Метод возвращения памяти. Эльза таскает пирожки

Не могу найти подарок своей тетушке… Подушка-валик с травами, специально купила в центре Неумывакина… Куда дела? Всё перерыла, не могу найти!

Скоро мы стартуем в Майкоп, нужно найти подарок. Очень нужно.

Нервы на пределе. Помню, что лежала эта подушечку вот тут. ВОТ ТУТ ЛЕЖАЛА! Кто взял?!

— Я не брал, — икнул Эдик и смылся во двор готовить машину к выезду.

— А я вообще ее тут не видела, — очумело сказала Яна, закатывая сотую ложку тушеной капусты в сотый пирожок. Она нам сегодня целый день пирожки в дорогу стряпает и от этого она сегодня слегка того… очумелая.

— А я говорю, что вот тут лежала!

— Ты ее когда последний раз видела?

— Ну… Месяц назад точно видела. А что?

— Хочешь, научу, как найти потерявшуюся вещь?

Я уже ничему не удивляюсь от этой Яны. Она все знает, куда ни плюнь.

— Хочу.

— Иди в комнату, сядь и открой рот. И думай про эту вещь. Обязательно вспомнишь.

Думать я могу хоть сидя, хоть лежа… Но с открытым ртом не могу. Рот во время думания у меня обычно закрыт, если я в тот момент в него не ем.

Пришла в спальню, прилегла на кровать и рот раззявила. Думаю. Куда я дела эту подушку?

Собаки при мне. Им все равно, как я лежу, с закрытым ртом или с открытым. Они меня любую любят.

Пришла и Маняха, села у моей подушки и заглядывает мне в открытый рот.

— Она тебе не всё сказала. Чтобы сработало, туда надо еще плюнуть. Плюнуть тебе туда?

Рот сам собой захлопнулся. Еще мне не хватало, чтобы всякие кошки мне плевали, куда их не просят.

— Уйди! Без тебя справлюсь!

— Да пажаалста, — протянула Маняха и села ко мне спиной, — больно надо помогать…

Место, куда я могла засунуть подарок, не вспоминалось. Я вертелась с боку на бок, не забывая держать рот открытым. Но ничего не помогало. Пару раз прикусила себе язык. Вспомнила нехорошую мать японского городового, а место не вспомнила.

— Язык не обязательно свешивать, ты же не собака, — подсказала мне Маня.

— Отстань, он сам свешивается. Попробуй сама столько времени держать рот открытым, мышцы же не железные. Язык устал и сам падает.

В нашу дискуссию вступил Куба.

— Язык надо правильно свешивать, он тогда не будет прикусываться. Это такой научный метод. Показать тебе, как?

И Куба стал изображать, как это делает он.

Куба свешивал его направо, налево, вперед, наза… назад не свешивал. Он его сворачивал рулетиком, трубочкой, делал из него волну…

Я так никогда не смогу повторить…

Урок по научному свешиванию языка завершить не удалось. Из кухни раздался вопль нашей пирожковой Золушки и в комнату ворвалась Эльза с подозрительно раздутой мордой.

— Фъяфье ея фе фифуй, — она еле дышала, — я хайфь фъийиа…

В переводе это обозначало "Спрячьте меня где-нибудь, я харч стибрила".

Где она набралась этого приютского жаргона, догадаться не трудно.

Заскочив ко мне на кровать, она принялась повизгивать и яростно мотать головой. Харч был явно только что из духовки.

— Дай сюда, — я засунула руку ей в пусть и вытащила горячий пирожок с капустой, — пирожки собакам нельзя.

Половину пирожка она все-таки проглотила, а вторую мне пришлось отнести на кухню, где его МамаЯна совершенно некинологично скормила кухонной воровке.

— На, моя девочка, доедай, — сказала Яна и добавила, опомнившись: — Но больше не воруй, это нехорошо.

— Ага, — ответила Эльза и тут же посягнула на оставшиеся пирожки. За что, конечно же, была торжественно выведена за ухо из кухни.

Если вы не верите, что все именно так и было, то вот вам эти самые пирожки. Другие фотографии сделать не удалось по причине раззявленного рта. Вы сами попробуйте открыть рот и делать фотографии… ничего у вас не получится.

Те самые пирожки

А подарок для тетушки я так и не нашла. Впрочем, еще не вечер. Еще посижу с открытым ртом, подумаю за жысь и обязательно вспомню.

С вами была Александра и мой канал ДогАнгел со всеми его обитателями. Подписывайтесь, у нас тут весело.

Добавить комментарий