Кубины страхи и Лялькина отвага

— Куба, иди сюда, я тебе фотографию буду делать.

Надо посадить Кубу на моё компьютерное кресло, чтобы снять его за рабочим столом, как будто он читает книжку. Как будто озабочен вопросами издания СВОЕЙ книжки.

— Куба, ап! — показываю ему на сиденье кресла и даю команду, — Ап! Наверх!

Но Куба пятится назад и задом забирается на свой любимый диван.

— Не хочу, оно вертлявое, — объясняет Куба своё поведение, — Я лучше тут посиду.

И Куба вжимается в диван и делает вид, что его здесь нет и что команда "ап" — не к нему относится.

— Я! Я буду сыматься! — Ляля без приглашения заскакивает на кресло и смотрит на меня в полной готовности выполнить любое поручение.

Ляля позирует с книжкой

Её не смущает, что кресло на колёсиках едет под напором её толстой жопки. Ляле главное — "сыматься".

А Куба трусишка.

Сегодня гуляли с ними в парке, что на Северной стороне (Севастополь). Там есть прекрасная собачья площадка, где можно потренироваться на разных снарядах. Снаряды — горка, лестница, барьеры, бревно (бум), доска-качелька, обруч…

Приехали мы туда часов в 11, в парке было уже много людей, а на площадке занимались щенки с тренером и владельцами.

— Здравствуйте, не помешаем? — зашли мы с Эдиком на площадку. Куба и Ляля тут же стали важничать. Ну, как же… неразумные щенки и — они, опытные мастера послушания!

Мастера послушания начали показывать своё умение неразумным щенкам. Сначала вызвался Куба.

— Смотрите и учитесь! — заявил он щенкам.

Те как раз не знали, что с собой делать, потому что тренер объясняла хозяевам какие-то умные вещи, а щенки сидели у ног хозяев и им было скучно. Они и стали смотреть на "мастеров".

— Вот, я прыгаю через барьер! Это называется "взять барьер". Зацените!

И Куба блестяще отпрыгал два барьера — низкий и средний.

— А высокий? — спросил маленький ризеншнауцер из толпы щенков.

— А высокий для коней, — нашелся Куба, — Я же не конь!

Следующим этапом был бум (бревно). Тут Куба маленько сплоховал. Упёрся на половине бревна и собрался прыгать вниз.

— Куба, — говорю я ему тихонько, — На тебя молодое поколение смотрит. Не срамись!

Куба собрался и… спрыгнул вниз. Пришлось ещё раз с ним отрабатывать это упражнение. До тех пор, пока у него не получилось пройтись по бревну от начала до конца.

Горку Куба сделал почти играючи.

На лестнице забоялся самой верхушки. Там же дырочки! Через них землю видно!

Куба победил себя на высокой лестнице

— Дядя собака, — сказал вредный щенок ризеншнауцера, — А вы что ли боитесь?

— Я-то? Чего это я боюсь? Я ничего не боюсь!

Спасибо щенку ризеншнауцера. Куба собрался силами и прошагал по дырчатой площадке наверху лестницы, чтобы сломя голову спуститься с обратной стороны на землю.

Хуже было с доской-качелькой. Тут Куба закостенел от страха.

— Я дальше не пойду, — заявил он мне, добравшись до середины и вспомнив, что эта "штука" сейчас будет наклоняться и громко бабахать другим концом доски об землю. Он уже однажды пробовал пройтись по доске и этот "бабах" запомнил навсегда.

— Она сейчас бабахнет! Не пойду, оставьте меня тут!

Ни мячик, ни щенок ризеншнауцера не могли сдвинуть Кубу с места. Он закостенел в центре доски-качалки и готов был свалиться в обморок.

— А дядя-собака боится, — констатировал вредный малец ризеншнауцера и все щенки посмотрели на "дядю".

— Куба, на тебя дети смотрят. Какой пример ты им подаёшь? — попробовала я вдохнуть каплю решимости в "дядю собаку".

Но Куба только закрыл глаза и вжал голову в плечи.

С годами Куба становится очень боязливым. Он и раньше боялся всяких неровных поверхностей, но пересиливал себя и делал, как ему велели. А сейчас на него не действуют даже мои команды. Он просто закрывает глаза, вздыхает, и не двигается с места.

Я обняла испуганную собаку и стала похлопывать её по спине и бокам.

— Ну, видишь, мама здесь. Ляля здесь, и папа здесь. Тебе надо пройти до конца и спрыгнуть на землю. Давай, это совсем не страшно, ты сможешь. Ты же смелый. Ты собака-спасатель. Забыл?

Воспоминание о том, что он — спасатель, помогло Кубе воспрянуть духом. Сделал крошечный шаг вперед. Доска накренилась. Куба опять застыл.

— Чего она…

— Она только наклонится до земли и ты спокойно спустишься на землю. Вперед!

Куба пошел вперед. Доска всё-таки грохнула об землю и наш "дядя" слетел с неё, как будто им выстрелили из пращи.

Щенки дружно закричали "Браво!" Им так понравилось выступление "мастера" на страшной качельке, что они просили повтора!

— Дяденька, ещё покажите! Ещё! Мы тоже так будем, когда вырастем!

Но Куба уже был не в состоянии забраться на страшную доску и повторить смертельный номер. Он отстранил от себя щенков и сказал:

— Хватит. Этот номер нельзя делать часто, от этого у зрителей нервы перестают выдерживать. Я же не хочу, чтобы вы стали нервными, когда вырастете.

Вручив Кубу папе Эдику, я взяла Лялю для прохождения с ней тренировочных снарядов. Ляля, зная, что в награду за работу она получит мячик, резво побежала к ближайшим барьерам.

— Ляля, рядом. Давай по команде. Разбегаешься и прыгаешь, понятно?

— Чего не понятно, конечно — понятно!

Барьеры для Ляли — ерунда. Два барьера и она и Куба делает играючи. На третий, который "для коней" я их не пускаю. Уж очень он высокий.

Горку, бревно, лестницу Ляля даже не заметила, как сделала.

Ляля на лестнице

Ну, думаю, на доске-качалке точно остановится. Очень она страшно бабахает об землю, даже у меня всё сжимается от этого звука.

Но и доску-качалку Ляля сделала с первого раза. Что за девка… Ничего не боится.

Ляля и Куба сильно отличаются своим отношением к опасностям. Например, когда мы идём по улице (рядом, на двойной сворке) и нас облаивают собаки, то Куба нервничает, а Ляля — хоть бы хны. Даже не замечает. Трюхает рядом со мной спокойно, жопкой виляет, вперёд смотрит.

А ещё есть у нас вражий враг возле соседнего продуктового магазина — толстая такая собака, охранница магазина. Всех собак от магазина отгоняет, да не просто лает, а жрёт. Бетти однажды укусила. Других собак покусала прямо до крови. Даже хозяев собак не боится, нападает сзади и впивается в конкурента.

Мы же часто возле этого магазина проходим с собаками. Куба, видя, что прогулочная тропа неминуемо приведет его к опасной собаке, усаживается на попешник и отказывается идти своими ногами. Приходится его уговаривать и тянуть за ошейник.

Вражескую собаку берёт только треск электрошокера. Только его она боится и отступает. В других случаях мне приходится брать камень и делать вид, что сейчас кину в неё камнем. Но она всё равно продолжает идти за нами полквартала и сыпать проклятиями в наш адрес.

Куба очень её боится. А Ляля — только с удивлением посмотрит на агрессора и продолжает идти рядом со мной. Она знает, что мама всегда защитит. Почему Куба в этом не уверен, я не знаю. Не могу припомнить ни одного случая, когда я дала ему повод усомниться в моей защите.

Куба и Ляля в парке Учкуевка, ждут папу из "мужской комнаты"

Вот такие они разные, два золотистых ретривера, Куба и Ляля, кобель и су… девочка.

— А потому что я знаю, как это страшно, когда под ногами всё шатается, — объясняет Куба свой страх, — А Лялька не знает. Если бы она знала, как это страшно, она бы тоже боялась, а она не знает.

Может, и надо бы объяснить Ляле, что страх — это ради жизни на земле… Куба в этом плане очень осторожный — куда не надо — не полезет, с кем не надо — общаться не будет. Мне его страхи иногда даже нравятся. А вот Лялькину отвагу контролирую только поводком. Так оно мне спокойнее.

С вами была Александра и мой канал DogAngel. Надеюсь, вы уже знаете, что на канале выходит Первая книга о детстве Кубы? Если вы ещё не записались в предварительный список на получение книги, то вот форма — запишитесь обязательно.

А здесь чат, где обсуждаются все текущие вопросы по издательству, присоединяйтесь (если что, это ССЫЛКА. Просто Дзен перестал подкрашивать ссылки синим цветом…)

Добавить комментарий