Рабочий пёс Куба, или Как мы стирали собаку в бутылке воды

Эта публикация не для хозяев собак нежных декоративных пород. Хотя… и среди "декорашек" хватает бруталов наподобие моего Кубы.

Ниже будет много фоток.

Как-то раз на тренировке по поиску Куба вывалялся в луже. Я его отругала, а командир отряда мне говорит: "У тебя нормальная рабочая собака, чего ты на него орёшь. Он же у тебя не диванная собачка, так что терпи, это не последняя ваша лужа."

Приготовилась я терпеть следующие лужи, раз уж собака у меня рабочая. А рабочая собака, видимо, решила повысить свою квалификацию и — спустя месяц после того случая — вывалялась даже (пардон) не в *овне (такое тоже было), а в (милль пардон) — пАдали.

Поисковая тренировка проходила на этот раз в лесу, где всякое можно встретить. Вот Куба и встретил. Вывалялся в нём по уши. Втёр это "всякое" в кожу.

Сначала я не поверила своим глазам. Была у меня собака кремовая, а стала — серая. И вонь. Страшная одуряющая вонь… не *овна, а чего-то более гадкого.

— Зырь! Меня никто не почует! Я невидимый!

Куба летел на меня с предвкушением криков "браво" с моей стороны. Однако "моя сторона" шарахнулась от невидимки в сторону.

— Зацени! Маскировка! Классно ведь?

Куба затормозил с пробуксовкой и повернулся ко мне.

— Ты чем воняешь? Это ты в чём вывалялся?
— А вон лежит!, — махнул головой Куба в торону холмика, на вершине которого лежала… мёртвая голова какого-то животного! Череп!

Я всё поняла. Он вывалялся в пАдали. А мы только что приехали на тренировку и сейчас нас выгонят, потому что… потому что никто из статистов не захочет, чтобы его нашла в лесу собака, которая только что вывалялась в падали.

— Мы тут это…, — начала я, подходя к лагерю, где основная часть отряда уже готовилась к первому пуску собак, — мы, наверное, домой поедем. Куба замаскировался…

Но, как ни странно, нас не отпустили домой.

— Пустяки, — заявила Марина, — мы его сейчас отмоем.

Марина — вторая по чеканутости в нашем отряде. Пальму первенства в этой категории уверенно держит командир Наталья. Но Марина недалеко от неё отстала.

— Сейчас мы его мыть будем. Давайте воду и салфетки.

Вы когда-нибудь мыли собаку салфетками? Нет? Попробуйте ради развлечения. Ну, если себя не развлечёте, то окружающих — точно. Я уже молчу про то, отчего отмывать. Одно дело — от грязи. Другое дело — от какашек. И ещё более третье дело — от этого самого. От пАдали…

Без комментариев.

Мы закатали рукава. Сначала я делала ЭТО с осторожностью. Потом привыкла. Салфетки, конечно, ситуацию не спасли, мыли мы засранца практически голыми руками.

Воды на всё ушло вот эта пятилитровая бутылка воды.

Куба кайфовал. Весь отряд ржал, как мы с Мариной отмывали засранца, а засранец пребывал в полной нирване. Он был счастлив. Вы только посмотрите на него:

— Водичка класс. Полей за ушком, Вот сюда… А! Харрррашо!
— Пузо почеши! Она пусть льёт, а ты пузо чеши…

Смыв кое-как бренную субстанцию с кремовой шубы поисковой собаки Кубы, мы с Мариной вернулись в лагерь, хотя воняли мы не хуже собаки. Почему? а потому что собака под конец процедуры омовения отблагодарила нас шикарным душем. Смотрите сами…

Тут мы ещё не успели отскочить.
А тут успели…

Что было потом? Потом была тренировка с участием поискового отряда из Алушты и поисковиков из Лизы Алерт. Все слышали про эту организацию? Нет? Почитайте обязательно про них в интернете. Героические люди. https://lizaalert.org

Наш отряд, отряд из Алушты и поисковики из Лизы Алерт.

Куба высох, но продолжал смердеть, хотя и не так интенсивно. К концу тренировки запах от шерсти вообще испарился и мы позволили себе показать несколько наших трюков вместе с другими нашими собаками для Лизы Алерт. Было классно.

Высохший красаучег Куба выступает перед поисковиками из Лизы Алерт.

Домой возвращались уставшие и довольные, если не вспоминать некоторые детали. Куба сидел в багажнике, положив голову на спинки сидений и вглядываясь в дорогу. Но я всё-таки вспомнила эти детали.

— Куба, не делай так больше. Понимаешь, о чём я?
— Ты про маскировку?
— Про неё. Так делают дикие собаки, а ты домашний. Ты не должен так делать, хотя бы ради меня.
— Но всем было весело… меня мыли, все смеялись, разве это плохо?

Вот что ему возразить? Действительно, было весело.

— Понимаешь, весело было потому, что в отряде люди специфические. Они понимают больше, чем другие люди. Но всё равно это было ужасно. Ты вонял, как… как…
— Сдохшая корова?
— Это ужасно. Не делай так больше.

Куба вздохнул и переложил голову на спинку другого кресла.

— Но я же рабочая собака. Значит, я должен валяться в грязи…
— В грязи! Но не в мертвых коровах! Валяйся в грязи, сколько влезет, только не в какашках и не в падали.

Протухшая субстанция набилась в щели ошейниковой застёжки, но с этим мне ещё предстоит разобраться дома. Вонючие ошейники (вто числе и ЭШО) я буду вымачивать в уксусе… Но об этом в другой раз.

Подписывайтесь!

Добавить комментарий