Ловля на живца

Мы продолжаем готовиться к соревнованиям по послушанию, которые пройдут 13 декабря в нашем клубе собаководства при ДОСААФе.

Соревнования эти будут не простые, а золо… пардон, а инструкторские. Между собой будут соревноваться инструктора-кинологи, показывая свою работу на своих подопечных.

— Я подопечный! Я с тётей Наташей занимался! — засуетился Куба, — Я буду показывать!

Куба собрался на тренировку

— И я! — присоседилась Лялишна.

— Ты не будешь, ты с тётей Любой занималась. Твоя тётя Люба в другом городе живёт, а моя Наташа рядом с нами. Ты не будешь показывать, а я буду.

— Ну и не надо… — надулась Ляля, — подумаешь… я тоже могу показать! Сейчас пойду и покажу, как я умею показывать.

Тут Ляля спохватилась, что она не знает, что именно надо показывать.

— А что показывать?

— Рядом показывать, сидеть-лежать показывать, ко мне показывать и разное такое, — начал важничать Куба своими знаниями.

— Это я умею! Это я могу хоть сейчас показать!

— Это надо по команде показывать, а не когда тебе захочется. Ты всё делаешь, когда тебе захочется, а надо по команде.

Мы ненадолго прерываем нашу трансляцию, чтобы передать важное сообщение. Котейка читательницы Александры Сноповой срочно нуждается в переливании крови (нужны доноры). Живёт в Севастополе. Чей хвост может помочь, пусть звонит в клинику ВетМир (Античный-18) по тел. +7 978 020 55 51

Ляля продолжила обижаться. И совершенно напрасно. На тренировку перед соревнованиями мы поехали все вместе — и Куба, и Ляля, и Бетти.

— А ты зачем с нами едешь, — удивилась Ляля, когда Бетти взгромоздилась рядом с ней на заднее сиденье автомобиля, — Мы Кубу везём на тренировку, а ты почему с нами?

— Потому что у меня соревнования, — буркнула Бетти.

— И у тебя?! А у меня когда будут?!

Ляля совсем расстроилась. У всех соревнования, только не у неё!

К началу тренировки мы опоздали на несколько минут. Из окна инструкторской машины сиротливо торчала голова Эйзы и громко пела песню "Позабыта я, позаброшена".

Эйза из машины своей хозяйки исполняет хит: "Позабыта я, позаброшена"

На площадке уже занимался неизвестной науке кобель немецкой овчарки.

— Новенький, — тоном знатока сказала Бетти, — я тут всех знаю. Этот новенький.

Молодой кобель на длинных подростковых лапах, в плотном кожаном наморднике пытался качать свои права инструктору по дрессировке.

— Я сам знаю, чего мне делать! Мне в лес надо прятаться!

Инструктор крепко держала новую собаку на коротком поводке и применяла те самые способы, которым она научила пользоваться и меня — привлечение внимание собаки. Инструктор изображала из себя одновременно мышь, кота, чайку в полёте и звук сирены полицейского патруля, при этом успевая совать кусочки лакомства через прорезь в наморднике.

Но молодой овчар был глух к звукам природы и силовых структур, не интересовали его и лакомства. Ему сильно надо было в заросли лесополосы, где его никто не смог бы отловить.

Однако при появлении нашей машины планы овчара круто изменились.

— Девчонки! — встрепенулся он, когда из нашей машины выкатились Ляля и Бетти, — Пусти меня к ним!

Но инструктор держала собаку очень крепко. Видимо, пробный урок для новенького подошел к концу и Наталья подозвала жестом хозяйку новой собаки.

Худенькая женщина моего возраста подошла к своему питомцу и приняла поводок из рук Натальи.

— Вы с ним гуляете? — спросила их тренер.

— Он только во дворе, у него своя территория.

— А гулять с ним ходите за двор?

— Нет, он у нас только во дворе.

— Это плохо. Собака не контактирует ни с людьми, ни с другими собаками. Надо его постепенно социализировать.

И тут хозяйка приняла самостоятельное решение начать социализацию свое собаки прямо здесь и сейчас. Она отцепила пса от поводка и отпустила его побегать с новыми собачками.

Хорошо, что на овчаре был намордник. Вел он себя дико — одновременно и боялся, и нападал, и хотел дружить, и играть, и защищаться…

— Уберите собак в машину, — скомандовала нам Наталья. Мы с Наташей повиновались. Куба и Ляля запрыгнули в машину, а Бетти осталась приклеенной к ноге своей хозяйки.

Овчар продолжал бегать по площадке в одиночестве. Он просто бегал и озирался вокруг, не понимая, где он, кто он и зачем на небе солнце. Пёс был в полной прострации.

Началась охота на новенького.

— Не бегайте за ним! Зовите ласково, показывайте ему лакомство!

Хозяйка прекратила преследовать собаку и стала заходить с другой стороны, подзывая пса по имени. Тот настороженно поглядывал на неё.

Было видно, что контакт с собакой не установлен. Овчар не позволял приблизиться к себе, а при протянутой руке давал стрекача в ближайшие кусты.

Я кинула в сторону беглеца мячик в надежде заинтересовать его предметом. Не получилось, игрушками пёс был не избалован.

На наши подманивания собака только больше настораживалась и ни в какую не хотела подходить к машине.

— Садитесь в машину и делайте вид, что уезжаете, — попробовала Наталья применить ещё один метод. Хозяйка завела мотор и медленно двинулась в сторону выезда.

Но, поскольку собака вообще первый раз ездила в машине, для неё этот метод тоже не сработал. Пришлось просто открыть дверцы и багажник и ждать, когда беглец подойдет поближе.

— Эй, ты, малая, — крикнул издали овчар нашей Бетти, сидящей у ног Наташи, — Чего им от меня надо?

— Они хотят тебя отвезти домой. Наверное… — неуверенно предположила Бетти.

— Это в будку? Не хочу в будку. Я тут хочу. Скажи этой, которая главная, пусть меня к себе заберет, я тут буду жить.

— Тут нельзя, тут никто не живёт. У тебя есть дом, надо туда ехать.

— Меня там опять привяжут на цепь и загонят в будку. Не хочу домой!

Тем временем инструктор Наталья вела разъяснительную беседу с хозяйкой овчара.

— Собаке нужна разумная свобода. Он у вас сидит на цепи, поэтому он такой дикий. Он просто не хочет ехать домой. Вы понимаете, что с собакой нужно заниматься? Он же у вас Маугли какой-то!

— Мы потому сюда и приехали, чтобы начать с ним заниматься.

— Правильно сделали. Но этого мало. Я покажу вам, как с ним обращаться. Будете это делать, из собаки получится толк. Не будете, так и останется дикарём. Нужно менять своё отношение к собаке, вы понимаете?

Было видно, что хозяйке было некомфортно от всей этой ситуации. Собака её не слушалась, боялась, убегала. Женщина смотрела на наших послушных няшек и страстно желала, чтобы и её красавец-овчар был таким же покладистым.

— Я попробую…

— А сейчас будем брать вашего дикаря, — Наталья обратилась к Наташе, — выпускай Бетти. Будем ловить на живца.

Бетти получила команду "гуляй" и засеменила в сторону Маугли. Тот стоял на границе лесополосы и дрессировочной площадки и не знал, что ему делать дальше.

— Давай играть, что ли, — как ни в чем ни бывало сказала Бетти, — Лови меня, а потом я тебя, а потом опять ты меня.

Началась игра. Бетти убегала от овчара, потом он убегал от неё. Им было весело.

— Не трогайте их, — пригрозила Наталья хозяйке, которая собралась было сцапать своего пса за ошейник, когда тот пробегал рядом, — пусть подружатся, потом Бетти нам его приведёт. Она у нас теперь подсадная утка.

В это самое время Куба и Ляля драли глотки в машине.

— И нас пустите! И мы будем утками!

Но операция по поимке Маугли была слишком деликатным делом, чтобы в нем участвовало несколько "уток". Бетти должна была исполнить свою партию СОЛО.

Бетти готова исполнить партию СОЛО

Наташа подошла к открытому багажнику машины, в которой овчар приехал на дрессировку.

— Бетти! Ап!

Бетти в разбега запрыгнула в чужой багажник. Подразумевалось, что Маугли заскочит вслед за ней. Но не тут-то было. Овчар остановился возле машины и сообщил Бетти:

— Я туда не полезу.

— Если ты сюда не полезешь, то тебя не привезут обратно. А если не привезут, то мы с тобой никогда не встретимся. Ты же хочешь, чтобы мы еще раз встретись?

Овчар напрягся, осознавая услышанное. Пока он думал, Наталья успела мягко взять его за ошейник. Пёс дёрнулся.

— Берите его, только крепко, — передала она собаку в руки хозяйки.

Маугли цеплялся, за всё, за что только можно было зацепиться, но хозяйка запаковала его в багажник джипа и захлопнула дверь.

— Я приеду! — крикнул он Бетти, — Ты будешь здесь?

— Я здесь всегда, два раза в неделю. Приезжай, будем вместе заниматься, я тебе покажу аджилити. Но сначала будем заниматься послушкой.

— Я хочу, как ты! Я смогу, как ты?

Двигатель джипа зафырчал и машина медленно снялась с якоря. Маугли уезжал домой, со слезами глядя на отплывающую от него лужайку с собаками.

— Я приеду! Я буду, как ты! — услышали мы его обещание.

— Ну, Натаха, держись, — сказала я нашему тренеру, — клиент у тебя будет трудный.

— Ничего, справимся, — вздохнула Наталья, — главная трудность в работе с хозяевами, ты же понимаешь. Ну, давайте с вами займёмся, выпускай Кубу и Лялю, будем работать.

Наталья со своей собакой Эйзой

Началась наша тренировка, но про неё я писать не буду. Приходите лучше болеть за нас и нашего инструктора в это воскресенье в 11 утра на площадку ДОСААФа, что на Монастырском Шоссе (Севастополь).

На следующий день с самого утра у меня руки чесались написать про этот случай. Уж больно хороша была Бетти в роли подсадной утки. Дополнительно мне очень хотелось узнать, какое решение приняли хозяева Маугли после первого пробного занятия. Поэтому я села и написала в мессенджере:

"Наташ, вчерашний новенький пёс отзванивался? Будет он заниматься дальше? Пишу рассказ, как мы его на живца ловили, эта информация была бы кстати."

"Отзванивался, со следующей недели начнет", — ответила Наталья и поставила большой смеющийся смайлик.

С вами была Александра и мой канал ДогАнгел. Подписывайтесь, у нас весело и душевно. Севастопольцы, не забудьте про котейку Саши Сноповой. У кого есть дома полнокровные упитанные коты, поделитесь кровушкой в ВетМире, что на Античном )))

Добавить комментарий