Кошкина Мелодрама (2). Кастинг родителей Главных Героев

Продолжение рассказа о том, как наша кошка возобновила режиссерскую деятельность.

Первым про будущий спектакль узнал Митрич, ему на утренней прогулке проболталась Ляля.

— Кого-кого я играть буду?

— Моего отца.

— Ты на себя посмотри, — окинул взглядом йорк Ляльку снизу вверх и обратно, — Мои дети такими дылдами не бывают. Мои дети маленькие йорки, а не здоровенные ретриверы.

Это чтобы мы понимали, про что говорит Митрич. Картинка из www.pelsogpoter.dk

— Это всё понарошку. Маня говорит, что тут важна величина духовной составляющей, а не размер.

— Величина? — переспросил Митрич и подбоченился, — Ну, если величина, то я, пожалуй, могу. Если величина нужна, то я тибетского мастифа родить смогу.

Митрич напрягся в струнку и заскакал по дорожкам парка, бодро оглядывая прогуливающихся людей с собаками:

— А вот тибетского мастифа никому не надо? А то я могу! У меня духовная составляющая ого-го!

Но никому тибетский мастиф оказался не нужен. Все были рады своим бобикам, до мастифов потенциальные владельцы ещё не доросли.

— Если я отец, то кто мать? — не сильно расстроился Митрич отсутствию спроса на мастифов.

— Бетька мать, ты отец. А у Кубы мать и отец вообще коты.

— Повезло тебе, — вздохнул Митрич, — Уж с отцом-то точно повезло. Когда репетиции?

Про репетиции Ляля пока не слышала, поэтому она посоветовала йорку покричать со двора Маняху.

— Пусть она сама скажет, когда репетиции. А то я могу напутать, она потом ругаться будет.

Йорк Митрич так и сделал. Возвращаясь домой с прогулки, он задержался под нашими окнами и вызвал на разговор главного режиссёра.

— Манька! Выдь-ка! Когда репетиции-то?

Маняхе выходить не надо было, она и так лежала на подоконнике, созерцая происходящее во дворе — кто когда отъехал, кто к кому пришел, во сколько ушел…

— Наберем состав и начнем репетиции. Ты пока слова учи, чтобы роль от зубов отлетала.

Митрич всё понял и отправился домой завтракать, драть занавески и учить роль.

А тем временем Маняха заприметила во дворе потенциальную жертву на роль родителей Ромео — старого кота Петросяна.

Петросян жил в частном доме неподалёку, в наш двор он ходил к лысой кошке Жаклин, которой рассказывал про свои немощи и жаловался на старую хозяйку.

Лысая Жаклиниха была кошкой-сфинксом и тоже жила в нашем доме. В отличии от Петросяна, её не отпускали гулять просто так. Её вообще не отпускали гулять, она, как и наша Маняха, сидела дома, но, в отличии от нашей кошки, была этим недовольна.

С Петросяном Жаклин переговаривалась через окно. Тот ей жаловался на свою бабку, на запоры по утрам, на молодого наглого Барсика-конкурента. Жаклин слушала через стекло и знаками давала знать, насколько она понимает боль своего воздыхателя. Жаклиниха была хитрая — она мечтала захомутать хоть кого, лишь бы получить долгожданную свободу от ненавистной квартиры. Она хотела гулять.

— Эй, Петька, — позвала старого кота Маняха, когда тот раскрыл было рот, чтобы рассказать Жаклин о ноющей боли в суставах.

— Повежливей, — буркнул Петросян, — Не с юнцом говоришь, а с мужем.

— Ну, извини. Я ж не знала, что ты старый, — схитрила Маняха, — Выглядишь лет на пять, не больше.

Это, конечно, не наш Петросян, но похож. Фото из koteiki.com

Петросяну понравилось такое омоложение и он стал благосклоннее.

— Чего хотела-то?

— В спектакле будешь играть? Приходи на кастинг, будем тебя на роль пробовать.

Петросян пожевал новость и слегка завис. Про спектакли он знал только из бабкиного кресла. Спектакли шли по старенькому телевизору, бабка их любила смотреть, а он, кот, любил лежать клубочком на соседнем кресле. Это всё, что старый кот знал о спектаклях…

— А чего делать? Я не люблю что-то делать, я лежать люблю, и чтобы рядом бабка носки вязала. А делать не люблю.

Лежачий актёр Маняхе не был нужен. Но, с другой стороны, других кандидатур пока не было. Она решила оставить Петросяна в запасе.

— Всё равно приходи. С Жаклинихой приходи, она тоже приглашена. Будете играть мать и отца главного героя.

— А чего делать-то надо?

— Будете его ругать и жизни учить.

Ругать Петросян любил. Он постоянно ругал новенького бабкиного кота Барсика за то, что тот молодой и наглый. И жизни учить любил, только его никто не слушал. Наглый Барсик так и говорил:

— Не учи меня жить, папаша. Ваше время прошло, сейчас наше поколение рулит.

Поэтому старому коту понравилась перспектива кого-то учить и ругать. Может, наглый Барсик посмотрит и уважать станет…

— Ладно, записывай меня.

Жаклин тоже охотно согласилась участвовать в спектакле. Она ещё не знала, как ей осуществить своё физическое присутствие на репетициях, но… Жаклин сильно надеется, что фантазийные возможности режиссёра смогут осуществить её план по освобождению. Она очень хотела гулять…

Маняхе оставалось только заручиться согласием Бетти, родной Лялькиной сестры, чтобы та играла мать Главной Героини. Это наша кошка провернула легко. Бетти и Ляля вечно друг друга мутузят, поэтому для Бетти достаточно было упомянуть про порку непослушной «дочки», как та сразу согласилась быть «матерью» своей родной сестрицы.

Итак, родители для Главных Героев были найдены. Можно было приступать к репетициям фрагментов спектаклей.

Маняха взяла свой редакторский блокнот и сделала первую запись:

«17 августа 2021 года. Начинаем репетиции Мелодрамы. Рабочее название «Драма Большой Любви».
Роли исполняют…»

Подписывайтесь, чтобы узнать, что было дальше. Мне самой интересно, что из всего этого получится… Говорят, лысая Жаклин уже начала приводить себя в форму и ежедневно делает утреннюю зарядку.

Продолжение репетиционного процесса читайте здесь

картинка из www.artstation.com

Добавить комментарий