с проверкой выполнения должностных обязанностей сотрудников ада.

А в аду котлы пылью покрылись… столы четвертовальные давно в геенне сгорели… вместо них поля распаханы для следовой работы, залы для фитнеса построены, снаряды для аджилити поставлены… Черти бегают строго по команде! Лежать! — и укладываются все навзничь. Сидеть! — и сидят, в блокнотиках семинары записывают. Ищи! — и бегут носами в землю колбасу добывать.

Трудовая Комиссия рот раскрыла от такой дисциплины.

"Что, говорит, у вас тут происходит? Где котлы кипящие? Где стоны и скрежет зубовный?"

А им наша Тётка отвечает (её собачники поставили главной собачницей): "Модернизация, говорит, производства. Идём, говорит, впереди прогресса семимильными шагами. Пятилетка, говорит, за два года и вообще, говорит, слава КПСС".

А председатель Комиссии был бывший партийный деятель, райский житель. Как услышал он про пятилетку и КПСС, так и уронил скупую райскую слезу.

"Ах, говорит, как мне радостно слышать такие слова! Бальзам, говорит, на сердце мне эти ваши слова, дамочка. Вы кто, спрашивает он Тётку, как сюда попали и почему черти у вас на поводках ходят и колбасу своими рылами из земли достают?"

Рассказала ему Тётка свою историю. Про то, как умерла и попала в ад. Как её Ответственный Товарищ на регистрации сюда отправил. Её и всех других собачников. Как они чертей перевоспитывают. Как к выставке готовятся, как фитнесом занимаются, как грумеры чертям уши стригут, как послушкой из чертей приличных людей делают… Как у неё дома стописят собак со щеночками осталось и как плачут они горькими слезами по маме своей…

Взмахнул руками Председатель и велел вызвать к себе Ответственного Товарища, который в ту смену на регистрации работал. Тот встал перед ним, как вкопанный. Спрашивает его строго Председатель:

"Ты почему, олух такой, собачников в ад отправил? Всех скопом, а?!"

Тот блеет, мол, не в настроении был. Мол, вспомнил, как его в детстве собака укусила.

Председатель глаза округлил и орёт, как собачник: "Фу! Самого отошлю в ад чертей на поводках водить! Сейчас же мне принести журнал регистрации! Рррразорвать его к такой-то матери и написать всё заново — собачников в почетом отправить в рай, а Тётку эту обратно, в её земную жизнь, к собакам и щеночкам, чтобы не плакали за мамой своей! Исполнять!!!"

На прощание Председатель подарил Тётке свой пропуск в рай. Синенький такой билетик…

"На, говорит, героическая Тётка, мой пропуск. Придёт твой час, воспользуешься им. Только смотри, не обижай никого, ни людей, ни собак, а то пропуск истлеет. Он в доброте и любви всегда цел будет, а от других событий пропадает. Я, говорит, тоже собачником был. Да и сейчас собачник. У меня там, — он махнул головой в сторону рая, — все мои бобики как один. Все меня ждали. Так что ты смотри. Чтобы твои тебя дождались."

Не успела Тётка опомниться, как очутилась она в своём доме, на своей кровати, в окружении своих собак и их щенков.

"Что только не приснится, — подумала Марфа Роттердамова, — пойду, собак гулять выпущу да завтрак приготовлю."

Встала и почапала собак выпускать. И не заметила, как из кармана что-то выпало. Голубенькое такое. Она не заметила, а одна из её собак, старая Герда-подобрашка, подхватила находку слюнявыми губами и давай с ней носиться по комнате. За ней щенки, выхватили голубенькую штучку и давай её грызть и слюнявить. На мелкие кусочки разгрызли.

"Эй, что тут у вас, — протянула руку к щенкам Тётка, — ну-ка, дайте-ка сюда"

Щенки послушно отдали останки голубенькой бумажки. Только обрывки оказались в Тёткиной руке, они тут же стали новеньким сияющим голубым пропуском. Пропуском в рай.

"Неужто… — перекрестилась Марфа, — неужто и правда было… И ведь точно сказал Председатель — в любви и доброте пропуск всегда цел будет. Надо же…"

Вы скажете — "кошка не может такие сказки рассказывать, враки это всё". Может, и враки. Но почему-то, говорят, в отделе вечного хаоса до сих пор черти с отбритыми рогами ходят. Так что я не была бы так уверена, что всё это враки…

С вами была Александра и мой канал DogAngel. Подписывайтесь, чтобы не пропустить самое интересное! Особенно мой второй канал, где я начала писать про быт нашей семьи ))) Там пока только одна статья, но уже готовятся следующие. Жду вас на моем втором канале )))

Добавить комментарий