Про то, почему йорк Митрич больше нас не матюкает

Митрич больше не матюкает нас из окна. И от этого нам даже как-то не по себе…

Но обо всем по порядку.

Есть у нас в доме йорк Митрич. Живет в соседнем подъезде на первом этаже.

Митричем его прозвала я, потому что он не уполномочивал меня раскрывать его истинное лицо. Тем более я сама не знаю, как его зовут на самом деле.

И вот этот самый Митрич перестал на нас орать и ругаться.

Заметили мы это пару дней назад в пять утра, когда всей стаей отправились по важным делам за разрушенные сараи, что возле сгоревших бараков.

Стая — это Куба, Ляля, Эльза, Яна и я. Эдик по утрам в поте лица своего охраняет дом, пока мы гуляем.

Проходя мимо Митричева окна, мы приготовились к тому, что сейчас раздастся непереводимый фольклор мелкого хулигана с бантиком. Его речевые обороты мы знаем наизусть. Обычно это бывает так:

— Куда мимо пошли! Проход запрещен! Стоять, бояться!

— Отжаться… — со вздохом предрекает Ляля следующий перл.

— Отжаться!! Триста приседаний с гантелями!! — разносится из-за стекла.

— Он что ли спортсмен? — каждый раз интересуется Куба, хотя прекрасно знает, что никакой Митрич не спортсмен, а просто ему тоже хочется погулять за сараи возле бараков.

— А что будет, если не отжаться? — спрашивает Эльза. Она Митрича плохо знает, поэтому имеет право на глупые вопросы.

— Не пропустит, — отвечает Ляля, — Он тут главный. У него знаешь, кто папа? У него папа — генерал. Поэтому Митрич нами командует, потому что наш папа — только электрик.

— Ааа… — Эльзе было стыдно не понимать прописных истин, поэтому она сделала вид, что ей всё ясно.

Сын генерала продолжал скакать по подоконнику и драть глотку.

— Я сказал стоять! Куда, мать твою, лыжи намылили?! На первый-второй отчитайсь!

— Первый! — отчитался Куба.

— Вторая!

— А я? Я какая? — засуетилась Эльза. Она совсем не умела отчитываться.

— Ты третья, — подсказал Куба, — но нужно говорить "первый", иначе Митрич запутается.

Митрич и правда запутался. В занавеске. На какой-то миг подоконник опустел. Грохнувшись на пол, йорк отряхнулся, вскочил на стул и снова появился на наблюдательном посту, откуда продолжил ругаться на подчиненных ему детей простого электрика.

— Вы чего, итить-колыхать, ходите туда-сюда по вверенной мне территории?

— Мы по делам, — отрапортовал Куба, — за сараи.

— Где увольнительная?! Чья часть?! Какое подразделение!? Почему воротнички не подшиты?

— У меня нет воротничка, — предъявила свои документы Эльза, — у меня ошейник. Вот.

— Ну, всё! — разъярился сын генерала, — Хана пришла по вашу душу! Сейчас как выйду, и как надаю по шеям!

Обычно в этот самый момент откуда-то из недр комнаты прилетала большая подушка и сбивала Митрича с подоконника. Подушку сопровождали профессиональные матюки папы-генерала. Видимо, это была специальная подушка, чьей целью было придать ускорение хвостатому наследнику для выполнения им своих охранных обязанностей.

Эльза оглянулась себе за спину, ожидая увидеть там таинственную Хану. Но никто по её душу не пришел, кроме мамы Яны и злой тётьки Сашки. Они, как всегда, опаздывали за собаками.

Может, это тётька Сашка — Хана? Эльза решила выяснить подробности чуть позже.

Сейчас им всем надо было смываться с опасного участка вверенной территории, где вместе с Ханой грозился появиться грозный Митрич.

Такие встречи с сыном генерала происходили у нас каждое утро и каждый вечер, потому что путь к старым сараям лежал только под окном сурового йорка.

И вот… очередной поход "по делам" в пять утра. Ничто не предвещало беды.

— Что-то тут не так… — прислушался Куба к своим ощущениям, — Тиховато как-то.

Ощущения давали сигнал сбоя программы. Вот тут, на этом самом месте, у этого самого жасминового куста ощущения ВСЕГДА испытывали сильные эмоции и потрясения. На этом самом месте ощущения поджимали хвост и хотели провалиться сквозь землю оттого, что они живут на белом свете.

Но сегодня что-то пошло не так.

— А где Митрич? — запросто спросила Ляля, не вдаваясь в глубину своих ощущений.

Митрича в окне не было.

Нет. Было ещё страшнее. Митрич в окне был! Но это был другой Митрич…

— Доброе утро, — поздоровалась Эльза, — Нам отжиматься или сегодня марш-бросок в полной выкладке?

Митрич в окне молчал, как статуя Свободы. Только головой водил, отслеживая движения нарушителей-самовольщиков. Вид у него при этом был таинственно-угрожающий. Гордый вид. Как будто он знал что-то такое, о чем мы не догадывались.

Собакам стало жутковато. Они любили постоянство, а тут такой сбой матрицы…

Мы с Яной тоже заметили, что соседский йорк ведет себя странно. Не мельтешит в окне, не обрывает занавески, не царапает стекло, не вопит на весь двор. Просто стоит и наблюдает за нашей компанией. Что с ним случилось?

— Смотри, у него ошейник, — показала Яна на мелкого хулигана.

Точно. Митрич приобрел новый знак отличия. Ошейник-антилай. Маленький беленький кружочек на синей ленточке ошейника выглядел, как наградная звезда героя.

— Антилай нацепили бедному йорику, — сказала я, — теперь весь дом в пять утра спать будет, а могли бы бодрствовать вместе с нами. Эх, не понимают люди своего счастья!

Мою иронию уловила только Яна. Собаки же, сделав свои дела за сараями, не изъявили желание возвращаться домой старым маршрутом.

— Я там не хочу ходить, там Митрич странный. Ещё укусит. Я не люблю, когда меня кусают странные собаки, — упёрся Куба.

— Кубаня, с Митричем всё в порядке. Он просто получил новый ошейник и теперь не будет на вас ругаться. Он просто будет смотреть на вас из окна. Молча.

— Это странно, что молча. Митрич никогда не молчит.

— А теперь будет. До семи утра в будни Митрич будет молчать. У него теперь такой специальный ошейник есть, который из него делает спокойную собаку.

— До семи утра? А потом что?

— Потом, я думаю, ему снимут ошейник, и он сможет высказать нам всё, что о нас думает.

Ляля присмотрелась к молчаливому йорку, оценила украшение и захотела такой же ошейник.

— Только розовиньковый. Купи мне такой же, а?

— Если будешь гавкать почем зря, то купим тебе такой же.

— Эльзе такой надо, чтоб нормальная была, а не гавкала на каждый шорох — пригрозила Яна своей питомице, но та восприняла угрозу, как дар небес.

— Мне? Мне?! Я что ли теперь буду нормальная? Наконец-то!

Так что скоро на экранах Дзена под тремоло струнной группы и жуткое глиссандо оркестровой пилы — молчаливая Эльза в розовиньковом ошейнике со звездой героя. Вам уже страшно? То-то же… лично у меня мурашки по коже.

Фото из lillyloray.com

С вами была Александра и мой канал ДогАнгел. Читайте, подписывайтесь, делайте репосты и просто будьте с нами.

Добавить комментарий