Как Маняха, Куба и Ляля папке фиги крутили

— Сдам тебя в ветеринарку, пусть тебя там вылечат! — не подумавши, пошутил Эдик, и с этого всё началось.

Муж, пошутив, радостно ушел на работу, а я-то осталась! И хвосты мои в количестве трёх человек тоже остались с этой информацией.

Что меня «в ветеринарку сдадут».

— Папа маму разлюбил, — с круглыми глазами, продолжая смотреть на закрывшуюся за папкой дверь, прошептала Ляля.

— Ну и дурак, — сказала кошка, усевшись на полку в прихожей.

— Может, он пошутил? — неуверенно предположил Куба, тем не менее не сводя глаз с двери.

— Мужик сказал, мужик сделал, — трагично констатировала кошка и спрыгнула с полки, — Пошли Эту успокаивать! Небось, в истерике бьётся… сейчас депрессию начнёт водкой заливать. Будет у нас в семье пьющая баба, а это, скажу я вам…

Маняха, знаток пьяных баб, первая отправилась в спальню, где я вылёживалась под тёплым одеялком. Вылёживалась я потому, что в прошедший вторник угораздило меня буквально понюхать ледяной родниковой воды прямо из источника. Помните, я писала, что мы были на Байдарских воротах? Вот там-то и попался нам родничок. Я из него и причастилась. Теперь лежу то ли с ангиной, то ли с тонзиллитом… Диагноз скажет врач, которого я на завтра себе вызвала.

Звери появились на пороге спальни и начали издалека.

— Ты же не будешь водку пить? — спросила Ляля прямо в дверях, — Потому что тебя папа больше не любит… Зато мы тебя любим…

— Лялька! — пихнул сестру Куба, — Думай, что говоришь!

— А чего? — покосилась на него Ляля, — Маня же сказала…

— Просто закрой рот, — сквозь зубы посоветовала младшенькой мудрая Маняха.

Я, честно сказать, ничего не поняла. Почему это Эдик меня больше не любит? Утром ещё всё хорошо было…

— Ты, главное, не переживай, — заскочила Маняха ко мне на кровать, — Лялька права — у тебя есть мы, и никакие Эти нам не нужны. Сами справимся.

— Потому что мы тебя любим! — воскликнула Ляля, взлетая на кровать.

Забирается Ляля на кровать когда как — то вертикальным взлётом покорит высоту, то задними лапами гребёт по боку матраса, будто она щеночек. Но сейчас у неё получился роскошный вертикальный взлёт.

Ну, как «получился»… наполовину. Вторая половина взлёта наткнулась на кошкину оплеуху и Ляля свалилась на пол прямо в кульминации своего полёта на кровать.

— Пошла отсюда! Опять будешь языком своим молотить! Сиди подальше!

Ляля немного обиделась и ушла к Кубе, который смирно сидел возле кровати и ждал своей очереди меня утешить.

— Ничего не понимаю, — удивилась я, — Почему я должна пить водку и почему папа меня не любит? Что вы опять придумали?

— Папа сказал… — вякнула было Ляля из своего угла.

— Молчать! — осадила её кошка, — Кубка, ты говори.

Куба важно откашлялся и начал:

— Папа сказал, что он тебя сдаст в ветеринарку. Поэтому мы боимся, что ты начнёшь пить от горя. А ты не пей.

— Я не буду, — пообещала я.

— А ещё он сказал, что ты безнадёжная, — продолжил Куба, — И что тебя легче сдать на дневной стационар, чтобы тебя там вылечили.

Ох уж эти его шуточки… Так Эдик шутит всегда, стоит мне только простыть и слечь. Я-то эти шуточки понимаю, а собаки… а Маняха… Они же, как дети, всё принимают за чистую монету!

— Поскольку он тебя больше не любит, мы пришли тебе сказать, что у тебя есть мы, — бодро заявила кошка, — И что ты можешь на нас рассчитывать. Мы тебя никогда в ветеринарку не сдадим, мы тебя сами лечить будем.

Мне не удалось объяснить своим заколдованным детям, что всё, что сказал папа — это юмор такой. Что в этом месте надо смеяться. Они со мной были совершенно не согласны.

— С ветеринаркой не шутят, — уверенно сказал Куба, — Особенно с дневным стационаром. Я там был! Это вам не шуточки!

Было дело… Когда Кубу стерилизовали, он провёл в клинике часа два, отходя от наркоза. Пока я отпросилась с работы, пока доехала до клиники… он всё это время рыдал от страха. Сотрудники клиники не могли его успокоить. Мой любимый мальчик!

— В ветеринарке фотографии некрасивые делают! — вклинилась Ляля, — Они из меня сделали какую-то страшилу!

И это мы помним. Ляля тогда загнала колосок дикого злака в заднюю лапку, лечили её долго, делая рентген за рентгеном. Фотографии эти Ляля очень не любит.

— В ветеринарке от страха можно обкакаться, — строго заявила Маняха, — Ты же не хочешь обкакаться?!

Ну да, ну да… это я Маняху возила на чистку анальных желёз и с ней случился такой конфуз.

— Конечно, такого я не хочу, — пришлось мне признаться, — Папа меня не сдаст в ветеринарку, он действительно шутил.

— Ничего себе шуточки… — пробурчала Ляля и, косясь на Маняху, стала карабкаться на кровать, — Можно я залезу?

Маня милостиво разрешила забраться на постель не только Ляле, но и Кубе. Так мы и стали вылёживаться — все вчетвером.

— Этого выгоним, раз он такой предатель, — начала мечтать кошка, — «В ветеринарку, говорит, сдам…» Накося-выкуси!

Маняха скрутила мелкую фигу из своих четырёх пальчиков и сунула его Кубе под нос.

— Чего ты мне свои фиги суёшь? — не понял Куба, — Я же Куба!

— Тренируюсь, — не моргнув глазом, ответила кошка, — Вечером Этот придёт с работы, а мы ему — «накося!!!»

И стала учить собак крутить фиги. Так они и лежали на кровати, тренировались фиги крутить, пока не вспомнили, что им завтракать не дали.

— Куба, Ляля, кушать! — позвала я их из кухни, где стояла бадейка с собачьим кормом, — Маня, кушать!

Открыв бадейку, я увидела, что корма там — только на две порции.

— Эх, корм заканчивается… — сказала я про себя, — и у кошки плюшек на донышке…

— Как это на донышке?! — образовалась возле меня Маняха, — Вчера только вот такенный пакетище на полке стоял! Куда мой корм дели?!

Собаки тоже обеспокоились предстоящим голодомором. Успокоило их то, что на завтрак корма всё-таки хватило.

— Звони Этому! — паниковала кошка, — Звони, пусть едет в магазин мне корм покупать. Я без пропитания не согласная с вами жить!

Днём Куба с Лялей затанцевали на коврике в прихожей.

— Иди, тунеядцы в туалет хочут, — сигнализировала мне кошка, — А то ещё напрудят в коридоре, а ты подумаешь, что это я. Выводи их гулять!

Но у меня не было сил, чтобы выйти на улицу. Горло болело, все суставы ломило от температуры. Мне лежать нужно, а не собак выгуливать.

— Я сейчас папе позвоню, пусть он приедет вас выгулять, — и я набрала номер Эдика.

Муж приехал через полчаса только для того, чтобы Куба и Ляля смогли пописать на улице. Приехал, выписал собак, и снова уехал на свою работу.

— Не забыла ему сказать, чтобы он корма купил? — напомнила мне Маняха.

— Не забыла.

— И нам творожка, — попросила Ляля.

— С ряженкой… — добавил Куба.

— Мне можно корм с индейкой, — уточнила кошка, — Но чтобы без риса, а только с мясом и овощами. Не хочу рис. Надоел.

— Или со сметаной! — продолжил Куба свой заказ, — Ряженка в прошлый раз была! Сейчас хочим со сметаной.

— Не хочим, а хотим, — поправила его Ляля, — Хотим творожок девятипроцентный со сметанкой двадцатипроцентной! И с морковкой. Скажи папе, пусть морковку купит! Много морковки.

— Тебе морковку, а мне тыкву, — внёс коррективы в меню Куба, — Я творожок с тыквой люблю.

— И новый мячик, — понесло Лялю в жёсткий шоппинг, — Старый я потеряла. Пусть купит такой… зелененький… яблочком пахнет…

— Лучше кольцо, — возразил Куба, — С кольцом веселее, его отнимать можно.

Завершила шоппинг Маняха:

— И влажного кролика в сливочном соусе пусть купит.

Вечером около десяти часов в дом вернулся папка. В двух руках у него было: мешок корма для кошки, пакет с влажным кроликом, кольцо для собак, второй пакет с пачками творога, стаканчиками сметаны, тыквой и кульком моркови. Ногой он толкал перед собой 25-килограммовый мешок с собачьим кормом, а зубами держал небольшой пакет с лекарствами для моего больного горла.

— Папка! Папка пришёл! — стали скакать перед ним Куба и Ляля.

Муж поставил на пол свою поклажу и стал обнимать собак. Маняха держалась особняком, но тоже была рада встречи с Этим.

— Устал? — спросила я Эдика.

— Пока дверь не открыл, был уставший, — ответил муж, — А как эти на меня напрыгнули, так вся усталость куда-то делась. Ну что, — обратился он к собакам, — Гулять пойдём?

Пока я разогревала ужин, он прогулял сначала Кубу, потом Лялю (Эдик гуляет их поодиночке). И прогулял не просто в туалет и обратно, а по сорок минут каждого!

После ужина, когда Эдик расслабленно смотрел очередной детектив и пил чай в прикуску с пироженкой, я отозвала наших зверей в другую комнату и напомнила им:

— Ну что, сейчас самое время папке фиги покрутить. Идите, крутите.

Куба переглянулся с Лялей и Маней и сказал:

— Чего-то мне не хочется папе ничего крутить. Он хороший.

— Он хороший! — закивала головой Ляля, — Не надо ему фиги крутить.

Только Маняха не сразу ответила. Посидела, похмурилась, пожала плечиками и разрешила:

— Ладно уж… пусть поживёт. Но до первого промаха! А то ишь… «в ветеринарку, говорит, тебя сдам…» Ты нам дома нужнее!

Вот такая история приключилась с нами сегодня. А всё потому, что не надо было из ледяного родника воду нюхать. И шутить при хвостах про ветеринарку тоже не надо. Они же всё буквально понимают )))

С вами была Александра и мой канал DogAngel. Все, кто не успел заказать Первую книгу канала — добро пожаловать по ссылке на мой сайт.

На фото Эдик с Кубой и Лялей на Байдарских воротах, возле которых мы нашли родник и началась вся эта история.

Share:

Author: admin

Добавить комментарий