Колоски, твою дивизию… Отвечаю на вопрос, который задают читатели

Вот не хотела писать на эту тему, но придётся… Много читателей спрашивают, как проходит лечение, не больно ли Ляльке, кто делает перевязки, и когда, наконец, закончится это издевательство над Лялькой…

Лялька в носке на прогулке

Я бы ещё добавила — и когда, наконец, закончатся эти издевательства над бедными Лялькиными хозяево-родителями.

Поэтому предупреждаю — не читайте эту публикацию, если это не вы задавали вопрос "не больно ли Ляле".

Потому что — больно.

Вы бы видели, как выглядят наши перевязки… даже Эдик не выдерживает, плачет. Мне приходится быть жёсткой и бессердечной, чтобы руки не тряслись и чтобы не причинить щенку лишней боли.

А что делать, когда в каждую дырочку нужно под напором влить по шприцу (без иголки) хлоргексидина, а потом таким же способом закачать мазь… Лялька кричит, Эдик рыдает, а я потом валерьянку пью.

Интересно, что Лялька после этих жутких процедур от меня не отходит. Другая бы собака обиделась, отстранилась, а эта как приклеенная за мной ходит и ещё родней становится.

Во время перевязок Маня и Куба шхерятся по углам, потому что им, "тварям без души", невмоготу слышать Лялькины вопли и наши с Эдиком психические срывы друг на друге.

— Держи ей лапу! Да не так, нежнее! Голову держи!
— Да держу я, держу! Ты давай скорее промывай, а то сил никаких нет смотреть на это.
— Она лапой дёргает, я боюсь ткнуть в ранку. Держи лапу, говорю!

Лялька орёт уже хриплым голосом…

— Боно-боно-боно-боно!!! Ва-ва-ва-ва-ва-ва-ва!!!

Силища у щенка такая, что корпулентному Эдику трудно удержать на столе её маленькое тельце. А удержать надо.

Мне нужно прицелится в ранку, откуда торчит резиновый дренаж и влить туда под напором лекарство. Жидкость должна под напором вылиться из соседних дырочек, а иначе промывание можно считать неудавшимся.

Дренаж — это обычные резиновые полоски (вырезаются из хирургических перчаток), цель которых — связать между собой дырочки на коже, чтобы они не зарастали и обеспечить доступ к полости, образовавшейся после прохождения устюка. Даже звучит жутко… а тут приходится в эти дырочки целиться шприцом…

Лялька уже знает — мама начинает её мучать с верхней дырочки, где болит больше всего. Дырочка пониже — болит чуть меньше, третья почти не болит, а последняя не болит вообще. Тут Лялька отдыхает от крика.

Потом она готовится, что мама опять начнёт тыкать в верхнюю дырку. Закачивать мазь не так больно, как промывать под напором горьким хлоргексидином. Но всё равно страшно, потому что дырочка свежая, ранка под ней тоже свежая…

А когда я прикладываю к лапке бинт, Ляля вздыхает с облегчением. Бинтик — это конец процедуре. Бинтик — это значит, скоро будут вкусняхи… Сейчас мама сверху носочек наденет и папа будет ходить с Лялей по кухне, нянькать её и говорить ласковые слова. А мама подойдёт к шкафу и вытащит вкусные плюшки…

Бинтик — это скоро плюшки.

Вид у Ляльки ещё дурной после перенесенных страданий, но взгляд уже осмысленный.

В этот момент из спальни на полусогнутых появляются Куба и Маня.

— Долго ещё ей лапу лечить?
— Маня, не нервируй меня… Завтра едем на осмотр в клинику. Надеюсь, что это уже окончание наших мучений.
— Чего она так орёт? Ты чего орёшь?, — это Куба обращается к Ляле.

Ты, сидя на ручках у Эдика, смотрит на Кубу сверху вниз и видно, что она ещё не отошла от перевязки и не может понять, где она, кто она и кто все эти люди.
— Я не ору. Я Ляля…
— Больно было? Мне тоже глаз закапывали, но я же не плакал. Потому что я сильный!

Лялька вспоминает, что она маленькая-маленькая девочка, ей только что делали больно… и утыкается Эдику в плечо. Сейчас будет плакать.

— А кто будет вкусняху? Ляля будет вкусняху? Ай, Ляля будет кушать! Скорее-скорее! Ляля будет кушать!

Помогает. Дитё начинает вырываться из папкиных рук, потому что "кушать" нужно без папки, а на полу.

— Я Ляля! Ляля будет кушать! Кушать!

Куба и Маня ничего не имеют против, что Лялька ест в единоличном порядке. Они понимают, что она настрадалась и заслужила внеплановую миску плюшек. Они не претендуют.

А Лялька, привыкшая есть по команде, совсем пришла в себя. Сидит перед полной миской и смотрит на меня во все глаза.

— Можно? Ждать?
— Ляля… Можно!

Завтра нам с утра в клинику на контрольный осмотр. Поэтому сегодня вечером я уже не буду делать никакую перевязку, потому что сил моих дамских нет смотреть на всё на это. Кажется, и у Эдика этих сил тоже нет, хоть он и не дама.

Те, кто дочитал до конца эту публикацию, большой молодец. А остальных я предупреждала )))

Лапа к лапе. Смешное фото.

Фотографий, где мы с Эдиком "издеваемся" над Лялькой, конечно же, нет. Зато есть такие, где Лялишна в своем обычном виде — весёлая, здоровая и хулиганистая. Так оно на самом деле было, есть и будет. Потому что лапа действительно заживает. Три дня — гноя нет. Значит, всё у нас будет Ха-Ра-Шо!

На канале можно почитать много интересного. Просто кликайте вот сюда, и вы попадёте на мой канал. Листайте там и выбирайте, что душе угодно! И не забывайте подписываться. Мы любим дружить )))

Добавить комментарий