Куба и Маня помогают Ляле пережить первые критические дни

В одной из прошлых публикаций ("Кошкины уроки. Словесные бои без правил") я писала, как к нам приставал жених, что испортило Ляльке всю прогулку.

Ляля не в настроении

К вечеру этого же дня у Ляли началась течка.

Я никогда не видела, как этот процесс выглядит у собак, а тем более у щенков. Ведь Лялишна ещё до 27 ноября считается щенком…

На светлом полу капельки крови были очень заметны. Я всё-таки лелеяла надежду, что, по примеру своей бабушки Эли, наша Лялька потечет в 1 год, или хотя бы в 9 месяцев, как мама Лана. Но Ляля решила ускорить процесс.

— Всё, мы потекли, — сообщила я в трубку нашей заводчице.
— Поздравляю, — хихикнула трубка.
— А ты обещала, что можно ещё пожить спокойно.
— Ну и живите спокойно. Только гулять рядом с домом и всегда на поводке.
— Это понятно…
— Она сейчас чудить начнёт, смотрите и смейтесь. У меня Туся и Челси между собой соревнуются, кто первый потечет. А потом та, что проиграла, завидует со страшной силой. Вот такие дурочки.

Видела я эту сцену, как Туся завидовала Челси. Но последней голден-тусовке бедная спаниэль-кавалер Челси не знала, куда спрятаться от начальницы чихалтерии, а та гоняла её по всему полю. Завидовала.

Алёна, заводчица наша, посмотрела тогда на эти преследования и глубокомысленно протянула:
— Тэээкс… кто-то из них скоро потечёт…
— В смысле?
— В смысле, что они всегда вот так гоняют друг друга, когда кто-то собирается потечь.

Признаться, я была уверена, что из наших двух сестричек Ляли и Бетти, первая "дозреет" Бетюня. Она ощутимо крупнее Ляльки… но не судьба.

Гуляем мы теперь в режиме Эконом. Утром, как всегда, примерно в 4-30, но на поводке и недолго.

— А можно я побегаю?
— Лялюня, нельзя.
— Почему?
— Потому что у тебя критические дни.
— Ааа… понятно…

Ляльке ничего не понятно, но она не вредничает. Она сейчас такая вся романтичная, такая нежная и очень ревнивая.

"Давай целоваться и обниматься!"

***
— Давай я тебя буду обнимать и целовать. Открывай рот.
— Зачем рот-то открывать?
— Я тебе туда лапу положу.
— Фу! Нельзя лапой по лицу!
***
— Не смотри на Кубу, на меня смотри.
— Куба мамин сына… Куба мой любимый мальчик…
— Не говори так! Я лучше! Гладь меня, его не гладь.

И опять меня лапой гребет.

В выходной отправила Эдика и Кубу за покупками и в гараж. Ляля осталась дома. Села в коридоре и сидит, смотрит на дверь.

— А я?
— А ты с Маней и со мной дома. Сейчас будем пылесосить.
— А Куба почему гулять пошел?
— Он не гулять, он с папой за покупками и потом в гараже помогать.
— Я тоже хочу за покупками и в гараже помогать.
— Ты будешь дома сидеть, у тебя критические дни.

Мимо нашего окна проходят Наташа с Бетти. Ляля слышит, как Наташа говорит с собакой про мячик и про море.

— А Бетька почему на море пошла? Давай их догоним!
— Мы с тобой сейчас пойдем в туалет и обратно.
— Я на море хочу и гулять.
— Не получится. У тебя критические дни.

На улице Ляля тянет время, чтобы подольше погулять. К ней тут же подлетает кавалер — йорк Митрич из соседнего подъезда. Объясняю хозяйке, что у нас течка и та понимающе оттаскивает мелкого мачо от нашей томной девушки.

— Ты ей что сказала? Почему она его унесла?
— Потому что тебе нужно в туалет сходить и домой бежать.
— Я с ним поиграть хотела…
— Тебе нельзя, у тебя критические дни.

Вечером возвращается Куба с папой. Они бодры, веселы и собираются прикручивать ручки к новым прикроватным тумбочкам. Куба бегает по квартире и пытается привлечь Лялю к мероприятию.

— А я в гараже был! Ты почему с нами не поехала?
— Меня мама не пустила.
— Жалко. Ручки будешь с нами крутить? Смотри, сколько винтиков, их папа сейчас крутить будет, а я ему буду ручки подавать.

Ляля обиженно отвернулась от брата. Куба не обратил никакого внимания на тонкости девчачьего настроения и поскакал подавать Эдику мебельные ручки.

Зато Маня прекрасно понимала Лялю. Кошка у нас стерилизованная, но она хорошо помнит свою единственную "течку" и понимает Лялю, как никто другой.

Маня готова поддержать Ляльку в её критических днях.

— Что, депрессуешь? Никто тебя не понимает?
— Я гулять хочу, а мама говорит…
— Мама твоя много глупостей говорит. Ты меня слушай, я плохому не научу.
— И Куба скачет со своими винтиками…
— Кубка вообще городской дурачок. Ты другая. Ты — почти кошка.
— Не утешай меня, я знаю правду, я собака.
— Но скоро будешь кошкой. Вот видишь, у тебя уже началась трафорсмация.
— Чего?
— Тра-фор-сма-ци-я. Это когда собака становится кошкой.
— Я человеком хочу.

Маня хмыкнула.

— Человеком стать легко, а ты попробуй стань кошкой. Это труднее. Человек не может на подоконник вскочить, а кошка может.
— Зачем на подоконник?
— А просто так. Или в шкаф залезть и спрятаться. Кошка может, а человек нет.
— И собака не может. Зачем в шкаф прятаться?
— А просто так. Кошке можно всё!
— Зачем?
— А просто так! Кошка — это когда у тебя вкусные плюшки, мягкая кровать и полная свобода. Хочешь — лежи, хочешь — ешь, а хочешь… в шкаф прячься!

Ляле стало ещё печальнее. Она решила прогуляться в спальню, где Куба с папой крутили ручки к новым тумбочкам.

Куба лежал на кровати возле папки пузом кверху, и лыбился, как пьяный матрос. Он изо всех сил помогал папе по хозяйству не потерять чувство юмора. Ляля присела рядом на полу.

Куба помогает папе по хозяйству.

— Чего ты улыбаешься?

Куба покосил на неё глазом.
— Потому что хорошо. А тебе не хорошо?
— Мне-то? У меня критические дни, мне от них грустно.
— Это как?
— Не знаю. Просто грустно. Мама меня теперь не любит, папа меня не гладит, Маня хочет кошкой сделать, ты тоже… улыбаешься. Чего ты улыбаешься?
— Так хорошо же, вот и улыбаюсь. Наверное, потому что у меня нет критического дня.

Ляля вздохнула с завистью.

— Везёт… У тебя совсем-совсем никогда не было критического дня?

Куба задумался. Лежать на спине и задумываться было неудобно, поэтому он перелёг на брюхо и принял позу цыпленка-табака.

— Я не знаю… Может, и был, только я не помню. Мне всегда весело.
— Маня говорит, потому что ты городской дурачок.
— Ага, мне нравится, когда все смеются.
— А мне грустно. Меня никто не любит.
— Я тебя люблю.
— И всё?
— Мама тебя любит, и папа, и Маня.
— И всё?
— Бетти любит, тетя Наташа, Холли, Баскер, Чика, дядя Витя, Лада…
— Лада меня гоняет!
— Она всех гоняет, просто у неё такая любовь… критическая.

Ляле стало ещё хуже. Все её любили, а ей всё равно было грустно. Кубе стало жалко сестру и он спросил:
— Давай вместе грустить. Когда что-то вместе делаешь, то сразу становится весело.
— А ты сможешь? У тебя же нет критического дня.
— Смогу. Сейчас найду причину, и у меня тоже будет критический день.

Он закрыл глаза и углубился в архивы своей памяти. "Нужно вспомнить что-то такое… такое… чтобы стало критически грустно", — думал Куба.

Единственное критическо-грустное воспоминание было о ветеринарной клинике, куда Кубу отвозили на стерилизацию. Утром я его туда отвезла, а в полдень мне уже позвонили и велели забирать собаку.

"Вот это был критический день! Я спал, а когда проснулся, мамы не было! Совсем! Были чужие люди и чужие запахи. Я так плакал!"

Сотрудники клиники тогда мне сказали, что у них ещё никто так не плакал после пробуждения от наркоза, как Куба. Бедный мой мальчик… Хорошо ещё, что у меня была возможность отпроситься с работы среди бела дня и забрать его домой пораньше.

— У меня тоже был критический день, я его вспомнил! Давай теперь грустить вместе.

И собаки стали поддерживать друг друга своими критическими днями. Куба — воспоминаниями, а Ляля свежими впечатлениями.

— …а я такой: "Мама, мама!" а её нет! И рядом только чужие коты и хомяк в банке. Знаешь, как страшно?!
— Ужасный день… А мне сегодня не дали на кровати полежать. Мама так и сказала — "Ты теперь не можешь на кровать прыгать, у тебя критический день".
— А мне потом отакенный воротник надели! Я в нем ходить не мог!
— А гулять?
— И гулять не мог. Только дома сидел и ничего не мог сделать.
— Как я…
— Вот видишь… критический день всегда заканчивается, надо только его переждать. Пойдем к маме, она, кажется, сыр без нас трескает!

Я действительно нарезала сыр для салата и уже собиралась кинуть кусочки в миску, когда у меня с двух сторон нарисовались две радостные морды.

— Дай сырка!
— И мне!

Совместное переживание критического дня пошло Ляле на пользу. Теперь она знает, что у каждой собаки бывает свой "день", и он всегда когда-нибудь заканчивается. Ляля радуется жизни и готова хулиганить так же, как всегда, не смотря на своё романтическое настроение.

Что касается Кубы и его отношение к "текущей" сестре, то с его стороны ничего не изменилось. Он иногда принюхивается к новому Лялькиному запаху, но большого любопытства я в нём не вижу. Ляля по прежнему делает на нем садки, чему он совсем не противится, совершенно нормально воспринимая лидерство своей сестры.

Прошло то время, когда Куба и Ляля дурачились вот так. Сейчас Лялька всегда сверху )))

Наблюдаю дальше. Возможно, на период овуляции я буду запирать их в разных комнатах, чисто для сохранения самого Кубы. Кто ж его знает, как поведёт себя Лялька, когда её природа потребует продолжения рода. Говорят, су… девочки бывают в эти дни весьма своеобразными…

С вами была Александра и мой канал DogAngel. Подписывайтесь, мы будем рады новым друзьям.

А на канале можно почитать… например, что-то из наших давнишних историй, когда Ляльки ещё в проекте не было.

Добавить комментарий