Сходили с собаками в магазин, а вечером я познакомилась с Демидычем

Планировали мы с мужем в воскресенье выехать на море, собак покупать, самим прогуляться по берегу. Но День Sunday оказался пасмурным и сонным. Гулять на море нам расхотелось.

— Что, будут целый день дома сидеть? — спросил Эдик, — Вчера целый день дома сидели и сегодня? Пошли, сходим в дальний Новус, купим что-нибудь вкусненького, заодно собак с пользой прогуляем.

Вчера действительно мы просидели дома. Натаску отменили по причине простуженности руководителя и большинства наших товарищей. Кажется, заболели все, кроме меня (тьфу-тьфу-тьфу).

И мы пошли гулять с пользой.

Куба и Ляля чешут за вкусненьким
Куба и Ляля чешут за вкусненьким

Куба и Ляля уверенно шагали в дальний супермаркет, культурно пристёгнутые ко мне и к Эдику. Шли впереди, делая вид перед встречными собаками, что это они нас на прогулку вывели, а не мы — их. Воображали.

Когда не перед кем было воображать, Куба начинал нюхать кустики, а Ляля тут же к нему подскакивала:

— Чо тут? А тут чо?

Так мы и дошли до большого продуктового супермаркета, где я привязала собак к папке и велела им гулять на лужайке. Отошла, обернулась — и чуть со смеху не лопнула. Стоит одинокий Эдик посреди газона, к нему две собаки пристёгнуты, обе поводки натянули в мою сторону и у всей троицы в глазах мольба: «Мама, ты же нас не бросишь?»

С таким напутствием, я вас уверяю, снять стресс в супермаркете не получится. Перед глазами так и стоят три одинокие фигуры посреди газона…

Быстро купила ряженки, греческого йогурта, зернового хлеба, Эдику нарезку батона — и бегом к кассе. Хорошо, прямо передо мной открылась свободная касса и я быстренько расплатилась за свою корзинку.

Выхожу из магазина — а эти трое так и стоят, глаза вперили в распашные двери и каждого выходящего сканируют на предмет схожести со мной.

Обратно шли бодрее, так как всем хотелось ряженки с греческим йогуртом. Ляля так вообще вся извелась:

— А что в бутылочке? А в баночках? А дашь мне то, что в баночке?

Ужин не получилось сделать диетическим… Мои планы были таковы — Эдику молодая картошка в мундирах и копченая скумбрия + помидорка с зеленым луком… себе — ряженка с кусочком зернового хлеба. Всё!

Вот уж точно говорят — хочешь рассмешить Бога? Расскажи Ему о своих планах!

Ужин закончился в каком-то беспамятстве. Не помню, как я отняла у Эдика его копченую скумбрию… Он особо не отбивался, т.к. заранее накупил побольше и картошки, и рыбы. Картошку я тоже у него частично отняла.

В результате объелись все — и муж, и я. Я больше, так как у меня ещё ряженка с хлебом была…

Вот как жить?! Со мной и так из Майкопа приехали лишние килограммы! А как им не приехать, когда каждый вечер то тортик с подружкой придёт, то ещё какое кулинарное хулиганство случится…

Одним словом, воскресный вечер закончился угрызениями совести, очередным искренним раскаянием и обещанием «никогда больше в жизни не есть!»

Одни только Куба, Ляля и Маня чувствовали себя правильно. У них в тарелках было ровно столько еды, сколько им нужно для жизни. Ни на грамм больше.

— Поэтому мы тонкие и звонкие, а ты — толстая, — продлила масла в моё раскаяние Маняха.

Да, так выглядит моё раскаяние
Да, так выглядит моё раскаяние

— Надо дедушку Демидыча попросить, чтобы он тебе еду на тарелку накладывал, как ты нам накладываешь, — сказал Куба, — Он умный, он не положит больше, чем надо.

— Позвать его? — спросила Ляля брата.

— Ты что! — округлил глаза Куба, — Он же просил нас не вмешиваться! Он сам с мамой познакомится, а мы можем всё испортить.

Какой ещё дедушка? Я махнула рукой на собачьи фантазии и пошла сокрушаться перед телевизором. Эдик как раз интересный фильм включил. Он всегда перед сном фильм смотрит, мелатонин себе и мне зря расходует.

— Нельзя так на ночь наедаться, — сказала я мужу.

— А кто тебя заставлял? Сама мою рыбу таскала.

— Надо было у меня отобрать!

— Вот ещё… Что мне, жалко, что ли…

Так и уснули, успев на последнем сознательном вздохе отключить телевизор.

Однако телевизор, отключившись было от электричества, сначала потух, а потом опять включился. Странно… Пульт у меня в руке и я точно знаю, что кнопку включения не нажимала.

— Здравствуйте, дорогие телезрители, — появился на экране какой-то дедок в лохматой шапке, на старовера похож.

Я ещё раз нажала на кнопку пульта. Телевизор даже не моргнул.

— Здравствуйте, говорю, — настаивал дедок.

— Здравствуйте. Вообще-то я вас выключила.

— А это дополнительное эфирное время, — говорит дед, — Бонусом для постоянных телезрителей нашего канала. Я — Афанасий Демидыч, а вы кто?

Я села на кровати и посмотрела на Эдика. Муж спал, повернувшись ко мне спиной и уже начинал похрапывать.

— Я Саша. Вообще-то странно, что телевизор со мной разговаривает.

— А это не он с вами разговаривает, а я, — улыбнулся за стеклами очков дедок.

— А вы кто?

— Я-то? Домовой я ваш. Слыхали про домовых?

Слыхали про домовых?
Слыхали про домовых?

Домовооой… Ну, это нормально. Это я просто сплю. Нормально. Я сплю, и мне снятся домовые. Нечего переживать.

Я с облегчением улеглась на правый бочок, подтянула коленки к подбородку и закрыла глаза.

— Вы спите, спите… — раздалось от телевизора, — Завтра поговорим про секреты питания. Хотите узнать, как съесть много, но без вреда для здоровья?

— Морковку одну, что ли? — на меня уже наваливался крепкий сон.

— Ну почему морковку… можно сыра навернуть целую тарелку и ничего не будет, — телевизор бубнил всё тише и тише.

— Хочу… — и я провалилась в сон без домовых и прочих сказочников.

С домовым Афанасием Демидычем я познакомлюсь утром…

Добавить комментарий