Как Ляле Кубин страх передался

Праздничные выходные дали нам возможность поездить с собаками на далекие прогулки. 22 февраля мы запланировали море — пляж в Орловке, недалеко от Качи.

Февральское море, конечно, не располагает к купанию, хотя наши собаки могут купаться и в ледяной воде. У них подшерсток не промокает. Главное — после купания двигаться.

Куба, увидев море, приготовился, что сейчас будет заплыв за мячиком.

— Кидай! Мне кидай! Ляльке не кидай, мне кидай! Ой-ой-ой, никому не кидай, только мне кидай!

Показав Кубе шиш с маслом, мы с Эдиком отправились вдоль берега роскошного пустынного пляжа.

Море было бирюзовым и практически спокойным. Мягкие волны накатывали на пологий берег и манили вступить за собой в чистую, как хрусталь, воду.

Мы все удержались от искушения. Одна Лялька не устояла.

— Море! Сейчас буду плавать!

Однако, зайдя в воду, она почувствовала своими голыми пятками, что тут что-то не то. Те так, как летом.

Вышла, отряхнулась и полезла ещё раз проверять. И опять почувствовала разницу.

— Кусается.

— Кто кусается?

— Вода кусается. Щиплет за пятки.

— Это потому что она холодная. Хочешь, иди поплавай, только отряхивайся где-нибудь подальше, чтобы нас с папой не намочить.

Как Ляле Кубин страх передался

Но Лялька не захотела отряхиваться подальше от нас, поэтому она вообще не пошла в море, а стала бегать с Кубой по пляжу.

Куба, видя, что мячик он у меня не выпросит, тут же стал искать ему альтернативу.

Альтернативой мячику всегда могут послужить палочки и веточки. На пляже этого барахла завались. Куба тут же нашел палку и начал драть глотку.

— А у меня палка! А кто у меня заберет палку? Никто у меня не заберет палку! Я владелец палки! Ни у кого нет такой палки, как у меня! Ну, кто за палкой?!

Куба всегда орёт, когда ему в лапы попадает мяч или другая какая палка. Потому что Кубе важно показать, что он тоже не пальцем деланный, а владелец заводов и пароходов.

— У меня тоже есть недвижимость, — оправдывает он своё поведение, — Чтобы они не думали, что у меня ничего нет. А у меня ЕСТЬ!

Они — это всё вокруг, что шевелится. Папка, я, соседи, собачки соседей, воробьи в кошкиной столовке… Все! Чтобы все знали, что у Кубы есть мячик/палка и он не намеревается её ни с кем делить.

Сегодня на пляже вокруг нас сначала не было никого. Несколько человек гуляли на другом конце пляжа и им было хорошо без нас.

Зато на Кубины крики прибежали собачки из посёлка Орловка в количестве четерых человек. Пока Куба, наступив на палку передней лапой, разорялся с подвыванием на всю ивановскую про свою недвижимость, собачки прислушивались к содержанию его лозунгов.

— Не местный, что ли? — спросила черная мохнатая дворняжка размером с небольшой валенок.

— Приехамши оне, — ответила седая овчарка с обрывком веревки на шее, — Говорит, приобрёл что-то на нашем побережье.

— Радуется, значицца. Ну, пусть порадуется…

— Господа! — подскочил к группе собак поджарый охранник с купированным хвостом из элитного пляжного посёлка, — Мы можем составить ему компанию в его радости! Пойдёмте, будем вместе ликовать!

— Ах, Лукас, — перегородила ему дорогу стройная длинноногая блондинка с манерами русской борзой, — Намедни вы с Полканом из пятнадцатого дома предостаточно наликовались, теперь перед соседями стыдно.

— Пущай орёть, — мудро рассудила седая овчарка, — Он орёть, а мы послухаем, всё какая-никакая атракция в нашей деревне.

— Но давайте хоть издалека поддержим! — не унимался Лукас, — Старается же, собака…

Куба и правда старался. Он то закапывал свою палочку, то откапывал её. То бегал с ней по берегу, то приносил её нам для кидания недвижимости подальше. Потом они с Лялькой бежали наперегонки и тут уж зависело — кто завладеет палочкой. Если Куба — то «атракция» для местных собак возобновлялась. Если Ляля — то всё было тихо.

В конце концов мне надоели Кубины вопли и я отобрала у него палку. Насовсем отобрала. Положила себе в карман и показала ему кукиш.

— Иди просто так побегай! В море зайди, лапы намочи. Или вон по камням с Лялей побегайте.

Впереди была огромная груда валунов, насыпанных с целью отгородить часть побережья для частного пансионата. Валуны были огромными, чтобы морской шторм не разрушил границу посещения берега простыми смертными. Таких границ, к сожалению, в Крыму становится всё больше и больше…

Ляля, увидев впереди роскошную альпийскую горку, взлетела на неё в мгновение ока. Взлетела и слетела. И так раз пять или шесть. Я сразу припомнила уроки в отряде кинологов-спасателей, когда мы обучали собак не бояться всяких неровных поверхностей и прочих страшных валунов. Лялька на таком занятии всех бы «уделала».

Тут к горке подоспел Куба. Я решила проверить, помнит ли он старые уроки.

— Куба! Наверх! Где Ляля? Давай наверх к Ляле!

Но Куба, познавший СТРАХ на горных перевалах, отказался лезть на горку.

— Не полезу я на эту страсть. Там можно лапы сломать, или ещё какую конечность. А я в больницу не хочу.

Ляля, услышав про больницу и про конечности, застыла посреди горки и тоже сообщила, что она боится.

— Кто меня сюда залез? Снимите меня отсюда!

Пришлось стаскивать её на ручках с большого валуна, где она только что скакала горной козой.

Куба передал Ляле свой страх
Куба передал Ляле свой страх

Думаю, этот благоразумный страх ненадолго загостит в Лялькином сердце. Она в маму пошла — бесстрашную Лану. Ту вообще можно запускать на любые вертикальные поверхности, она везде дорогу найдёт. Однажды Лана свалилась с обрыва и… но это уже другая история.

А я на сегодня прощаюсь с вами. Всех Защитников Отечества в поздравляю с их профессиональным Праздником! Подписывайтесь, если вы ещё не с нами )))

И заглядывайте на наш форум, где я уже начала тему выкроек одежды для собак. Пока готовлюсь выложить выкройку комбинезона.

На фото Куба и Ляля на фоне моря

Как Ляле Кубин страх передался

Добавить комментарий