Ляля, Куба и Маняха поздравляют Демидыча с Днём Дур… Домового и пьют чай с конфетами

Говорят, 1 апреля — День Домового… А я думала, это День Дур… Юмора. Но поздравить нашего домового надо, чтобы не обиделся.

С самого утра пошли мы поздравлять Демидыча, он ещё спать не лёг после ночи.

— А я вам говорю, что 1 апреля — День Дурака, — ворчала кошка, лениво вышагивая за нашей процессией и обтираясь о каждый угол, — Сейчас поздравите его с Днем Дурака, а он и обидится.

— А мне Бетька сказала, что сегодня День Юмора, — то ли возразила, то ли поддержала кошку Ляля, — Сегодня надо всех смешить и самим смешиться.

Праздник то ли Дурака, то ли Юмора, то ли Домового начался с того, что наш папка, не продравши глазья с ночи, вместо кофе себе заварил мой цикорий в количестве 4 чайных ложек, а мне — 1 чайную ложку (с горкой) настоящего молотого кофе…

Уселся за стол, взял бутерброд с паштетом и "кофе" его запивает.

— Какой странный кофе, — говорит, — Как будто его кто-то сжёг. Кто покупал этот кофе?

— Да ты и покупал в Доброцене, — отвечаю я и сама тоже прихлёбываю свой "цикорий".

Чувствую, а мой любимый цикорий горький, как хина. Совсем не то, что я привыкла пить по утрам.

— Ты мне что заварил? — спрашиваю мужа.

— Как обычно, цикорий. А что?

— Какой-то странный у него вкус.

— Вот! И у меня странный! А я говорил, что после постройки Крымского Моста к нам хлынут всякие эрзацы вместо нормальных продуктов! Что они нам завезли?

"Они" — это у Эдика всё, что он не любит: прежде всего депутаты и губернаторы всякие. Это "они", по его мнению, завезли к нам в Крым горький цикорий и непонятного вкуса кофе. Гады такие!

Ну, пробуем завтракать дальше… Эдик пьёт "депутатский кофе", морщится и ругается на власть, которая позволяет из Крыма делать свалку для негодных в России продуктов.

Я молчу, потому как спорить с ним бесполезно. Молчу и мешаю свой "цикорий". Смотрю — а на дне не растворившиеся частички плавают. Тут мне стало всё ясно.

— Эдик, — говорю, — А ты мне что заварил? Ты откуда этот "цикорий" взял? Дай-ка мне попробовать твой "кофе".

Попробовала, и точно. Перепутал.

Кошка тут как тут.

— Семейка олухов. С кем приходится жить…

— А нам нравится жить с олухами, — посмели перечить кошке Куба и Ляля, — С ними весело.

— Это точно, — согласилась кошка, — Обхохочешься как весело.

Нет, я не идеализирую нашу власть и прочих депутатов. Но мне не нравится, когда на них вешают то, что они не делали.

— Депутаты, говоришь, виноваты? — спрашиваю я Эдика, — А кто мне натуральный кофе заварил? А себе аж четыре ложки моего цикория забабахал? Депутаты?

— Ну чего ты опять начинаешь?

— Нет, давай поговорим об этом! Ты же хотел поговорить, как всякий эрзац в Крым везут? Вот давай поговорим про этот эрзац, откуда он в наших стаканах появляется.

Поругаться не получилось. Эдик посмотрел на часы и сделал вид, что опаздывает на работу.

— Кофе попью из автомата, — бросил мне из коридора, — Пока-пока.

Кошка моментально метнулась в прихожую, где у неё банка с мелочью стоит. Видимо, хотела проследить, чтобы Этот опять у неё из банки мелочь не потырил себе на "автоматный" кофе. А то была уже история с этой банкой…

— Точно сегодня День Дурака. Ваш день, — припечатала она меня и собак в том числе. — Пошли уж лучше Демидыча поздравлять.

Демидыч, как я уже сказала, только собирался ложиться спать.

Спит он на полке, где у меня сложены зимние вещи. Там ему мягко и уютно. Но, если честно, мне сильно хочется ему собственный угол сообразить, а то что же это… старик — и на полке живёт.

Демидыч как раз взбивал мою шапку, чтобы положить её себе под голову, когда наша компания постучалась к нему в шкаф.

— А? Чего?

— Дедушка Демидыч, — начал Куба, — Сегодня праздник Дур… Домового, мы пришли тебя поздравить. Поздравляем.

— Да! Поздравляем! — подтвердила Ляля.

— Будь здоров, не кашляй, — присоединилась к поздравлениям кошка.

Демидыч заохал и начал суетиться.

— Эх, мне вас и угостить нечем, — стал он рыть под сложенными свитерами, — Сейчас… где-то у меня тут конфета лежала… Неужто я её съел?

— Не надо конфету, — сказала я, — Мы тебе конфеты в подарок принесли. Если ты не против, то пошли с нами чай пить.

— С конфетами! — усилила эффект Ляля и округлила глаза, — Только ты скажи маме, пусть она нам тоже даст!

Куба, Ляля и Демидыч — праздничный завтрак 1 апреля

И мы пошли пить чай. Разумеется, Маняха одарила нас фунтом презрения и отказалась сидеть с нами за одним столом. Но мы не особо переживали.

Вместо конфет собаки получили по миске сушеного лакомства и по чашке ряженки. А Демидыч — молоко и конфеты. Чай пила одна только я. Без конфет.

Вы ещё не заказали себе Первую книгу канала DogAngel? Сейчас самое время это сделать. Эта форма поможет вам попасть в список претендентов на эксклюзивный тираж:

Добавить комментарий