Куба и Ляля выгуливают редактора на море с лебедями

— Ехайте, ехайте… Хоть отдохну от вас.

Так проводила нас с собаками Маняха в далёкий путь в Евпаторию, куда мы навострили лыжи познакомиться с нашим литературным редактором, которая днями и ночами корпит над последними правками в книге.

Захватив с собой мячик на случай прогулки в поле или на берегу моря, бутылку воды, миску, мы сели в машину и поехали.

От Севастополя до Евпатории путь неблизкий. Я включила музыку и стала слушать рекомендации Машкова в навигаторе.

Машков меня всё время отправлял на старую дорогу, которая заканчивается километровой пробкой на въезде на мост. Не люблю эту дорогу и всегда езжу по другой.

— Командир, ты не прав, развернись, — пятый раз советовал мне Машков. Но я его не слушалась. И зря. Дорога, по которой я привыкла ездить, оказалась перекрыта ремонтными работами. Пришлось ехать далеко в объезд…

А в Евпатории нас уже ждали Татьяна, её мама Зинаида Тихоновна и кошка Соня.

— Саша, вы уже скоро? — позвонила мне Татьяна, когда я была только на полпути к Евпатории.

— Через час будем. Ждите.

Люблю такие далёкие неспешные поездки. Собаки рядом, бензина полный бак, что ещё надо для счастья…

И вот мы у дома нашего литературного редактора. Улица Некрасова… Обычная пятиэтажка с чистым ухоженным двором. Собаки тут же принялись обнюхивать территорию.

— Это мы куда приехали?

— Это мы приехать посмотреть, как продвигается работа над книжкой про Кубу и Маняху. Здесь живёт наш редактор, и мы сейчас с ней познакомимся. Пойдём? Только обещайте мне вести себя прилично.

— Обещаем, — сказали Куба с Лялей и потащили меня в подъезд, словно они знали, куда идти.

За аккуратной дверью квартиры нас встретила Зинаида Тихоновна.

— Здравствуйте, Саша. А вы Куба и Ляля?

Мама редактора была проинструктирована относительно вкусовых возможностей моих собак и держала наизготовку две морковки.

Куба, забыв об обещании вести себя прилично, тут же хапнул одну из них. Ляля, учёная на тренировках по ОКД, сначала посмотрела на меня и только потом осторожно взяла подношение.

Потом состоялось наше знакомство с Татьяной

Ляля инспектирует работу редактора. Ляле всё понравилось.

Татьяне Дугиль, одной из ведущих журналистов Евпатории, бывшей заведующей отделом культуры и патриотического воспитания газеты «Евпаторийская здравница», не повезло появиться на свет в сопровождении профессиональных врачей — младенцу при родах повредили позвоночник в трех местах, несмотря на то, что мама слёзно просила сделать кесарево…

Из роддома младенчика вынесли с диагнозом ДЦП, что являлось спасительной для врачей клеветой.

С тех пор мама Зина и папа Александр определила себе цель — поставить дочь на ноги. Все отпуска, все выходные и праздники родители проводили с дочерью, устраивали её в лучшие санатории, возили девочку по профессорам и знахарям… А на ноги и на канадские палки девочку поставила простая массажистка…

В Молдавии одна бабушка-костоправ вправила 16-летней Тане три позвонка, туго спеленала ей позвоночник и сказала: будет ходить, но приезжать надо было, когда она ещё младенчиком была. Тогда бы, сказала ведунья, вы и горя не знали бы….

И Таня пошла… Инвалидной коляски в доме просто нет.

Таня ходит. Плохо, трудно, но — сама.

Сама — в школу. Закончила с красным аттестатом. Сразу же поступила в Симферопольский университет на филфак — закончила с красным дипломом… По приглашению декана факультета немного поработала на кафедре – рецензировала контрольные работы студентов.

А потом были долгие годы работы в редакции евпаторийской газеты. Лучший журналист города. Чудо, не иначе — её материалы выходили оперативнее, чем материалы резвых здоровых молодых парней. Те ещё пишут заметку о выборах, а у Татьяны уже две статьи выходит на первых полосах газеты.

Кошка Сонечка

За восторгами встречи мы напрочь забыли о третьем жильце редакторского дома — кошке Соне. А её-то как раз и не было на нашей встрече. Что, собственно, неудивительно. Какая же нормальная домашняя кошка выйдет встречать хлебом-солью двух непоседливых собак?

Сонечка спряталась так, что даже Зинаида Тихоновна не смогла её найти.

Я не стала усугублять стресс домашней кошки Сонечки и вывела собак в машину, благо на улице было прохладно, и они могли спокойно подождать меня в машине.

— Ну, Саша, смотри, что получается, — показала мне Татьяна экран монитора, когда я вернулась обратно.

Я прочитала вступление и первую главу своей книги.

— Это что ли я так писала?

— Ты. Не похоже?

— Вроде, похоже. А вроде, и не похоже. Ты что-то дописала?

— Ничего я не дописывала. Просто вот тут переставила слова, а вот тут абзац поправила. Это такие редакторские хитрости…

Я даже не стала спрашивать Татьяну, как она это делает. Мне это незачем знать. Главное, что я увидела — человек работает не покладая рук. Буквально ночами работает.

Начало книги мне понравилось, а дальше я не стала вчитываться. Зачем? Моя книга в надёжных руках, не доверять нет причин.

— Ну, девочки, пошли пить чай, — пригласила нас на кухню Зинаида Тихоновна.

Чай был превосходный, медовые печеньки с сыром таяли во рту.

Внезапно я почувствовала на своей голове легкое прикосновение. Это Сонечка наконец-то вышла из своего укрытия, где она пряталась от моих собак.

Соня пришла знакомиться

— Ты кто такая? — понюхала мою голову кошка-хозяйка.

— Я гость, но я скоро уйду.

— Эти двое с тобой приходили?

— Собаки-то? Со мной. Они уже ушли, а я ещё немного поговорю с твоими мамами и тоже пойду. У тебя очень уютный дом, Сонечка.

Кошка перебралась дальше по спинке диванчика и привычно потёрлась об Татьяну.

— Это моя младшая мама, писательница. Ты тоже писательница?

— Я-то? Ну, почти… я не настоящая.

— А моя настоящая. Мы с ней недавно три книжки написали. А у тебя есть книжки?

— Скоро будет, твоя младшая мама сейчас смотрит мою книжку, чтобы она была самая интересная книжка на свете.

Кошка с гордостью посмотрела на свою младшую маму и кивнула головой:

— Это она умеет… А у тебя кошка есть?

Пришлось немного рассказать Сонечке о нашей Маняхе. Она слушала внимательно и про Маняху, и про Кубу с Лялей… Сразу видно, Соня — профессиональная редакторская кошка )))

Зинаида Тихоновна, подливая мне зеленый чай и подвигая вазочку с печеньем, с любовью и гордостью смотрела на дочь и рассказывала разные истории из жизни своей семьи. Многое из того, что она мне рассказала, можно почитать на Канале Татьяны "Крым-рай". Полистайте, это интересно.

— Хотите посмотреть награды Тани?

Зинаида Тихоновна бережно принесла из комнаты шкатулку и выложила на стол целый арсенал государственных наград нашего редактора…

медали за работу с Союзом ветеранов Афганистана, три награды за активное участие в Русской весне 2014 года, знак лауреата премии имени Николая Островского, вручённый в 2015 году в Москве аккурат во время нашего блэкаута, корочки Союза журналистов России, писательских союзов и… Комитета по борьбе с коррупцией в органах госвласти.

Мне показалось это непостижимым! У меня, здоровой упитанной тётки, нет даже значка ГТО, а у Татьяны с её физическими особенностями, столько знаков признания! Невероятно!

Куба и Ляля выгуливают редактора на пляже

А потом мы поехали гулять. Собаки заждались в машине, надо было их проветрить, выбегать и выбесить.

— Поедешь с нами? — спросила я Татьяну.

— А можно? — обрадовалась она.

— Нужно! Одевайся, на море поедем.

И мы поехали на ближайший пляж, который оказался в трёх кварталах от дома нашего редактора.

Татьяне трудно ходить. Она держалась за мою руку, с трудом делая каждый шаг. Во второй руке у меня был поводок с двумя собаками и тут я очередной раз воспела гимн халти (уздечке) на морде у Кубы.

Дело в том, что Кубе сносит кукуху при виде моря. Он и так эмоциональный до безобразия, а тут ещё море! А на море лебеди! А на песке палочки! Если бы Куба был просто на поводке — я бы его не удержала. Но в халти собаку можно удержать одним пальцем.

— Быстрее! Быстрее! — беспокоились Куба и Ляля, видя перед собой море,— Чего вы так медленно идёте?

— Тётя Таня не ходит быстро, поэтому не тяните, а идите рядом.

Ляля присмотрелась к тому, как ходит тётя Таня…

— Она почему так ходит? Она почему не как ты ходит?

— Потому что у неё ножки болят. Идите медленно, чтобы нам было удобно.

Нам посчастливилось припарковаться прямо вблизи входа на городской пляж. Буквально в 10 метрах от нас были ворота, а за ними — мягчайший песочек и море с лебедями.

Но это для меня 10 метров близко. Для Татьяны 10 метров — это большая непреодолимая дистанция, если нет поддержки…

И тут Татьяне пришла мысль держаться за Кубу.

— Давай я второй рукой буду держаться за него!

— Танюш, Куба не терапевт, он тебя свалит и греха на нем не будет. Он очень резкий, он не справится.

— Ну, давай попробуем! У него получится, вот увидишь!

Мне эта мысль не показалась гениальной, но, видя, какой восторг вызывают прикосновения нашего редактора к собакам, я рискнула поставить Кубу между собой и Татьяной. Она крепко схватила Кубин ошейник.

Лялю пришлось отпустить и контролировать её командами, которых она тут же ослушалась, сиганув на территорию пляжа. Хорошо, что сейчас только апрель и пляж пустынный, если не считать нескольких доброжелательных мамочек с колясками.

— А чего ей можно, а мне нельзя! — крикнул Куба, — Я тоже люблю море и лебедей!

Пока я отвлекалась на Лялю слева от себя, справа тоже начали происходить события.

Худенькая Татьяна, развеваясь горизонтальным бэтмэном за любителем моря и лебедей, кричала от восторга:

— Саша! Смотри! У него получается!!!

Куба нёсся к морю за Лялькой, буксуя лапами по песку. Вернее, ему КАЗАЛОСЬ, что он несётся к морю, потому что на втором конце короткого поводка у него был солидный якорь в виде меня, а в другой стороны — восторженный редактор, которая, несмотря ни на что, считала, что Куба блестяще справляется со своими терапевтическими обязанностями.

Десять метров до пляжа дались нам трудно, но весело. Куба несколько раз чуть не свалил нас в гору песка, пытаясь догнать свободную Лялю.

Нам удалось дойти до лавочки на границе песка и асфальта. Там Татьяна присела перевести дух от восторга, а мы с собаками немного побесились на кромке воды.

Ляля уже успела искупаться и заинтересовать белых лебедей, которые всегда зимуют на евпаторийском побережье, кормясь из рук людей.

Куба, Ляля и лебеди

Так закончилась наша поездка в Евпаторию к литературному редактору Татьяне Дугиль. Думаю, мы ещё не раз туда приедем, уж очень сердечный человек наш редактор.

А всех, кто захочет получить нашу книгу, приглашаю к участию в сборе на издательство Первой книги DogAngel.

С вами была Александра, Маняха, Куба и Ляля. Подписывайтесь, если вы ещё не с нами.

Добавить комментарий