Лишайный… или как Куба не боялся доктора

Выскочил у нас чиряк на лапе. Ну, не совсем чиряк, но какое-то пятно, которое растёт. Не чешется, не мокнет, но растёт. На всякий случай ничем не мажу, чтобы не нарушить клиническую картину. Решили навестить нашего ветеринара.

— Куба, собирайся, поедем к доктору.
— Чего это? Я не болею!
— Да как тебе сказать… А на лапе что?
— Где?
— А вот!
— Где? Не вижу ничего…
— А вот же, пятнышко. Видишь?
— Тю, ну и что! Пятна украшают кобелей.
— Кобелей украшают шрамы, а не пятна. Поехали, проверимся. Вдруг ты лишайный.

Быть лишайным Кубе совсем не хотелось. Он как-то видел бездомную полу-лысую собачку, и так впечатлился от увиденного, что долго донимал меня расспросами — а почему она такая, а зачем у неё хвост лысый, а почему она ни с кем не играет, и почему с ней играть нельзя.

— Поехали… Мне укол будут колоть?
— Думаю, что нет. Врач посмотрит и мазью помажет.
— Болючей? 
— Нет, не болючей. Давай мордень, халти наденем.

Халти — спасение для хозяев крупных собак, боящихся ездить к ветеринару

Ездить в машине Куба любит, особенно если его в салон посадят на заднее сиденье. Он тогда усядется по центру и смотрит на дорогу, запоминает — куда его везут. Или положит голову сзади на плечо водителю, и сидит так, балансирует на поворотах. В багажнике не так любит, как в салоне, но тоже ничего. Главное, что есть движуха и ему не нужно одному дома оставаться.

— Место. Запрыгивай в багажник.
— А в салон нельзя?
— Нельзя, у тебя лапы грязные.
— А папа вчера возил…
— Возил, а потом два часа мыл салон изнутри. Ты же захотел у него в машине отряхнуться!
— Я был мокрый. 
— Поэтому у меня ты поедешь в багажнике.

Решимость Кубы сдаться доктору угасла, как только мы припарковались у клиники. Знакомая калитка и хриплый лай соседской психической собаки окончательно утвердили его в том, что решение лечиться от лишая было ошибкой.

— Куба, вылезай.
— Неа, не вылезу. — забился в дальний угол багажника Куба.
— Давай, не будь таким трусом. Вылезай, кому говорю!
— Не-не-не-не! Не уговаривай! Не пойду!
— Это ещё что за фокусы… Чего ты срамишься на весь район? Соседские собаки засмеют. Скажут — этот маменькин сынок врачей боится.
— И что… ну и что… врачей все боятся… Не пойду, и не проси!

Пришлось выволакивать труса двумя руками на шкирняк и за попешник. Приземлившись на четыре конечности, Куба припал к земле-сырой-матушке и сделал вид, что его здесь нет.

— Куб, ну прекрати. Что ты, как маленький, в самом деле! Доктор ничего тебе не сделает.
— В прошлый раз ты тоже так говорила, а он мне уколы колол!
— Он тебя лечил! Именно поэтому ты сегодня бодрый и веселый. А если бы не лечил…
— …то я бы сейчас дома сидел, а не тащился бы к нему с лишаём! Это он меня лишаем заразил, чтобы опять меня лечить! Чего он ко мне так не ровно дышит? И сейчас — от лишая вылечит, а другим заразит. Давай не пойдём к нему, а? 
— Ну, всё. Надоело. Идёшь рядом и молчишь.

Тащить упирающегося кобеля не так просто, как вы думаете. Куба — голден, порода не маленькая, возраст — полтора года, силы у него воз и маленькая тележка. Хорошо, что халти догадалась одеть, за ошейник его сейчас трактором не сдвинешь.

Кое-как дотащились до входа в больничку. На крыльце из трёх ступенек сидели три совершенно одинаковых черных кота.

— Гля, ещё одного тащуть, — сказал Первый Кот.
— Упирается, гад… чувствует свою кончину, — это Второй.
— Все там будем… — Третий смиренно склонил головку набок и прищурился на Кубку.

Тот ещё больше занервничал.

— Чего они? Какую кончину? 
— Не слушай их. Они тут специально сидят и пугают посетителей. 
— Зачем?
— Дураки потому что. Заходи, доктор тебя уже ждёт.

Кубе ничего не оставалось, как переступить порог страшной клиники. Администратор, полная тётенька в голубом халатике, зачирикала было приветливое "а кто это к нам пришёл?", но поперхнулась и изменила формулировку на "а кого это к нам тащат?"

Подошедший доктор собрал всю необходимую информацию по поводу нашего "лишая" и собрался уже закинуть клиента на высокий металлический стол для осмотра, как вдруг…

Куба на смотровом столе. Совсем не боится, ага!

— Я сам! — и Куба самостоятельно заскочил на стол, куда мы его ещё недавно втроём затаскивали. Недавно — это когда он обожрался свежим мясом и по этому поводу нам пришлось лечиться капельницами и уколами.

Дальше было вообще как в сказке. Дитё дало себя осмотреть без сопротивления и нытья. К счастью, пятно оказалось не лишаём и не микозом, а обычной аллергией на витаминки, которые мы начали пить ради укрепления здоровья. Лучшее, как известно, враг хорошего. Решили отменить витамины и недельку понаблюдать за пятном.

— Ну вот, а ты боялся. Видишь, как всё хорошо прошло.
— Кто боялся? Я боялся? Я ничего не боюсь! — Куба соскочил со стола и полез целоваться с доктором. Тот как раз мыл руки после осмотра. 
— Не лезь! Доктор руки моет, ему ещё кошке операцию делать. 
— Я немножко… Давай поцелую! — и доктору пришлось плюнуть на свои чистые руки и принять благодарные поцелуи.

Три черных кота, как приклеенные, сидели на крыльце.

— Гля, этого отпустили.
— Повезло на этот раз…

Но Куба на них и глазом не повёл. Он был горд собой, счастлив отсутствием лишая и присутствием такого внимания к своей особе. Куба был голденом, а голдены очень любят внимание. Он уже забыл о своей трусости, и я не буду ему об этом напоминать.

Буду искренне рада, если вам понравилась моя публикация и вы подпишитесь на мой канал! Здесь у нас всё по честному — как есть, так и пишем. То кошка письмо нацарапает… то собака мыслями жжОт… то я про своё девичье… У нас весело. Подписывайтесь, комментируйте, ставьте "лайки"!

Добавить комментарий