Праздник удался. Маня скандалит, Лялька крадёт "тройку", а Куба сам себя мордой в торт (+аудио)

День рождения Кубы вообще-то был вчера, но, поскольку вчера была пятница и мы с Лялькой после работы ездили в Симферополь в клинику, то застолье решено было перенести на субботу.

Праздничный стандартный набор

К слову — у Ляли всё в порядке с лапкой. По поводу сожранного бинта велено наблюдать — если будет рвота, то это обозначает, что бинт собрался комком и создал непроходимость. В этом случае вазелиновое масло противопоказано. Однако нас, кажется, пронесло.

Итак, мы решили праздновать.

— Куба, что хочешь — тортик из печёнки или из фарша кролика?
— Хочу тортик из печенки и фарша кролика. И огурцов побольше.
— Тогда сделаю тебе из огурцов, фарша кролика, капусты, морковки и сыра.
— Сыра! Побольше сыра!

Тортик получился знатный. В фарше сделала углубление, туда положила тёртую морковь и мелко нарезанную капусту, сверху накрыла "крышкой" фарша, посыпала всё тёртым сыром, а по боку оформила огурчиками.

— Маня, иди, оцени шедевр.

Маня уже давно сидела возле миски с нарезанными огурцами и наблюдала, куда я эту гадость прилеплю.

— Он и это съест?
— Съест и ещё добавки попросит.
— Ну, о вкусах не спорят… Выглядит неплохо, но чего-то не хватает.
— Свечек?
— Точно, свечек.

За свечками послали Эдика, дав указание купить одну свечку в виде цифры "3". Магазин у нас в доме, нужно только спуститься из подъезда, поэтому муж вернулся быстро.

— Я же просила одну свечку в форме цифры "3"!
— Не было три, были пять.

Вместо традиционной деньрожденческой свечки эдик принёс пять "смешариков" на палочках. Вроде тоже свечки, но совсем не то, что я хотела.

— Это кто?, — спросил Куба, когда я распаковала смешариков.
— Это такие свечки, в виде героев мультфильма.
— Это как будто папа, ты, Маня, Лялька и я…

Точно! Пять свечек — вся наша семья, очень символично.

— Неправильно это, — сказала Маня, — должно быть три. Ему три года, а не пять.
— А мы сейчас на торте сделаем цифру "три". Вот так…

Я выложила из тонкой фаршевой колбаски "тройку" на тёртом сыре. Лялька, прыгая на задних лапах и передними перебирая по столешнице, тянулась посмотреть, чем это мы там заняты.

— И мне! И мне показать! Я тоже хочу посмотреть!
— Это тортик для Кубы, — взяла я её на руки и поднесла к торту на безопасное расстояние. Лялька внимательно посмотрела на тройку.
— Я тоже так умею.
— Тортик делать умеешь?
— Цифру делать умею. Я каждый день по несколько раз такое делаю. Только у меня всегда "нолик" получается…

Я присмотрелась к торту и поняла ЧТО Ляля имела ввиду. Так, ладно, не будем заострять внимание.

— Давайте фотографироваться! Куба, садись сюда, Ляля к папе на ручки, и Маню возьмите. Маня! Ты где?

Маня зашхерилась под душевую кабину. Вытащить её оттуда совершенно невозможно, нужно только выманивать.

— А кто сейчас будет кушать? Маня будет кушать? Иди скорее, я свежие плюшки достала!

Команда "кушать" срывает с места Лялю и Кубу. Эдик не успевает задержать их, и они уже на кухне. Кушать.

— Вы! марш на место! Мне Маня нужна, а вы пошли отсюда к папе.
— Мы кушать!
— Марш! Не делайте мне нервы!

Маня высовывает голову из под кабины и на полусогнутых перетекает на кухню, где прячется под стулом. Там я её и беру тёпленькую.

Маня в шоке

— Где мои плюшки? Куда ты меня тащишь?
— Сначала будем фотографироваться, у Кубы сегодня День рождения.
— Я не буду участвовать в ваших вакханалиях! Сами фотографируйтесь, без меня.
— Давай парочку фото сделаем, и пойдёшь к своим плюшкам. Одевай колпачок.

Колпачок вывел Маню из себя. Она машет лапами, шипит на резинку, стряхивает колпак со своего уха.

А тут ещё Кубка рядом сидит, скалится. Нервирует.

Маня отказывается участвовать в нашей вакханалии

— ИдЬЁт! Чего ты радуешься? Тебя сейчас фотографировать будут, а ты радуешься.
— Потому что праздник.
— Лялька, ты не слушай их! Они тебя дурному учат. Тортики эти — это ж прямая зависимость, втягивает не хуже валерьянки! Поставят тебя Эти на кривую дорожку, не сойдёшь!
— Мяня, что ты мелешь! У нас праздник, а у тебя прямо похороны какие-то…
— Дитё бы пожалели! Ваши фальшивые тортики ей всю фигуру исковеркают! Ей ещё жить да жить, ей ещё замуж выходить!

Дитё собиралось не просто жить, а жить с зависимостью. Пока мы отвлекались на Маню, Лялька прицелилась на цифру "3" и чуть было её не слопала. Хорошо, Эдик успел схватить вора за морду.

Эдик успевает схватить вора за морду

— Давай скорее настраивайся, а то Куба останется без торта.

И тут Маня кааак двинет Кубу по носу лапой! Тот только хотел ей колпачок поправить, а Маня подумала, что он ей голову откусывает и, соответственно, врезала агрессору по морде.

— Ты чего дерёшься? Я тебе колпак поправляю.
— Свой поправляй! Эти из вас клоунов делают, а вы рады стараться…
— Мы любим клоунов, это весело.
— Весело им… вас личности лишают, а им весело…

Маня начала шипеть и рваться у меня из рук:
— Свободу!!! У меня клептомания! Я не переношу замкнутые пространства! Простора мне! Долой диктатуру! Шшшшш!!!

— Наверное, не клептомания, а клаустрофобия?
— Дура! Выпусти меня! Сейчас порву вас на ошейники для мелких пород!

Пришлось выпустить кошку, чтобы она нас на ремни не порвала. Клаустрофобия страшная вещь, по себе знаю…

Дальше мы фотографировались без скандалистки Мани, которая, однако, далеко не убежала, а уселась на спинке дивана и наблюдала на "вакханалией" с безопасной высоты.

Собаки ведут себя прилично

Собаки сидели спокойно, Лялька только переживала, что ей тортика не достанется.

Но вот пришла пора отдавать торт на растерзание имениннику.
— Куба, осторожно. Не хапай всё, ешь аккуратно.
— А Лялька тоже будет его есть?
— Нет, у Ляльки будет свой корм, ей пока нельзя сырое мясо.
— Ты её тогда держи, а то она у меня отнимет…

Это точно, Ляля может отнять у Кубы еду и тот ничего ей за это не сделает. Укусив её однажды за попытку внедрения в его миску, он сам так испугался, что с тех пор позволяет Ляльке делать всё, что она захочет.

Вытащив смешариков из тортика, я протянула Кубе вкуснятину.

Все видели комедийные фильмы, где герои получают тортом по лицу. Так вот наш Куба САМ СЕБЕ дал по морде собственным тортом. Он воткнулся в него с таким чавканьем, что мне стало стыдно за брешь в его воспитании.

— И я! И мне по морде тортом! Я тоже так хочу!

Лялька рвалась из рук, а Кубе тем паче ввинчивался в кучу фарша и овощей. От моего шедевра с пятью свечками остались только ошмётки капусты и огрызок огурца, залетевший под диван.

Памятное фото именинного торта.

— А я тебе говорила, топить надо было этого, пока маленький был.
— Маня, отвянь. Сидишь себе и сиди. Не захотела с нами праздновать, теперь сиди скучай в одиночестве.
— Сейчас-то конечно… жалко топить… Сколько денег в него вбухали… Вон какой конь вымахал. Ты бы вместо тортика ему кальян купила.
— Почему кальян?
— Потому что он окурки по газонам собирает. А так кальян ему прицепила — и пусть ходит себе культурненько.

Пришлось согнать кошку с дивана, чтобы не мешала нашему празднику. Но цифру "3" Лялька всё-таки у Кубы стащила… Не углядели мы…

Добавить комментарий