Маняха собирает манатки и возвращается домой

Не спится чего-то… Кубка громко дышит, спать не даёт. Лялька вошкается во сне. Этот храпит, Эта ходит туда-сюда.

Этой тоже не спится, решила ночью ватрушек напечь, потому что Этому на завтрак есть будет нечего, а ему на работу. Ничего, что холодильник не закрывается от всяких плюшек. Нет, ей надо ночью ватрушки стряпать и спать никому не давать.

Маняхе не спится

Лялька тоже встала, ходит за Этой, как приклеенная. Цокает по полу когтями туда-сюда.

— Лялька! Иди спать! Шуму от тебя, как от солдата в сапогах…

— Я с мамой, — говорит Лялька, — вдруг она уйдёт без меня.

— Куда она уйдёт, ты на время посмотри — два часа ночи! Куда она уйдёт… Накатает сейчас своих ватрушек и спать завалится. Иди спать, говорю!

Но Лялька упрямая, так и ходит за Этой, когтями гремит, хотя когти ей на прошлой неделе педикюрили.

Поду, что ли, в свой блог напишу, раз уж не спится.

Здравствуйте. Я — кошка Маняха, писательница и блохер. Пишу о своих двуногих питомцах и четвероногих собаках. Подписывайтесь, если хотите знать, что у них в семейке творится.

Последнее время я, правда, редко пишу. Некогда. За Этой следить надо — она же книжку надумала издавать, а без меня у неё ничего не получится. Пришлось блог забросить и заняться издательским делом.

С Домовым ещё переговоры начала…

У нас свой Домовой есть, Демидычем зовут. Он на канале Этой ошивается, а я хочу, чтобы он у меня был. Пришлось с ним переговоры вести.

— Демидыч, — говорю, — а, Демидыч… Выдь-ко, погутарить надоть…

Не знаю, почему, но с Демилычем так и тянет говорить по-старославянски. В нормальной жизни я нормально говорю, а с Демидычем прям хочется косоворотку надеть, кокошником подпоясаться и в лаптях "Лезгинку" танцевать.

— Ты, девка, кокошник лучше на голову надень, а подпоясываться лучше кушаком, — говорит мне Демидыч, — А лезгинку можешь хоть в лаптях, хоть босиком танцевать, мне любая понравится.

Мысли читает. Надо с ним поосторожнее думать.

— Ты почему ко мне на канал не приходишь, — спрашиваю я его, — К Этой приходишь, а ко мне нет.

— Дык… — отвечает, — Она же хозяйка, я с ней должен быть.

— Я хозяйка, — поправляю я его, — А Эти у меня живут и мне нервы мотают. Ты у меня на канале должен работать, а не у неё.

Демидыч из своего шкафа выбрался, рубаху свою красную ладошками разгладил и говорит:

— Ты кошка, а кошки всегда думают, что они самые главные. Это вам, — говорит, — простительно, потому как вы кошки. Но на самом деле хозяйка в доме — твоя Эта, а ты — её четвероногая питомица.

Это он загнул… Питомица, говорит, я у Этой. Всё перепутал, старый… Всё наоборот — это у меня двуногие питомцами живут, а не я у них.

Ну да ладно, я ему потом объясню, кто чей питомец.

— Ты чего звала-то меня? — спрашивает Домовой, — А то ведь мне спать пора. Это у вас день с утра начинается, а мне с утра постельный режим прописан до самой ночи. Чего надо-то?

Как я ему объясню, что я его переманить хочу? Откажется ведь, и вообще разговаривать перестанет. А мне надо, чтобы он со мной был, а не с Этой.

— Перестану, — прочитал Домовой мои мысли, — Это ты правильно понимаешь. Ты меня не переманивай, а дружи. Служить я буду твой хозяйке, а с тобой дружить будем. Дружба — она завсегда полезная, и тебе полезная, и мне, и хозяйке твой, и собакам вашим.

— Дружить скучно, — пришлось мне признаться, раз уж от него ничего скрыть не получается, — Дружить — это как-то по-собачьи, а мне надо, чтобы целиком… чтобы только мой… для меня…

Демидыч порылся в своей котомке, вытащил оттуда кулёк с семечками и стал их грызть.

— Будешь? — протянул он мне кулёк.

— Буэ… гадость!

— Ну, как хочешь, а я пощёлкаю. Нервы хорошо успокаивают.

Сели мы с ним на спинку дивана, лапы свесили и сидим. Молчим. Первым Демидыч заговорил.

— Вот ты, говоришь, дружить тебе скучно. А что же того, по-твоему, весело?

— Ну… Собак гонять. Двуногих воспитывать. Критиковать люблю. Я бы вообще могла критиком работать, деньги зарабатывать.

— Критиком чего?

— Не чего, а кого. Этих своих, питомцев двуногих. Они всё неправильно делают, живут неправильно, едят неправильно. Собак воспитывают неправильно. Намедни Эта статейку написала про лекарства от глистов, а сама в этом ни бельмеса не понимает. Ей одна так в комментариях и написала: "Вы, пишет, как есть профан в вопросах глистов и прочих блох".

— А Эта что?

— А Этой хоть кол на голове теши. "Я, говорит, и точно профан, и мне, говорит, хорошо с этим жить". Потому что профессиональная дура.

— Рази ж можно так на хозяйку обзываться… Ты, девка, за языком-то следи. Расскажи лучше, как ты её воспитываешь

— Прикинь. Восемь лет воспитываю! Толку — ноль. Вот, завела себе свой канал, теперь тут живу. Одной хорошо…

Демидыч помолчал, поплевал шелухой в ладошку и говорит:

— Хорошо ль? Чойта сумлеваюсь я, что хорошо тебе одной.

И смотрит на меня своими очками круглыми, типа в душу глядит.

Вот ещё… буду я ему душу раскрывать… обойдётся. Не хочет у меня на канале жить, так пусть и в душу ко мне не заглядывает.

Но, если честно, то скучно. У Этой на канале вечно что-то происходит — то ругаются, то мирятся, то жилетки шьют, то читатели её Вассерманом обзывают, то липу под окнами садят, то книжку выпускают…

А я одна. И даже Домовой не хочет у меня на канале жить.

Маняха и Демидыч с семечками

— Охо-хо-нюшки… — всхлипнул Демидыч, — Не сладкая у тебя жизнь, девка!

Лучше б молчал! Мне самой себя стало жалко. Пластаешься для семьи, а они меня… выселили… на отдельный канал… словно собаку какую на коврик в прихожей…

— Ой, не рви душу! — хлопнул Демидыч по своей коленке и засунул кулек с семечками в котомку, — Я знаю, что надо делать!

— Ко мне пойдёшь работать? — обрадовалась я.

— Есть другой план! Поинтереснее. Посолиднее! Слушай меня внимательно…

*******************

Здравствуйте. Я — кошка Маняха, соавтор этого канала. После коротких согласований с Этой я решила вернуться на старый канал. Мои доводы Эта не посмела опровергнуть, так как я никогда не говорю глупостей, а одну только полезную правду.

Мой канал я резервирую за собой и, если Эта будет себя плохо вести, уйду от неё обратно. Надеюсь, она будет себя хорошо вести.

И это не Домовой мне подсказал вернуться. Вот ещё! Я сама так решила. Иногда я буду заглядывать на свой канал, чтобы поддерживать там порядок. Но в основном буду писать здесь.

А потому что пропадёт без меня Эта малахольная. За ней же глаз да глаз нужен! Особенно сейчас, когда она затеяла издевательское дело со своей первой книжкой…

С вами была я, писательница, блохер и соавтор этого канала. Фух… аж полегчало!

Добавить комментарий