Как я на работу обед собирала, а Куба мне давил на совесть

Собираюсь на работу. Готовлю себе перекус, т.е. контейнер с обедом. Рядом толкается Кубка, которому нужно знать — что именно я кладу в коробку и в каком количестве. Разумеется, встать на задние лапы и передними опереться о кухонную столешницу ему труда не составляет, что он и делает, одновременно отодвигая меня от манипуляционного подноса, на котором свершается священнодействие — нарезка колбаски. 

Дай кусочек, не будь жадной…

Рядом сидит и Маня, но она только щурится и наблюдает за врагом, не захочет ли враг хапнуть её миску с кормом, которая стоит далеко от края столешки, прямо под навесной панелью телевизора, куда даже мне тянутся приходится. Но Маня уверена, что её миска даже там нуждается в охране от этого белобрысого обжоры.

— Куба, не толкайся, а то я себе палец порежу.
— Ты зачем так много режешь колбасы?
— Чтобы её съесть. 
— Аж столько съешь? — Куба восхищенно посмотрел на меня, а потом тоскливо — на колбасу.
— Ну, я же не одна. Придётся с кем-нибудь  поделиться.
— С кем? Со мной? Дай колбаски!
— С сотрудниками, они тоже со мной делятся.
— И ты делишься, и они делятся? Поделитесь со мной, не будьте жадинами! 
— Ты же уже съел свой корм, зачем тебе ещё колбаска?
— А тебе зачем? Ты же свой корм тоже съела! А? — поймал меня на обжорстве Куба.

В чём-то он был прав. Мы с Маней едим прямо-таки постоянно. Она каждые пятнадцать минут ныряет в свою миску, и я всегда имею под рукой что положить в рот. А вот Куба и Эдик у нас — настоящие собаки. Едят два раза в день — утром и вечером. Эдик даже в выходные днём не ест, так уж он привык. 

— Куба, мы с Маней едим часто, но мало. А вы с папой — редко, но много. Понял? — осталось нарезать пару кусочков сыра и завернуть контейнер в пакет, чтоб не раздражал запахом до обеда.
— Ничего себе мало… Это же лопнуть можно, сколько ты тут нарезала колбасы. И сыра ещё. И хлеба с маслом. Ты же лопнешь!
— Да я  половину этого раздам своим товарищам на работе.
— Ага, а они тебе половину того, что сами принесли. Какая разница! Ты им, а они тебе! А потом плачешься, что ты толстая. 

Трудно с этим спорить. Но дружеские обеденные посиделки с сотрудниками немыслимы без лишнего "кусочека колбаски". 

— Зато ты вон какой стройный. А будешь много есть — будешь толстый и неповоротливый, будут ножки болеть, бегать не сможешь, играть с Холли и Мией не сможешь, на поиске будешь последним, на соревнованиях проиграешь. Ты этого хочешь?
— Так не хочу. А колбаску хочу. Дай, а?
— Вот кто бы мне не дал колбаску… Нет такой силы, которая бы мне запретила есть вредные продукты. Вот у тебя есть я, а у меня кто? Никого… 

Сейчас накаркаю "силу", которая мне "не позволит". Чур меня! Вот так, сами того не подозревая, кличем себе на голову то болезни, то другие напасти. А что — разве болячка не может остановить пищевое недержание? Ещё как может! Помню, как мне операцию на желудок делали лет …цать назад, тогда я за несколько дней похудела на 9 (девять!) килограмм! За несколько дней! Со временем, разумеется, всё вернулось с лихвой, причём с ооочень большой лихвой. Так что лучше не вспоминать напасти всуе. 

— Бедная ты. Никто не может тебе запретить есть, а ты так хочешь, чтобы этот кто-то был и запрещал. Хочешь, я тебе запрещу? Не ешь!
— Ты? Ты не можешь. Ты собака, а я человек. Собака человеку не может запрещать.
— А ты представь, что я — особенная собака. Я как-бы собака-киборг, как-бы властелин всего мира, самый страшный и злобный. Ты должна меня бояться и запрещаться. Ну, ты поняла. Я запрещаю тебе есть!

Куба состроил страшную гримасу "крысы" и защелкал своими закруглёнными зубами в свой фирменной голденовской мягкой пасти. Стало смешно, но я постаралась сделать испуганный вид.

Куба состроил страшную гримасу "крысы"…

— Страшно? 
— Жуть…
— А ещё я запрещаю тебе со мной гулять пешком.
— А как? На машине?
— Бегом, вот как я сейчас. — страшная "крыса" вздыбился, затряс головой и стал скакать по кухне, подкидывая передние лапы.
— Ну, это мне нравится. Вот так и будем выходить из подъезда. Ты такой и я такая же. Соседи точно вызовут психиатров.
— Ну и что! Зато ты будешь стройная и бодрая. Есть я тебе, конечно, разрешу, но только вместе со мной — утром и вечером. Хорошо я придумал?
— Слов нет, как хорошо. А теперь пусти меня на работу.
— А куда колбасу берёшь? Оставь её дома, а лучше положи мне в миску.
— Хитрый какой. Я лучше её в холодильник положу. 

А ведь он прав. Положу-ка я половину своего обеда в холодильник… 
Хорошо иметь дома собственного диетолога )))))

Буду искренне рада, если вам понравилась моя публикация и вы подпишитесь на мой канал! Здесь у нас всё по честному — как есть, так и пишем. То кошка письмо нацарапает… то собака мыслями жжОт… то я про своё девичье… У нас весело. Подписывайтесь!

Добавить комментарий