Как Куба напугал сборщиков мебели, а Маня выяснила, что она особенная

Не так давно заказали мы новую мебель в спальню. Ну, шкафы там, комод, тумбочки, все дела… Месяц ждали, пока её нам сделали и ещё две недели — пока привезли и установили. Живём сейчас, как белые люди — одежду в шкаф вешаем… телевизор с пола на комод подняли… очки перед сном кладём к тумбочку, а не под подушку… красота!

Но рассказ мой не о тумбочках, а о Кубе и Мане, которые внесли некоторое разнообразие в жизнь сборщиков мебели.

ШТАЭТТТА?!!! — взвилась Маня, когда два дюжих парня начали пропихивать во входную дверь длинные мебельные запчасти, — Хто пустил?!!!

Картинка из indianpackersmumbai.blogspot.com

Рабочие фирмы, поставив первую порцию мебельных составляющих в комнату, удалились за вторыми. Маня осталась на месте, выгнув спину и вытаращив глаза.

— Закрой за ними дверь, иначе опять прилезут! — велела она мне.
— Мы их два месяца ждали. Потерпи, они мебель соберут и сами уйдут. Не позорь меня, иди в свой домик и пережди там гостей.

Но Маня и не подумала спрятаться. Впрочем, дверь во вторую комнату была закрыта. Там был Куба, который при появлении рабочих начал громко лаять и лезть к чужим людям с поцелуями. Пришлось его закрыть.

— Иди вон к Кубе, посидите в одиночестве, пока нам мебель соберут.
— Сама иди к своему Кубе. Это мой дом и я где хочу, там и буду.

Рабочие начали втягивать следующие детали. На этот раз это были объемные коробки. Поставив коробки на пол, один из рабочих, парень лет 25, заметил в коридоре кошку.

— О, котик! У меня дома тоже есть кот. Иди сюда, кис-кис-кис… — протянул он к Мане свои руки.

Ох, не надо было ему этого делать…

— ШШШШШШШ !!!! — Маня взвилась вертикально, развернулась в воздухе, шмякнулась на 4 лапы и, буксируя на скользком полу, со скоростью 700 километров в час начала зигзагами носиться у нас под ногами и искать себе укрытие. Хотя рядом была её родная дырка в туалетной двери.

Парень остался с протянутой рукой и вытянутым лицом.

— Ничего себе "котик"… с ним всё в порядке?
— Это кошка. Сейчас успокоится. Но вы её лучше не трогайте, она у нас диковатая.
— Понятно, — протянул он, — ну, тогда начнём собирать ваши шкафчики.

Манечка, воткнувшись, наконец-то в спасительную дырку, выглянула оттуда и уставилась на любителя котов.

Самое надёжное место — дырка в туалетной двери.

— Ты сказала ему, что я не кот?
— Сказала. Он просто хотел тебя погладить.
— Немытыми руками? Пошшшёл он…
— Ты давай лучше прячься, я сейчас дверь в туалет открою.
— Зачем это?
— Затем, что людям нужно будет в туалет.
— Они что, сюда сс.. пришли? Не впускай их сюда!

Через какое-то время второй рабочий попросился в туалет. Я предупредила его, что там сидит кошка, чтобы он её не гладил. Не успев закрыть за собой дверь, он тут же выскочил из туалета, тряся рукой.

— Укусила, падла!
— Вы гладили её?
— Не прикасался даже! Не видел даже её! Она откуда-то выскочила…

Понятно. Маня пряталась под душевой кабинкой.

-Манечка, иди сюда, я тебе корма насыплю и домик в кухню принесу. Ты где?
— Здесь я, — раздалось из-под поддона, — они на кухню не придут?
— На кухню точно не придут. А вот в туалет могут прийти. Вылазь.

Чтобы выманить кошку из-под душевой кабинки, мне пришлось принести её любимый поролоновый домик и в нём перенести зверюгу на кухню. Туалет был освобождён и рабочий смог им воспользоваться.

Думаете, на этом наступила тишь да гладь? Ничего подобного.

Из-за двери во вторую комнату раздался тихий вой Кубы.

-Ого, у вас ещё и собака? Не выпускайте её, пожалуйста! — взмолился второй рабочий, и первый его поддержал.
— Вы боитесь собак?
— Ну, как вам сказать… если кошка такая нервная, то какая будет собака…
— К сожалению, у нас всё наоборот. У нас кошка за собаку, а собака за кошку.

И я выпустила Кубу.

Фото из www.nationalgeographic.com.au

Рабочие слегка сбледнули, когда из комнаты вырвался большой лохматый пёс и побежал прямо на них.

— Я вас так люблю, так люблю! Давай поцеловаемся! — выл Куба от счастья, — давай обниматься!

Припадая на все четыре лапы, он тёрся об их ноги, вился и пластался, падал ниц и на спину. Куба выказывал свои верноподданнические чувства всему роду сборщиков мебели.

— Какая классная! Как её зовут?
— Куба. Это мальчик.
— Куба! Привет! Ах ты какой клёвый! — парни растворились в умилении, расплылись в мимимишности и растаяли в нежности. Они были так тронуты Кубиным приёмом, что про свои обязанности напрочь забыли.

— Куба, не мешай людям работать, — напомнила я, — иди к Мане на кухню.
— Я им буду помогать! Скажи им, что я умею давать ключи! Это что? — увидел Куба отвёртку, — я им буду это подавать!

Он схватил с табуретки отвёртку и начал с ней скакать вокруг восхищённых рабочих.

— Отдай сейчас же, ты мешаешь работать!
— Ничего, пусть с нами побудет. Эта отвертка нам сейчас не понадобится, у нас другая есть.
— Он растащит у вас весь инструмент, я-то знаю. Куба, иди сюда!

Куба помогает. Или мешает?

Вот так и собирали нашу мебель — с радостью, смехом, играми и догонялками. Куба немного похулиганил, но, как только я принесла его печеньки, он стал выполнять роль "подносящего" ответственно и осмысленно. Парни говорили — "Куба, подай вон ту палочку" — и Куба подавал. А они давали ему по кусочку собачьего печенья.

Я стояла рядом и, не скрою, наслаждалась поведением своей собаки. Когда твоя собака мимими для тебя одного — это одно. А когда от неё балдеют другие люди (особенно чужие) — это другое. Это намного приятнее.

Вечером, ложась спать, я услышала следующий разговор своих зверей на нашей кровати.

— Он назвал меня котом! Прикинь!
— А ты кошка. Это обидно?
— Естественно! Кошка это тебе не кот! Подвинься… полкровати занял…
— Я на краюшке… Меня тоже назвали девчонкой, а я пацан.
— Надо было их порвать, а ты скакал перед ними, как дурачок.
— Я с ними играл. Они мне печеньки давали. Они хорошие.
— У тебя все хорошие, потому что ты балбес.
— Не пихайся, я сейчас с кровати упаду.
— Давай сваливай к себе на подстилку.

И Куба послушно свалил. Маленькая кошка Маняшка смогла выпихнуть большого золотистого ретривера с двухметровой кровати и тот дал себя выпихнуть, сохраняя любовь к кошке, к хорошим рабочим, к свой короткой подстилке, к своим человеческим родителям и ко всему окружающему миру.

Потому что он — наш Куба.

— А как же я?

— Фу, Маня, напугала… умеешь ты подкрасться незаметно… Что ты?
— Я что, хуже?
— Да почему "хуже"… ты другая. Ты у нас особенная.
— Ну, тогда ладно. А то всё про него да про него. А я? Только ты не забудь про это чаще писать.
— Про что?
— Про то, что я — особенная.

Спокойной ночи, особенная Маня.

Подписывайтесь на наш канал. У на тут душевно и весело.

Добавить комментарий