Про Белую Кошку, которая работает инспектором по чистоте

— Ах, опять она тут, — забеспокоилась Надежда Алексеевна, перегибаясь через стойку регистрации, — А ну, брысь! Я только что пропылесосила!

В зал аэройоги вальяжно вплывала белая кошка. Метания администратора она почтила полный презрением, слегка дёрнув хвостом, из чего мы все поняли, что слова Надежды Алексеевны она слышала.

В зал аэройоги вальяжно вплыла Белая Кошка

— Она прекрасно знает, что ей сюда нельзя, — продолжала ворчать администратор, — Это её хатха-йога с третьего этажа прикармливает, там у них голый ламинат, а у нас ковровое покрытие, нам шерсти никак нельзя. Брысь, я кому говорю!

Белая кошка великодушно простила нервному администратору её любовь к ковровому покрытию и припарковалась возле моего «рабочего» места, на котором я как раз выполняла пресловутую «собаку мордой вниз».

Кстати, можете меня поздравить. Моя собака повысила свою породу с таксы до легавой. Во всяком случае, морда моей собаки уже сильно ниже её пятой точки.

— Какая тётка вредная, — сказала белая кошка, смотря прямо в морду моей собаке, — Я виновата, что ли, что работа у меня такая — мне все этажи надо просканировать. Мало ли какой энергетики у вас тут накидали. Мне всё почистить надо. А она орёт.

— Она тут пылесосит, а у тебя шерсть, — пропыхтела я. Говорить головой, которая ниже попы, было не очень удобно.

— Я бы попросила… мы с тобой на брудершафт не пили.

— Сорри. У вас шерсть.

— Нормальная шерсть, — уселась белая кошка на мой коврик и стала вылизывать свой хвост, — Просто она завидует. Сама-то лысая.

— Мы все лысые, мы же люди. Пойдёмте-ка, я вас вынесу отсюда, в раздевалке поговорим.

Я вылезла из полотна и взяла кошку на руки.

— Осторожно, она царапается, — предупредила меня девушка из соседнего гамака, — Она никому не даётся.

Но белая кошка совершенно спокойно сидела у меня на руках и даже мурчала. Это было очень приятно, особенно в сравнении с поведением нашей Маняхи.

— Вы тут работаете? — спросила я кошку, усаживаясь на лавочку посреди раздевалки.

Та потёрлась об мою щёку и с достоинством ответила:

— Я тут инспектор по чистоте, а по совместительству — инструктор йоги. Хочешь у меня заниматься? Я как раз группу набираю. Оплата фантиками.

— Эээ… спасибо, но я уже в эту группу записана.

— У меня лучше, — скромно отвела глаза кошка.

— Чем же?

— У меня собак нет. У меня исключительно кошки — мордой вниз, вверх, калачиком, выгнутой, вогнутой… Собака — примитив, а у меня — изящество, грация, гибкость. Придёшь? Я тебе скидку сделаю — все будут по три фантика платить, а ты — два. Соглашайся!

Я обещала подумать, чтобы сразу не расстраивать конкурента нашему тренеру. Всё-таки заниматься у Лены мне очень нравилось, а от добра добра не ищут, как известно.

— Вы мне лучше расскажите, каким инспектором вы тут работаете, — постаралась я отвлечь кошку от рекрутингового вопроса, — Что это за должность — инспектор по чистоте? Пыль на полу проверяете?

Кошка фыркнула и соскочила с моих рук на скамейку. Села возле меня и притулилась в моему боку.

— Пыль? Пыль пусть ваша администратор проверяет. Я слежу за энергетикой, чтобы всё чисто было. Знаешь, как после ваших занятий приходится чистить! Тут к вечеру столько мусора по углам наметает!

Каждый вечер после разнообразных занятий йогой на всех четырёх этажах Белая Кошка проверяет помещения на предмет энергетического мусора. За весь день его накапливается достаточно.

— Вот, например, занятия на «поющих чашах», — стала жаловаться Белая Кошка, — это когда усатый дядька приходит и начинает на своих кастрюлях музыку играть. Заметь, кастрюли пустые, а народу у него прорва. Чего пришли, спрашивается? Я бы в эти кастрюли положила чего вкусного… была бы столовка. А тут — харчей нет, одна музыка. И приходят же! Сидят на полу, качаются, а сами думают всякие глупости.

— Какие глупости?

— А, ерунду всякую. Дядька им говорит — думайте о хорошем. А они думают про то, где бы им такую кастрюлю купить. Или о том, что дети двоек в школе нахватали. Или что муж мало зарабатывает, или про новую причёску. Или вообще репетируют завтрашний конфликт у начальника.

Все эти мысли, по словам Белой Кошки, оседают по углам зала и сваливаются в большие комки, словно облака.

— Или в зале фитнеса, — продолжает кошка, — Там к вечеру вообще не протолкнуться между мусорных облаков. Надумают за целый день всякой ерунды, а мне убирай за ними…

По словам кошки, энергетический мусор состоит не только из мыслей о детях-двоечниках или про низкую зарплату, а из зависти тоже.

— Вот приходит одна в новых штанах, а другая на неё смотрит и думает: «ишь, фря какая… надо себе тоже такие купить!» Или кто-то похудел, а другой завидует. Эти кучи особенно тяжело убирать. Зависть, она липнет, как горячая смола к чистой ткани. У меня мозоли от этой вашей зависти… Ты тоже завидуешь?

Внезапный вопрос заставил меня задуматься.

— Стой, не отвечай, — Белая кошка опять запрыгнула мне на руки и пристально посмотрела на мою растрёпанную причёску. А вернее, куда-то под неё.

— Можешь не отвечать. Вижу, что ты примитивнее собаки.

— Ну, знаешь…, — почему-то мне захотелось обидеться. Я стряхнула Белую кошку на пол и решительно встала со скамейки. И так много времени сижу в раздевалке, а занятие, между прочим, продолжается.

— Ну и вали в свой гамак, — дернула хвостом кошка, — И скажи этой злыдне, чтобы меня не выгоняла. Я всё равно вечером приду. В этом зале тоже есть что прибрать.

«Вот ведь какая вредная кошенция, — думалось мне во время тренировки, — Ничуть не лучше нашей Маняхи. Все кошки одинаковые!»

— Намастэ, — сказала тренер Лена, складывая руки на уровне сердца, — Всем хорошего дня. Сегодня вы получили много адреналина, но наш организм мудрый, он вознаграждает адреналин килограммами серотонина и прочими гормонами радости. Вы сегодня были большие молодцы.

Занятие окончилось. Чувствуя, как меня заливает волна радостных гормонов, я тоже сложила руки «намастэ» и выпала из гамака. Сегодня я была огромная молодец, делая некоторые упражнения почти как продвинутые девочки из нашей группы… Есть чем гордиться!

Краем глаза увидела, как вдоль плинтуса покатилась какая-то тень. Покатилась в сторону угла и там остановилась.

«Показалось, — подумала я, — Это всё кошка виновата, наплела мне тут всяких сказок. Не буду больше с ней разговаривать».

Вторая тень покатилась вдоль плинтуса и влилась тёмным облачком в первую тень.

«Фигня, — тряхнула я головой, — Не надо обращать внимание. Сейчас поеду в «СпортМастер», куплю себе спортивные лосины, новую футболку и буду красоткой, как тренер Лена. А свои треники и старую футболку выброшу на помойку.»

Сбоку что-то стукнуло. Вдоль плинтуса шестерёнкой прогромыхала тень и воткнулась в мутное облако в углу зала.

За стеклянной дверью коридора сидела Белая Кошка и лизала лапку. До вечера у неё было ещё десять занятий на всех четырёх этажах нашей спортивной студии.

Белой Кошке будет чем заняться этим вечером.

Добавить комментарий