Как Сандра выставку бойкотировала

Собачьи выставки — форменная санатория для капризных малахольных собачек навроде нашей Сандры 0,5 голдена. Так-то она Кавалер Кинг Сайз Спаниель, а по жизни — форменная фря. «Это я есть не буду… тут я спать не лягу… это я уже надевала…»

Вот такая наша Сандра.

Сандра. Форменная фря

— Какая-какая у неё порода? — переспрашивает Маняха, собаку съевшая на породах и всякий страшных словах из собачьей тематики.

— Кавалер Кинг Сайз Спаниель, — помогает мне Куба, а Ляля его поддерживает киванием головой.

— Олухи царя небесного, — вздыхает кошка, — Не «сайз», а «Чарльз»! Кавалер Кинг ЧАРЛЬЗ Спаниель вашу Сандру зовут. Запомнили?

Собаки, может, и запомнили, а я обещаю вам ещё и ещё раз перекрутить название сандриной породы. Кто ж её такую выдумал, что не вышепчешь…

Но вернёмся к нашей Сандре. Для неё всякая выставка — прямо лекарство и сущая санатория на её болезнь, которая называется «выставкофобия».

Началось всё с того, что Сандру посреди ночи сграбастали в охапку и вынесли из дома. Прямо из тёплой постельки вынесли на противный свежий севастопольский воздух, воняющий майской сиренью и прочими натуральными химикатами.

— Ах, извольте положить меня, откуда взяли, — хотела она тяпнуть похитителя за палец, но палец оказался хозяйский и Сандра воздержалась его отгрызать.

Потом Сандру везли долго-долго на её большой черной карете. В грузовом отсеке повозки развалились четыре больших собаки и одна поменьше. С ними Сандра не разговаривала, много чести для пассажиров-безбилетников. А они и были безбилетниками, это Сандра точно знала, потому что её никто не спрашивал, можно ли золотистым ретриверам и одной сиба-ину попользоваться её большой удобной каретой.

Золотистые безбилетники и где-то за ними бокс с сиба-ину

Зато со своим другом Сашкой она любила поговорить.

Саша скоро проснется

Сашку тоже вынесли посреди ночи из тёплой кроватки и усадили в детское автокресло. Пока он спал, Сандра тоже спала. А как наступил пятый час утра, так дитёныш проснулся и стал в свои игрушки играть.

— Что ломаешь? — миролюбиво спросила Саньку Сандра, видя, как тот откручивает ковш от пластмассового экскаватора.

— Бах, — ответил Санька, — Бах и а-а! А-а!

Сандра и её друг Саша

— Эй, есть тут кто-нибудь? — оглядела Сандра полную людей машину, — Нам какать надо. Остановите самолёт, мы сойдём.

Самолёт остановили в кармане-парковке. Безбилетники из грузового отсека разбежались по кустам делать свои «а-а», Сандра с Санькой тоже были отнесены в чистое поле, одна только самурайская собака сиба-ину лежала в своем боксе и не изъявляла никакого «а-а».

— Ты там живая? — заглянула Сандра в щелку бокса-переноски, когда её и Саньку вернули в машину.

— Сикамото-масито… — ответили ей из бокса, — я хоросё, я осень пажарюйста сыпа-сиба.

— Понятно, — сказала Сандра и отстала от самурайской собаки, — Всё у неё хорошо и очень спасибо. Иностранская речь не такая уж и сложная.

Похвалив себя за идеальное понимание иностранской речи, Сандра запрыгнула обратно в машину и приготовилась претерпевать дорожный дискомфорт.

Дискомфорт Сандра испытывала всегда, когда её выносили из дома. Две большие подушки в цветастых наволочках, положенные между передними сиденьями никак не могли скрасить её страданий.

Страдания Сандры начались задолго до того, как Сандру повезли на выставку.

— На выставку повезут, — догадалась Сандра неделю назад, видя, как горит глаз у мамы-Светы.

Она, которая мама, подозрительно часто стала говорить с Сандриной заводчицей, а это был первый признак приближающейся выставки.

Поскольку выставки Сандра не любила и даже терпеть не могла, то Сандра решила бойкотировать мамо-Светину инициативу.

Сандра перестала есть. День не ест. Два не ест. Три не ест.

Мама Света пишет всем слезные сообщения — «Сандра заболела! Едем в клинику делать УЗИ, гастроскопию, колоноскопию, флюрографию, мамографию и вообще всё, за что только деньги берут!»

— Вот так, — довольно подумала Сандра, — Пусть знают, как меня на выставки возить. Умру, и пусть знают! Будут плакать, а будет поздно.

Но Сандре не повезло с заводчицей. Сильно не повезло… Другая бы заводчица бросила всё, приехала к Сандре, заглянула бы в ясные сандрины очи и сразу сказала: «Никаких выставок! Вы что! С ума сошли?! Такой красивой собачке ваши выставки на кой ляд?! Прокляну, если мне мою Сандрочку обидите! Пусть дома лежит и прыжки свои прыгает!»

Сандра крутит сальто-мортале

Потому что Сандра любит прыгать сальту-морталю. Её завистники прозвали её за это Сандрой-Морталей. Никто так не умеет прыгать, как она!

Но с заводчицей Сандре не повезло…

— Не тратьте зря деньги. Это она протестует против выставки. Возьмите паштет и мажьте ей по деснам, вот и всё лечение. Ваша Сандра просто зараза, и всё.

Вот так не повезло Сандре с заводчицей.

Паштет на деснах, однако, был вкусный… Сандра с презрением отворачивалась от кормящей руки мамы Светы, чтобы никто не видел, с каким удовольствием она облизывается.

На выставке Сандра сделала всё, чтобы ничего не выиграть. Спрятаться ей не удалось и в положенное время её вытащили из машины, чтобы увести на ринг.

— Не хочу, — упиралась Сандра всем лапами, — Нафик мне сдались ваши выставки! Я и так принцесса… и без диплома принцесса. Сейчас с обморок упаду. Обкакаюсь! Уписаюсь! Не хочу в ринг.

В ринге Сандра волоклась за мамой-Светой, отказывалась махать хвостиком и показывала кукиш судье. Когда надо было показать прямую спинку, Сандра делалась креветкой и поджимала кончик хвоста к подбородку.

— Шиш тебе, а не прямая спинка, — бурчала она судье, — накося-выкуси тебе радостный хвостик! Ты его у меня сначала найди!

Но судья нашел и хвостик, и прямую спинку, и всё, что ему надо было найти.

Та же история повторилась и перед вторым судьёй. И тот нашел всё, что надо было найти у приличной собаки породы Кавалер Кинг Сайз Спаниель. Тьфу… Чарльз Спаниель!

Сандре присвоили два титула» ЦАЦ-резерв».

— Стоило так пластаться, — хмыкнула Сандра, — За какие-то «цацки», да ещё резервные… Скорее бы всё это закончилось.

Но конец выставки ещё был не скоро. Сандру с безбилетниками опять повезли на машине на другую выставку в другой город.

Там вся компания почти смогла поспать в страшном гостевом доме с гнилыми полами и корявыми кроватями сомнительной чистоты. По крайней мере, у автора этого рассказа кровать была чисто йоговская. Автору пришлось разместить свои чресла между торчащими пружинами «ортопедического» матраса, а наутро узреть на своих боках синяки.

Наутро Сандра решила отменить выставку другим методом. Видя, как мама-Света надевает своё красивое платье и завязывает тапки с выставочными шнурками, она подошла к маме и, уткнувший ей в плечо, стала слёзно предупреждать о последствиях выставочного насилия.

— Отмени выставку!

— Жрать не буду, — пыхтела она в плечо маме-Свете, — В туалет ходить не буду! Будешь меня просить покакать, а я не буду! Пи́сать не буду! Не води меня в ринг.

Мама-Света, конечно, пожалела Сандру, но в ринг повела.

И опять Сандра ходила в ринге креветкой.

— Пошли вы все… — думала она по фене, — Глаза б мои вас не видели… Куда столько собак натолкали? Зачем нам эти дипломы? Получу диплом, дождусь, пока мама Света отвернётся и порву его на мелкие клочки.

Два судьи судили Сандру. Один присудил резервный ЦАЦ, а второй сказал, что Сандра худая и ничего не присудил.

— Лучше бы написал «запрещаю ходить на выставки»… моя мама не успокоится, пока не соберёт вагон дипломов… Тётя! — обратилась она к судье, — Выпиши рецепт «Держать собачку дома на диване!» Ну выпиши! Ну что тебе сто́ит!

Мама Света сильно расстроилась и стала Сандре выговаривать:

— Это всё потому, что ты не жрешь ничего! Тельце худое, а башка больше задницы!

После выставки Сандра была зла. Очень зла. Она хотела домой, а мама-Света тянула с выездом. Мало того, к ним в комнату запустили золотистых ретриверов и те стали покушаться на её, Сандрину, миску с кормом.

— Харчи! — Крикнула Лялька всей компании, — Тут харчи и охраны нет!

— Как это нет охраны?! — возмутилась Сандра, — А я вам что, не охрана?! А ну, брысь от моих харчей!

Но Лялька не отходила ни на шаг. Тут ещё мелкая Фанта прискакала. Той вообще всё равно, есть охрана или нет охраны. Она, наивная, думает, что весь мир для неё создан, и Сандрины харчи в том числе.

— Ням! — радостно ткнулась Фанта миску.

— Ррррры!!! Пердупреждаю!

Взрослые собаки сразу поняли, кто в доме дирижёр. А Фанта в филармонии ни разу, видимо, не была… Она с радостным удивлением посмотрела на Сандру и снова хотела воткнуть морду в корм.

— РРРРРЫзаррррву!!!! Пошла отсюда!

— Дык ведь еда же! — снова удивилась Фанта.

— Дык ведь моя же еда же! — сделала блестящий педагогический ход Сандра.

— А моя? — наклонила на бок голову Фанта.

— А твоя у тебя. Иди к себе!

Фанта поскакала к себе в комнату и через мгновение вернулась.

— Дык нет же там!

— Иди ищи! Твоя еда у тебя!

Пока Фанта послушно искала еду у себя в комнате, Сандра приняла единственно правильное решение — спрятать свою еду в своем животе. Когда Фанта вернулась с поисков, еды в миске уже не было.

— А где? Вот тут же была… — стала она обнюхивать пустую миску.

— А нет, — сытно икнула Сандра.

— Ты съела? — ахнула Фанта, — А мне?

— А тебе твоя мама даст. Иди к маме! Ишь… Сама без билета ездит, а сама есть требует…

После выставки Сандра перестала вредничать и стала есть. То ли потому, что выставки закончились, то ли потому, что она пережила кошмар коммунального общежития и общепита.

Одним словом, выставки — это чистая санатория для таких привередливых собак, как наша Сандра. Раз выставился — и вся меланхолия пропала! Два выставился — и уже готов глотку драть на расхитителей своего достояния. Три выставился — и на тебя намордник вешают, чтоб во дворе никого не покусал. Одна польза от этих выставок.

Сандра на подушках в своей машине

О том, как пережили выставку Ляля, Бетти и Мишелька с Фантой и самурайской собакой по имени Панда, я вам расскажу завтра. Поэтому подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить.

Всем, кто захочет стать участником издания Первой книги ДогАнгел, приглашаю на страницу проекта. Проект закроется 1 июня, а пока работаем с художником и редактором книги.

Для фанатов Сандры-0,5 голдена даю ссылочку на её инстаграм )))

Добавить комментарий