Как Лялю на Азовском море креветка за пятку укусила

Недавно были мы с Кубой и Лялей в гостях у наших друзей, которые живут под Керчью. У них там дача в виде небольшого домика и — что самое важное — у них там МОРЕ в двух шагах.

Ради моря мы и поехали, поскольку, стыдно признаться, на пороге августа я могу на пальцах одной руки посчитать — сколько раз мы вообще на море выбирались.

Ляля вглядывается в морской горизонт — ждёт свои алые паруса

В Севастополе (мы тут живём) в черте города купаться можно, но — без собак. Даже рядом с нашим домом есть пляж в бухте, туда местные жители перед работой бегают поплавать. И даже дикий пляж там есть, но… на нём часто можно встретить противников собак. Я туда со своими заколдованными детьми не суюсь.

Поэтому приглашение наших друзей мы приняли с большим удовольствием.

Керчь — это море, но не Черное, а Азовское. Оно не такое, как море в Севастополе, оно помельче и потеплее. И медуз там много, да…

— Медузы! — вскинулся Куба, — Медузы — это сушеная вода! Её можно жевать! Поехали на Азовское море!

Куба и медузы

И мы поехали! Взяли с собой Лялю и Лору, и поехали.

Лора, кто не знает — это Лялькина заграничная сестра из одного помёта, она к нам в гости приехала. Ну, не совсем к нам, а к Алёне, нашей заводчице.

Азовское моречко оказалось просто созданным для купания с собаками! Берег весь состоит из мелкой ракушки… водичка как парное молоко… вода спокойная и… мелкая! Но не по колено, а приятная такая мелкота — по грудь. То есть идёшь-идёшь, а тебе всё по грудь. В такой воде очень безопасно плавать, когда с тобой ещё стопиццот собак гребут. На глубине Черного моря такую ораву собак надо постоянно отпугивать, чтобы они на радостях тебя не потопили.

Ляля примеряется к заплыву

А если тебе по грудь, то всегда можно встать на ровные ножки, надавать по кумполу банде мокрых хвостов за попытки заплыть тебе на голову, и дальше плыть в гордом одиночестве, пока банда не забудет, ПОЧЕМУ им по кумполу настучали и не вернётся всем составом к тебе обратно.

У наших друзей в Керчи тоже золотистые ретриверы, Кинг и Макс. А ещё два коржика — Зара и Ёлка. И маленький Путя дворянской породы. Вот с ними-то мы и отправились купаться.

Путя с ретриверами

Сначала мы с друзьями решили вымотать собак, чтобы они устали и дали нам возможность самим спокойно поплавать. Но вымотать собак не так просто — мы уже устали их выматывать, а они всё плавали и плавали за мячиками.

Причём каждый знал, где чей мячик. У Кубы и Ляли мячик на веревочке, они плавали только на ним. У Кинга и Макса — два мячика без веревочки, у каждого свой. А Зара и Ёлка просто так плавали, ради охраны своей стаи. Они же овчарки, в самом деле, а не какие-то там инфантильные ретриверы. Ёлка и Зара охраняли ретриверов и людей, хотя вокруг никого не было.

Иногда коржики лаяли на меня.

Зара и Ёлка, сзади Макс и Кинг

— Ты хто такая? Почему не знаем? Документы у тебя какие?

— У меня вон два документа по берегу бегают, Куба и Ляля. Можно, я с вами покупаюсь?

Зара и Ёлка одобрили мои документы и разрешили войти в их стаю. Временно. Пока я с документами домой не уеду.

Кидание мячика собакам — дело очень весёлое. Смотреть, как они соревнуются, как гребут изо всех сил за качающимся на волнах шариком, это самое настоящее летнее счастье.

Макс и его мячик

Но… всегда помню, что Куба у меня не умеет дозировать свои нагрузки. Приходится заставлять его принудительно отдыхать. Для этого ловлю Кубу, слегка приподнимаю его на руках над водой и некоторое время веду с ним задушевные беседы.

— Нравится тебе здесь?

— Пусти! Лялька мяч без меня словит!

— Немножко отдохнёшь, и отпущу. Ты вон как тяжело дышишь.

Наконец Куба успокаивается и я отпускаю его в гонку за мячом. В отличие от Кубы, Ляля сама регулирует свою усталость. Придёт время, и она просто выйдет на берег и будет наблюдать за играми собак на воде. За Лялю я спокойна, а за Кубой слежу.

И вдруг слышу:

— Ай! Куба меня укусил!

Ляля резко разворачивается и ищет взглядом брата. Но тот ещё далеко, он ещё только гребёт в сторону мяча.

— Кто меня укусил? — крутится Ляля на одном месте.

— Не я, —сказал Кинг.

— Не мы, — ответили Макс, Лора, Зара и Ёлка. У них свои мячи и свои игры вдалеке от Ляли.

— Меня кто-то укусил за пятку! — продолжает утверждать Ляля и на всякий случай подплывает ко мне.

Куба предполагает:

— Может быть, медуза? Они жалятся, меня однажды медуза за язык ужалила.

Но вокруг нас нет медуз, они сейчас в небольшом количестве болтаются возле кромки воды у самого берега. На «большой» воде их нет.

И тут я чувствую, как меня тоже кто-то укусил за щиколотку. Я почесала ногу… тут же почувствовала укус за другую щиколотку.

Куба, Кинг и Ляля. Картинка из серии «найди кота (то есть собаку)»

Что это? Вернее — КТО это?

— Это местные креветки, — сказала Женя, хозяйка Кинга, Макса и Зары с Ёлкой, — Вернее, не сами креветки, а их дети. Вот, смотрите.

И она зачерпнула воду ладонью и показала нескольких мелких-мелких полупрозрачных креветок

— Какие дети невоспитанные… — пробурчала Ляля, стряхивая со своей пятки очередного агрессора, — Чего они ко мне привязались!

— А меня не кусают, — похвалился Куба.

— Это потому что ты пятки не моешь. Может, они не любят грязные пятки!

— И хорошо, что не любят. Ты тоже не мой пятки, они тебя тоже кусать не будут. Давай лучше креветок ловить?

И Куба занырнул с головой. Он совсем недавно научился нырять за медузами. Теперь будет нырять за креветками.

— Их нельзя ловить, — предупредили нас подплывшие коржики Зара и Ёлка, — За них штраф плотют — мильён денюх за каждую креветку. Наша мама хотела сачок купить, чтобы нам на ужин приготовить котлеты из креветок, а ей в магазине сказали — нельзя.

Штраф за ловлю креветок в азовском море действительно есть — 30 000. Уж не скажу, за каждую ли креветку, за килограмм, или за сам факт махания сачком по воде. Но спасибо коржикам — Куба тотчас прекратил ловлю на креветок, потому что он уважал правила.

На фото — прозрачная азовская креветка, чьи невоспитанные дети покусали Лялькины чистые пятки.

Азовская креветка — за вылов штраф 30 000 рублей. Фото из kubanphoto.ru

Добавить комментарий