Снег! Снег! Тренировка!

У нас наконец-то выпал настоящий снег! Началась суровая крымская зима. По прогнозу продлится она целых 4 дня, после чего снова начнутся дожди и слякоть.

Правда, минусовая температура будет держаться всего 3 дня, но и это для севастопольской зимы роскошь. Особенно нам повезло, что снег и морозец случились не посреди рабочей недели, а прямо в воскресенье.

В воскресенье у нас по плану дрессировка. Учим Ляльку быть воспитанной собакой, проходим с ней курс Общего Курса Дрессировки.

Утром в чате нашего инструктора читаю сообщение: «Саш, погоды не испугалась? Приедешь?»

А нам чего бояться? У меня же колеса с шипами, остались ещё от старого хозяина-москвича моего Гетца. Мне по заснеженной дороге очень даже легко на тренировку приехать. Да и опыт вождения по дорогам Сибири и Владивостока богатый. Конечно, мы приедем на тренировку!

Две Натальи. Инструктор — в моем сибирском пуховике.

Для развеселения почтенной публики захватила я с собой свой уникальный сибирский пуховик, в котором я выживала в морозы -52. Сшитый на заказ, он поражает своими размерами и утепленностью. Чистый гагачий пух, шился в специальной мастерской в Варшаве, где обслуживают спортсменов-альпинистов. Рукава у него удлиненные, капюшон сшит трубой, пуха набито в 1,5 раза больше нормы. Обожаю этот пуховик!

В Крыму он у меня аккуратно висит в шкафу вместе с мешочком лаванды — он мольего сглаза. Надевался только однажды Эдиком, когда у нас в какой-то год ударили морозы -15 и Крым весь встал замертво. Один Эдик в этом пуховике беззаботно прогуливался по безлюдному городу.

И вот представился случай проветрить пуховичок второй раз, чисто декоративно, потому что -4 это, конечно, не его температура. Ему бы -30 как минимум…

Ну ладно, вернемся к нашим бара… собакам.

Собаки в количестве трех человек прибыли на место тренировки в багажнике и после высадки из него сразу же принялись друг друга валять и мутузить.

Особо вандальничала Бетти. С фингалом под глазом, она выглядела заправским хулиганом, валяя Ляльку направо и налево.

— Наташ, что у Бетьки с глазом?

Наташа махнула рукой на свою собаку.

— С ротвейлером подралась. Вернее, сама виновата — неудачно прыгнула и попала глазом ему на клык. Поэтому ротвейлер теперь нас стороной обходит.


Картинка из книжки «Переводы с собачьего, или Этология собаки в картинках»
Да, Бетти такая… Бедный ротвейлер наверняка теперь вынужден брать сеансы психотерапии… чтобы привести в равновесие свой душевный покой после встречи с Бетькиным глазом.

Отправив Кубу с Эдиком и Наташу с Бетти гулять, Наташа-инструктор уединилась с Лялей для изучения ОКД.

— Ну, показывайте, что вы сделали за неделю.

Мы стали показывать: рядом, повороты, развороты, место, апорт, стоять-лежать… отказ от еды из чужих рук, отказ от еды на земле…

Выполнить роль «чужого» попросили Рому, мужа нашей Натальи. Она его немного проинструктировала, что нужно делать.

— Подходишь к собаке и даешь ей на ладони корм. Если она потянется к нему, щиплешь её за нос. Понял?

— А если не потянется?

— Тогда не щиплешь.

Ляля с подозрением посмотрела на незнакомого дядьку с кормом в руке.

— Это кто? Он зачем меня заманивает? Я с чужими дяденьками не играюсь.

Ляля спряталась за меня и немного оттуда порычала на Романа. Тот ещё раз протянул ей корм. Она снова отказалась.

— Ляля, молодец!

Ляля поняла на третий раз, что от неё требуется. Куба — на тридцатый…

Кубе трудно переучиваться не брать еду от чужих. Кубу два года учили в поисково-спасательном отряде зарабатывать себе поощрение из рук чужого человека. Куба до сих пор кидается спасать любого, кто присядет на корточки завязать шнурки. А уж если Куба увидит лежачего пьяненького гражданина, то 90% вероятности, что гражданин протрезвеет, потому что Куба от него не отцепится — будет спасать и требовать свою пайку.

Теперь Кубе приходится переучиваться, а это очень непросто.

Легкий морозец и приличное количество снега так взбодрили нас и наших собак, что после тренировки мы устроили народное гуляние в снежном поле.

Добавить комментарий