Ляля, стресс и силиконовые уши

На свой День рождения Ляля получила вкусняху-погрызуху, 2-in-1.

Погрызуха для Ляли и Кубы

Так сказать, с мыслью о товарище.

Товарищ Лялькин, он же её дядька, а по совместительству старший брат Куба, подарку очень обрадовался. Он уже однажды познал счастье обладания такой жевательной косточкой, поэтому радости от подарка у него было больше, чем у именинницы.

— Это что? — принюхалась Ляля к непонятному запаху.

— Это такая вкусная штука, — объяснил ей Куба, — Антистресс называется.

— Анти что?

— Стресс. Если её грызть, то стресса у тебя никогда не будет.

— А если не грызть?

— Тогда будет.

Ляля огляделась вокруг, но никакого Стресса вблизи не обнаружила.

— Он какой, этот Стресс?

Куба пожал плечами. Ему было важно следить за упаковкой "антистресса", которую я собиралась вскрыть. Лялькин вопрос он проигнорировал.

Зато к вопросу именинницы внимательно подошла Маня.

— Стресс такая штука, которая бывает только у живых.

— Как это?

— Так это. У мёртвых стресса не бывает.

Ляля ничего не поняла, она не знала, кто такие "мертвые". Однако с вопросами постаралась не лезть и подождать, пока Маняха закончит свою образовательную лекцию.

— Вот, например, Кубка, — продолжила Маня, — У него стресс отчего?

— Отчего?

— У Кубки стресс оттого, что он живет не сам для себя, а для Этих.

— Для мамы и папы?

— Да. Если бы он жил для себя, у него была бы ровная психика. А так у него психика кривая.

— Это как?

— Сейчас объясню. Кубка кто?

— Мой брат…

— Я не про это спрашиваю! Он кто? Кот? Собака?

— Собака… вроде…

— Вот именно! Вроде! Это потому, что у него психика кривая от стресса. Даже ты сомневаешься, что он собака.

— А кто же он?

— Он не собака, это я тебе точно говорю.

Кубка, который не собака, в это время стоял на задних лапах, передними опираясь на кухонную столешницу и пускал нитку слюны при виде вскрытой упаковки погрызушек. Всё его внимание было приковано к этим двум кусочкам жевательных косточек, и он не мог слышать, как Маня назвала его "не собакой". Иначе бы он очень заинтересовался продолжением кошкиного урока.

Ляля же, услышав, что её любимый Куба "не собака", посмотрела на стоящего на задних лапах брата со смешанным чувством ужаса и восхищения. Она знала, что Куба мечтает стать человеком, она и сама собиралась начать мечтать о том же самом, но она и не подозревала, что Куба настолько приблизился к своей цели.

— Он слишком сильно попал под влияние Этих. Я тебе говорю, он уже наполовину Этот.

— Человек?!

— Да. Видела, он уже на двух лапах ходит. Видела?

— Мама ему за это мячик кидает… а если я буду на двух лапах ходить, я тоже стану человеком?

— И даже думать не смей. Ты — кошка, хоть и собака. Я на тебя зря, что ли, здоровье своё положила… Ходи на четырёх, заставь других себя уважать!

И вот настал тот момент, когда Куба и Ляля получили свои половинки именинного подарка.

— Куба, Ляля, ко мне. Осторожно берем! Куба, если ты мне опять пальцы откусишь, я тебе больше не дам вкусняху.

Куба любит откусить пальцы дающего. Восторг от получения удовольствия у него всегда затмевает всё его воспитание и он не может удержаться, чтобы не хапнуть вместе с плюшкой и мою руку.

Но, если ему два-три раза строго сказать "Осторожно", он берёт из рук одними губами, очень аккуратно и бережно.

Ляле же не надо говорить, она всегда кушает деликатно.

Получив свои половинки антистресса, собаки стали метаться по кухне, пряча свои богатства от врагов и завистников.

Куба в результате нашел укрытие в темноте прихожей, откуда тут же раздался грохот разгрызаемой вкусняхи.

Ляля стелилась под моими ногами. Она была уверена, что я спасу её косточку от коршунов, которые уже кружили над нашим многоквартирным домом с целью отобрать кусок у девочки-лялечки.

— Лялюня, ешь спокойно, никто у тебя не заберёт твою косточку.

— А Бабайка?

— Бабайка такое не ест. Он любит кашку с масличком, а косточка твёрдая для Бабайки. Ешь спокойно.

Ляля легла посреди кухни на живот, раскинув задние лапы и стала чмокать прессованным лакомством. Она не грызла, а именно чмокала, стараясь размочить жвачку и продлить себе удовольствие.

— Дай понюхать, — подошла к Ляле кошка, — да не бойся ты, никто у тебя твою соску не заберет. У меня свои антидепрессанты.

Маня обнюхала именинницу с подарком и, недоуменно хмыкнув, отправилась по своим делам, бросив на ходу:

— Гадость какая…

— Мням-мням-мням… — чавкала Ляля, — лекарство не должно быть вкусным, так мама говорит.

— Какое лекарство?

— Сама же сказала, что это антистресс.

Маня не любит, когда её ловят на слове. Поэтому она обязательно отвечает на вызов, и она ответила:

— Антистресс? Успокоительное? Зачем оно тебе? Сегодня ты хочешь антистресс, завтра тебе понадобится вставная челюсть, послезавтра накачать силиконом уши… Зачем? Не проще сходить и набить кому-нибудь морду?

Ляля перестала чавкать, но "лекарство" из пасти не выпустила. Предложение набить кому-нибудь морду её не так заинтересовало, как картинка накачанных силиконом ушей…

— А можно? — осторожно спросила она кошку.

— Что можно? — не поняла Маня.

— Уши. Силиконом. Можно?

— Зачем?

— Ну, чтобы морду никому не бить. Уши — это красиво… Вот у нас в парке есть Линда, она овчарка… у неё знаешь, как уши стоят… она их наверняка силиконом намазала.

Маня потрясла головой, стряхивая воображаемую картинку овчарки с силиконовыми ушами.

— Какая нафик Линда!

— Овчарка.

— Какая нафик овчарка! Я тебе про что говорю?

— Про ушки…

— Я тебе говорю про твою дурацкую кость! Гадость, говорю, эта твоя жвачка! Никакой стресс она не снимает.

Ляля дёрнула плечиком и снова принялась за косточку. Она решила больше не слушать кошку. Ляля обиделась.

— Чтобы снять стресс, его нужно сначала повесить. Я стресс не вешала, мне и снимать нечего. Зато я попрошу маму, она мне намажет уши силиконом, и я буду как Линда, со стоячими ушами. Вот.

Маня очередной раз убедилась, что ученицу ей подсунули с полнейшим кретинизмом. Бракованную ученицу подсунули. Мало того, что она ничего не понимала из сказанного, так она еще и свои теории выдвигал, одни глупее других.

Ляля и косточка

Ляля же продолжала чавкать своим именинным подарком, думая примерно следующее:

"Всю косточку есть не буду, спрячу половину под диваном. Вдруг мама не разрешить уши силиконом намазать… тогда придётся кому-нибудь бить морду. Вот тогда точно будет стресс. Тогда мне косточка понадобится…"

А с вами была Александра, которая попыталась поднять настроение своим читателям смешным рассказом из жизни своих четвероногих питомцев — Кубы, Ляли и кошки Мани.

Добавить комментарий