Как Васька Косой из конкурента в избавителя превратился

— Чего им ещё надо… Вот ты мне скажи, какого рожна им ещё надо?!

Кошка мечется по подоконнику, где за стеклом прилажена самодельная кормушка для птиц. Кормушка была одновременно и полная, и пустая. Клиентов нет, хотя корма в ней навалом.

Маняха переживает за судьбу своей столовки

Маняха переживает, копается в себе, но не находит изъянов в своей профессиональной деятельности.

— Я разве плохая заведующая? У меня все поставки вовремя! У меня всё всегда свежее! Чего им ещё надо? Почему на пятом этаже у Васьки Косого полно птиц, а у меня никого?

Васька Косой — кот из хрущевки напротив. Живет на пятом этаже, под самой крышей, на улицу, как и наша Маня, не выходит. Хозяйка ему тоже приладила кормушку за окном, чтобы котейка развлекался, глядя на птичек. Если честно, то мы не знаем, как его зовут. Маня его сама так назвала. Видимо, она узрела издалека, что этот кот косит, поэтому он стал Васька Косой. Я не вижу так далеко, поэтому не буду утверждать, что это правда.

Правда одна — у Васьки всегда полно птиц и ему интересно жить на подоконнике.

Мало того, что корм в нашей кормушке свежий, так ещё и куплен не в каком-нибудь захудалом зоомагазине, а на человеческом рынке. Семечки — от частника, крупные, маслянистые, прямо из мешка. Льняное семя — тоже от него.

Кусок сала для синичек Эдик, можно сказать, от себя оторвал — выбирал на самом дорогом колхозном рынке, для себя, любимого. Не поскупился, оттяпал шмат для Маняхиных клиентов. Пользуйтесь, тунеядцы!

А их нет… Что такое?

— Мань, давай разбираться. Что ты, как заведующая столовой, делаешь для своих клиентов? Перечисляй.

— Я-то? Я для них всё делаю! — задохнулась кошка обидой, — Я для них… да я для них… а они…

— Погоди. Кроме того, что ты мне ежедневно мозг клюёшь о замене вчерашнего зерна на сегодняшнее, что ты делаешь ещё?

— Я срок годности проверяю. Иначе ты насыплешь какой-нибудь тухлятины, а мне потом перед КошьПотребНадзором отчитываться за отравление клиента.

— Это правильно, следить за качеством надо. А кроме материального благополучия твоей столовой чем ты ещё клиентов завлекаешь? Конкурсы всякие проводишь? Призы даришь?

Кошка оторопело глянула на меня, словно я ей предложила встать на табуретку и прочитать стишок.

— На кой ляд мне в столовой конкурсы? Это же просто пластиковая банка, а не дом культуры.

— Но клиентов надо завлекать. Вот, например, они все толкутся у Васьки.

— Косого!

—У Васьки Косого. А почему они там толкутся? Надо этот вопрос решить. Чем его столовка лучше твоей? У него даже коробочка без крыши! Значит, он чем-то другим клиентов "берет". Думай, чем?

Кошка загрузилась вопросом и ушла думать. Ну и хорошо, а то мне больше делать нечего, как только её столовкой заниматься… Своих дел хватает.

Через несколько дней прибегает ко мне и сообщает:

— Пошли покажу! Есть один клиент! Только не спугни!

На подоконнике рядом с пластиковой банкой сидел нахохлившийся воробушек. Мы осторожно встали поодаль, Маняху я взяла на руки.

— Тихо… главное, чтобы запрыгнул внутрь…

Воробушек запрыгнул и стал изучать Маняхино меню.

Так длилось ещё парочку дней. Один и тот же воробей прилетал в кормушку и кормился от Маняхиных щедрот. Он даже перестал бояться заведующую, которая уже не скрывалась, а сидела рядом, за стеклом. Окно было приоткрыто (хоть и январь, но у нас в Крыму очень тепло и мы постоянно держим окна на проветривании).

В один прекрасный день Маняха решилась завести разговор с клиентом.

— Вкусно? — осторожно спросила она посетителя.

— А чо… ничо… жить можно… — ответил тот и предусмотрительно отскочил на край кормушки, — ты эта… того… ближе не подходи.

— Не-не! Я не подойду! Ты ешь, не стесняйся. У нас много семечек, если надо, я велю ещё мешок купить. Ты какие любишь больше — черные или белые?

Воробей дотюкал недогрызенную семечку, проглотил зернышко и подумал.

— Я больше черные люблю. От них какается зашибись как! Можно четверть стекла у машины загваздать, и это в полёте! А если ещё водичкой запить, то и полстекла можно уделать.

— Тебе водички поставить? — догадалась Маняха.

— Не, не надо! Я к коту напротив водички сгоняю попить.

Маня догадалась, что "кот напротив" — это её конкурент Васька Косой.

— Вот ещё, чего ты будешь к Косому летать, время своё тратить… Давай я тебе сейчас принесу водички… с сахаром хочешь?

Но воробей уже улетел к конкуренту, не дослушав выгодное предложение щедрой кошки.

— Ты!!! Воды мне! Срочно! С сахаром!

Я в это время что-то делала на кухне и не сразу поняла, что кошке от меня надо.

—Зачем тебе вода с сахаром? Сахар для птиц — яд.

— Клиент воду улетел пить к Ваське-Косому! А всё потому, что ты жадная, стакана воды у тебя не допросишься.

Да вообще не проблема. Эдик вечером приладил возле кормушки баночку из-под творога, в неё я налила водички.

Воробей прилетел на следующее утро. Опять один. Наелся, напился и пошли у них разговоры с заведующей.

— А ты почему один прилетаешь? Позвал бы своих товарищей…, — начала Маняха разговор.

— Товарищей? — клиент недобро посмотрел в сторону конкурентовой кормушки, — А пусть они там удавятся за корочку хлеба. Я самый маленький, меня всегда притесняют. Не… я лучше тут один буду столоваться.

Но единственный клиент для любого бизнеса жалкое утешение. Маняхе нужно было много, чтобы и у неё давились так же, как у Васьки Косого. В голове у Маняхи созрел план.

— Хочешь, я тебя своим заместителем назначу?

Воробей нахохлился, прикидывая, что ему за это будет.

— А что мне за это будет?

— Важным будешь. Все тебе будут завидовать.

Потенциальный заместитель продолжал прикидывать выгоды занимаемой должности. Зависть товарищей-обидчиков ему очень импонировала, но он боялся прогадать. Вдруг кошка его просто использует в своих коварных кошкинских целях.

— Ну… я подумаю. А что заместитель делает? Я делать не люблю, — поспешил конкретизировать он свои возможности, — я клевать люблю и машины уделывать люблю. А делать не люблю, да.

Маняха обрадовалась. Клиент зрел быстро.

— Да ничего не надо делать. Ты только своих товарищей приводи в нашу столовку, и пусть они тебе тут завидуют.

— А там они не могут завидовать? — кивнул воробей на кормушку Васьки Косого.

— Там они тебя не оценят. Ты же тут. А они — там. Надо, чтобы и они были тут, чтобы видели какой ты теперь важный. Позовешь?

На следующее утро нас с Эдиком разбудил птичий гомон прямо над ухом. Заместитель привел своих товарищей столоваться.

— Зырь! Зырь! — скакала Маняха нам с мужем по головам, — Сработало! Я гениальная! Зацени, как я бизнес продвигаю!

Пришлось вставать и "заценивать".

На подоконнике с той стороны скакали воробьи. Их было так много, что широкий "вход" в столовку их всех не вмещал. Они толпились внутри кормушки, толклись в проходе и сидели на крыше пластиковой бутылки.

— Ты! Близко не подходи! — остановила меня кошка, — Распугаешь мне клиентов! Воды неси! Воду уже всю выпили! Семечек своих черных неси! Скоро досыпать надо будет!

Кошка сидела вдалеке от окна, понимая, что клиент должен привыкнуть к новой обстановке. Своего заместителя она тоже "пасла" несколько дней и только потом очень осторожно с ним заговорила.

— Расширяться буду, — мечтательно сказала Маняха, не сводя глаз с кормушки, — Видишь, тесно нам тут? Надо бак для воды в кормушку переделать, у тебя в ванной стоит пылится, а тут будет в самый раз.

Столитровый бак для воды на случай отключения оной у нас действительно пылится. Воду отключают редко (тьфу три раза) и бак в нашей ванной комнате стал чем-то вроде напоминания о былых временах, когда в Крыму отключали свет и давали воду по часам. Мы его не убираем, мало ли что еще случится.

Банда воробьев склевала всё зерно из кормушки за пять минут. Склевала, и унеслась к конкуренту драться за корочку хлеба. На подоконнике остался только Заместитель.

— Ну? — вопросительно посмотрел он на нашу кошку.

— Что "ну"?

— Дальше что? Я привел товарищей, они вам тут всё сожрали и мне ничего не досталось. Нафига я их привёл?!

Маняха мявкнула в глубину комнаты:

— Ты! Принеси семечек!

И продолжила разговор с Заместителем.

— Подожди, сейчас Эта принесет тебе личную порцию. Будешь один пировать. Ты мне лучше скажи, они теперь сюда всегда приходить будут? Нам клиенты нужны.

Воробей пожал плечами.

— Будут, пока их не прогонят, или кормушку не закроют. Или голуби не прилетят. Мы голубей не любим, они нас гоняют.

— Голубей не будет, я тебе гарантирую. Кормушка на них не рассчитана.

— Это хорошо. А мне какая выгода с того, что я своих товарищей привел? Что-то я не чувствую никакой выгоды…

Действительно, трудно оценить выгоду заместительской должности, если тебя, такого важного, ни в грош не ставят.

Но у Маняхи был ответ на этот вопрос.

— Будешь распределять корм среди своих.

— Как?! Они меня из кормушки выкинут за секунду и всё тут без меня сожрут!

— Будем назначать начальников подразделений. Ты — заведующий, под тобой будут сотники, по ними — десятники. Остальные — плангтон. А ты среди них главный. Есть будут по порядку — сначала одна сотня, потом вторая, потом третья. Ты за всем следить будешь. Понятно?

Дав стае воробьёв привыкнуть к новому месту столования, Маняха приступила к мероприятиям по организации этих диких созданий. Они как раз уже привыкли к кошке за стеклом, как когда-то привыкли к наблюдающему за ними Ваське Косому.

— Ну, что, граждане клиенты, — обратилась Маняха к толпе чирикающих комочков, — будем организовываться?

— Будем! Будем! Будем! — загалдели те, вообще не собираясь понимать смысл сказанного.

— Вот, — указала Маняха на своего Зама, — это мой Заместитель, а я ваша Заведующая. Поняли?

— Поняли! Поняли! Жрать давай! Семок неси! Неси пожрать!

Воробьи галдели что попало, лишь бы от них отвязались и наконец-то накормили.

— Нам нужно выбрать начальников подразделений, — гаркнула Манька, — Сначала выбираем сотников. Ты, ты и ты! — указала она на толстых больших воробьев, — будете сотниками!

— А нах! — ругнулись неблагодарные избранные, — Семки неси!

— Сейчас велю вам семок насыпать, но сначала — выборы. Кто за? Кто против?

Все были "за" — за то, чтобы им насыпали корма. Сотники были избраны единогласно. Семечки были насыпаны и орда голодных птиц мгновенно уничтожила подношение.

— Мало! Мало! Еще неси!

За окном началась драка. Сотники били своих подчиненных, сами падали под клювами толпы, а больше всех пострадал Заместитель, который вжился в должность и пытался разнять вверенные ему подразделения.

Маняха наблюдала за дракой из-за стекла и была счастлива, что работает на удаленке.

— Прикинь, если бы я ТАМ руководила… Они бы меня сожрали! — сказала она мне в самый разгар воробьиной драки.

— Да уж… Дома ты в безопасности.

Разогнав воробьёв (не так-то они меня и боялись!) я досыпала им семечек и закрыла окно покрепче. Разогнанные птицы отлетели совсем недалеко и готовы были кинуться на кормушку, как только я уберу от неё руки.

— Соблюдаем порядок! — кинулся к входу в кормушку Заместитель, — Сначала ест первая сотня! Потом вторая! Потом…

Но "сотни" не знали, кто из них первый, кто второй, а кто последний. Они все были первыми.

Наиболее крупные воробьи оккупировали вход в кормушку, наелись, за ними подтянулись середнячки, и только потом началось пиршество мелких особей.

— У них всё, не как у людей, — заметила Маняха, — У нас все вместе едят, а у них — сначала жирные, потом худые. А должно быть наоборот.

— Что поделать… дикая природа такая дикая…

Каждый день с утра воробьи прилетали к нам на лоджию и требовали своей пайки. О порядке между ними и выборе "десятников" не было речи! Даже выбранные единогласно "сотники" совершенно не пользовались выгодами своего начальственного положения. Они, как все остальные граждане воробьиного царства, толпились возле кормушки, побеждая конкурентов лишь весом собственных тушек.

— Толстым лучше живётся, — продолжала издалека наблюдать за клиентами заведующая, — они сами по себе важные, им не надо никаких должностей…

Что-то в этом наблюдении есть. По себе знаю.

В конце концов деловой энтузиазм нашей кошки дал трещину.

— Надоели они мне, — ткнулась она мне в локоть после очередного трудового утра в столовке, — орут и орут, дерутся, ругаются… Никакой радости от этого бизнеса у меня нет.

— Видишь, как трудно быть главной.

— Я им говорю — становитесь в очередь, а они мне — "анах". Что такое "анах"?

— Это такое воробьиное ругательство, не обращай внимание.

— Я от них устала.

— Возьми себе отпуск, отдохни. Пусть за тебя Заместитель поработает.

— Они его совсем зашугали, он теперь в кабинете отсиживается и выходить боится.

— В каком кабинете?

Кошка указала на дерево, где вдалеке от кормушки сидел нахохлившийся Заместитель.

— Сказал, что он в гробу видел тот день, когда привел сюда свои товарищей. И Косого жалко.

— Почему?

— Эти орки к нему уже не прилетают. Ему, наверное, скучно. У него же нет собаки, как у меня. Он там один сидит.

Стая воробьев действительно покинула бедное угощение Косого Васьки и он одиноко сидел за окном своей кухни, ожидая возвращения веселых воробушков.

— Знаешь, — сказала я Маняхе, — а у меня есть идея. Нужно сделать новое расписание работы твоей столовой.

— Ну? — оживилась кошка. Мы с ней как-то сблизились на почве общепита.

— Давай насыпать корм через день. День воробьи будут у тебя столоваться, день у Васьки. Вот и будет всем хорошо.

— Через два! — загорелся у Маньки глаз.

— Ну, как захочешь.

— День у меня и пять у Васьки! А ещё лучше — у меня по воскресеньям, а у Васьки с понедельника по субботу. Должен же он хоть раз в неделю отдыхать?!

На том и порешили. Сегодня у нас пустая кормушка, зато у конкурента за окном — шоу. Впрочем, он нам теперь не конкурент. Он нам теперь спаситель и избавитель.

Кабинет Заместителя тоже опустел. Зам решил быть, как все. Скинул пинджак с карманАми и — фьють — смешался с толпой своих диких товарищей. Больше мы его не различали даже по воскресеньям.

Фотография не моя, но не могла пройти мимо (позаимствована из https://www.instagram.com/p/B9E6neFC6xB/?hl=uk)

А начало истории про столовку нашей кошки можно почитать в рассказе "По три, но большие". Это будет партнерская публикация )))

Добавить комментарий