Куба и Ляля ставят прививку от бешенства и встречаются с заключенными котами-страдальцами

Чуть больше 2х недель назад мои собаки получили антигистаминный препарат, а значит, пришло время сделать прививку от бешенства.

"Бешенство" надо делать спустя 2 недели после обработки от глистов, я это ещё с прошлого раза помню. Иначе глисты примут на себя часть прививки и в критический момент защита собаки может не сработать, так мне объяснил наш ветеринар.

Итак, наши две недели прошли и Куба с Лялей отправились с официальным визитом к ветеринару.

— Мы гулять? А почему среди бела дня? — удивился Куба.

Собаки привыкли гулять утром, когда мы с ними ходим долго и далеко. Всё остальное время они спят в прохладе квартиры. Но не в этот раз.

— Идём к больничку, вам надо прививку поставить. Собирайтесь.

Куба и Ляля знают, что прививка — это не больно, но непонятно. А они любят, когда понятно и предсказуемо.

— Зачем нам прививка? — спрашивает Ляля, — Мы что ли болеем?

— Прививка для того, чтобы вы не заболели. Вам сейчас уколем маааааленькую порцию разных болезней, чтобы ваш иммунитет с ними поборолся и укрепился. Это гарантия того, что большие порции болезней к вам не прицепятся. Понятно?

Собаки вздохнули и смиренно дали надеть на себя ошейники.

— Непонятно… но, если надо, то надо, — обреченно сказала Ляля.

Однако Куба не чувствовал себя таким уверенным, как младшая сестра. Всю дорогу до клиники (а мы пошли туда пешком) он метался в разные стороны и уговаривал меня вернуться домой.

— Куба, что ты мечешься? Я из-за тебя упаду! Иди ровно!

Но Кубу всё равно кидало, особенно, если на нашем пути попадались канализационные люки.

— Люк! Там люк! Бежим от люка!

Объектами, представляющими опасность были: люки, решетки "ливнёвки", лающие из-за заборов собаки, внезапно появляющиеся нам на пути крупные каменные валуны, летающие фантики и самолёты.

— Бежим домой, тут везде враги! Сними с меня эту штучку, — усиленно тёрся об мою ногу Куба, пытаясь снять с морды уздечку-халти, — Сними, я вас сам домой потащу!

— А ну, прекратил, — отпихивала я его ногой, — Люди смотрят и думают, что у тебя кукуха поехала. Халти не сниму, иначе ты и правда нас с Лялькой домой сам притащишь, у тебя силушки хватит…

Так, отпихиваясь от Кубы, который постоянно лез мне под ноги, мы дошли до ветеринарной клиники.

— Я вас тут подожду, а вы идите, — уселся "герой" на пятую точку и пустил корни в асфальт.

— Куба, ты что ли боишься? — спросила Ляля, которая всю дорогу шла ровно и только головой крутила за летящими фантиками и самолётами.

— Ничего я не боюсь, — буркнул Куба и на всякий случай увеличил угол опоры передних лап, — Если я вас сюда привёл мимо люков и неожиданных камней, то я ничего не боюсь.

Пришлось применить силу, чтобы затащить упирающегося героя в кабинет на прививку. Герой пыхтел, упирался и делал героическое лицо. Но всё равно оказался в кабинете.

— Собачка не укусит? — на всякий случай уточнил доктор, — А то, если он боится, может укусить.

— Я ему щас укушу… Я ему сейчас так укушу… — погрозила я Кубе кулаком и успокоила ветеринара: — Он не укусит, он только с виду такой герой, а на самом деле он вам сейчас будет руки лизать.

И Куба действительно лизнул доктору руку, когда тот приблизился к нему со шприцом.

— Я вас, дяденька, очень люблю. Прямо сильно люблю. Вы мне только больно не делайте, а то мне ещё Ляльку домой вести надо мимо люков… Она одна боится.

— Куба, иди подожди возле двери.

— А укол?

— Уже всё сделали.

— Когда?

— Когда ты доктору в любви признавался.

Куба, счастливый, что он уже "всё", начал скакать по кабинету, как об обычно скачет с мячиком в зубах.

— Лялька! Иди, сейчас тебя уколят! Только ты не бойся. Я вот не боялся, и мне совсем не больно было, хотя укол, заешь, какой болючий!

Напугав Лялю болючим уколом, Куба стал обнюхивать кабинет. А Ляля тем временем стала искать пути бегства. Она не хотела болючего укола.

— Ляля, иди сюда, это не больно.

— А Куба сказал…

— Кубе показалось.

— А мне тоже покажется?

— Всё, Лялёк, можешь идти.

— А укол?

Уколы собакам поставили в холку так, что они этого и не заметили.

Пока доктор делал записи о инъекции в ветпаспорта и в своем журнале, Куба и Ляля знакомились с кабинетом, обнюхивая каждый закуток помещения. Из закрытых боксов, стоявших тут же под стеночкой, за их передвижениями наблюдала парочка котов.

— Мяу! — не выдержал один из заключенных.

— Здрасти, — поздоровался Куба, а Ляля навострила уши. Ляля к котам, кроме нашей Маняхи, неровно дышит.

— Кот? Где кот?

— Сидельцы мы… — жалобно раздалось из одного бокса, — За правду страдаем…

— За какую правду?

— За справедливую правду, — раздался раздраженный мяв из другого бокса, — А чего он мой тапок метит?! Это мой тапок, и ковёр мой! И диван мой! Всё моё. А он метит.

— Это ты метишь, а я тебя поправляю, — первый бокс был более культурный и в разговоре не проявлял признаков агрессии, — Ты молодой ещё, многого не понимаешь. Мне раньше и метить не надо было, пока тебя не было. Я не просил, чтобы хозяйка тебя в дом тащила. А она притащила и вот… теперь буду тебя учить старших уважать. Прежде, чем что-то метить, надо сначала меня спросить — "дядя Котя, а это чьё?" Я тебе завсегда скажу — "Это моё". И вопрос исчерпан. А ты — сразу метить.

Ветеринар, увидев интерес моих собак к боксам с котами, пояснил:

— Кастрировали сегодня, уже пришли в себя, сейчас за ними хозяйка должна прийти. С вас две четыреста за две прививки.

В дверь кабинета постучалась и тут же просунулась голова молодой девушки:

— Денис Николаевич, моих ссыкунов уже можно забирать?

Куба с Лялей тут же поскакали здороваться с головой, и та, ойкнув, скрылась за дверью.

Мы поблагодарили доктора за обслуживание и вышли на улицу. Там уже собралась очередь из нескольких клиентов, в том числе и хозяйки сидельцев за справедливость. На руках других хозяев сидели котята, а на поводках тряслись мелкой дрожью две дворняги и холеный немецкий овчар.

— Сильно больно? — проклацал "немец" свой вопрос морзянкой.

— Ни капельки! — начала было Ляля.

— Главное, не бояться, — поделился опытом Куба, — Мы вот даже не заметили, как нас уже отпустили. Да, Лялька?

Всю обратную дорогу ни один люк не мешал Кубе ровно и радостно трюхать возле моей левой ноги. Самолёты с фантиками летали прямо над нашей головой — Кубе это было безразлично. Неожиданные валуны повылазили из земли в полный рост и хватали Кубу за хвост — Кубе от них только отмахивался.

Кому интересно, какую мы прививку поставили, так мы поставили Нобивак по совету Алёнки-заводчицы. Я вообще не трачу время на размышления — что она сказала, то мы и ставим.

С вами была Александра и мой канал ДогАнгел. Подписывайтесь, кто ещё не с нами. А кто не успел стать участником проекта издания первой книги, добро пожаловать на страницу в Планета.ру, где до 1 июня можно подключиться к сбору. Уже собрано 152% от заявленной суммы и я бы уже хотела остановить сбор и начать процедуру издания, но по правилам этой площадки надо ждать дня окончания.

Куба и Ляля после прививки — радуются тому, что было совсем не страшно

Добавить комментарий