Как Куба мою тётушку в Никитском Саду выгуливал

Когда к вам в гости приезжает родной человек, вам несомненно хочется окружить этого человека своим вниманием, обеспечить ему занимательный досуг и вообще достать звезду с неба. Особенно если этот человек — последний из ваших старших родственников, который помнит, как вы писались в пеленки, какие слова вы произносили, вернувшись из детского садика, какими болезнями вы болели и какого цвета шторы вы порезали на платьица вашим куклам. Вот такая гостья приехала и ко мне, моя тётя Оля, по семейному — Лёля. Звезду с неба я ей, конечно, не достала, хотя очень хотелось. Но в Никитский Ботанический Сад мы всё-таки съездили.

Куба поехал с нами, куда же без него. На входе в Сад висит, конечно, табличка с перечеркнутой собакой, но при этой табличке есть также надпись — "запрещено без поводка и намордника". А Куба у нас всегда в уздечке и всегда на поводке. И не потому, что он невоспитанный (хотя есть немного…), но прежде всего для защиты ОТ ЛЮДЕЙ, а не наоборот.

Итак, Куба поехал выгуливать мою тётушку.

Однако в этом рассказе я не буду много описывать похождения своей собаки. Собака вёл себя очень прилично, ничем особо не выделяясь из толпы экскурсантов и гуляющих по Саду. А вот тётя… Тётя заслуживает особого внимания. И вот почему.

Заросли бамбука и мы с моей тётушкой.

Тётка моя — большая любительница природы. Начиная от листика крапивы и заканчивая большими голубыми китами — всё у неё мимими и муси-пуси. В доме у неё свой ботанический сад, разросшийся не хуже Никитского, на даче — чудовищные урожаи помидор-огурцов-картошки-морковки, а в доме — собака Жуля, старая больная дворняжка, доживающая свой век после смерти первой хозяйки.

И вот Лёля попала в рай, в официальное Царство Флоры на отдельно взятом полуострове под названием Крым. В Никитский Ботанический Сад.

Как только мы предоставили билеты для контроля и вступили за ограду парка, тётка бросилась к первому же дереву и стала выяснять — где у этого дерева табличка, на которой написано — что за дерево, когда посажено и от каких болезней лечат его плоды.

…тётка бросилась к первому же дереву…

Поскольку контролёр такими сведениями не обладала, тётя возмущенно стала искать взглядом, кто бы мог поделиться с ней знаниями относительно этого дерева.

А дерево было действительно интересное — кора светлая, гладкая, словно отполированная бархатной тряпочкой, листочки классической лаврушечной формы, ветки крупные, без лишних сучков и мелких побегов. Такое интеллигентное чистенькое дерево, к которому тянуло прижаться щекой, рассказать ему всю свою жизнь и гладить его, гладить и гладить по жёлтому полированному стволу.

У контролёра, кассира и проходящего мимо мужчины сантехнического вида не оказалось нужных нам знаний на тему этого дерева, поэтому мы ринулись за нашей тётей вглубь парка в поисках хотя бы завалящего экскурсовода.

Мы не пропускали ни одного кустика, ни одного цветочка, где бы Лёля не застревала на чтении информации о них. И горе тем цветочкам, возле которых не оказывалось таблички с описанием его, цветочкиного, происхождения и личных качеств.

Список вопросов, которые тётка готовилась предъявить вышеупомянутому завалящему экскурсоводу, увеличивался с каждым шагом. Экскурсовод, не будь дураком, завалился бы ещё дальше, если бы знал, какое торнадо вопросительных знаком к нему приближается.

По пути нам встретились несколько человек, но они ничего не знали про полированное дерево с лавровыми листьями, и вообще странно шарахались от нашей компании. Видимо, по парку уже разнёсся слух о странной группе "молодых" любознательных дамочек в сопровождении большой белой собаки в черной уздечке.

Большая собака, надо отдать ей должное, вела себя очень прилично. Время от времени Куба, когда тётушка в очередной раз кидалась к отдыхающим с вопросами по поводу местной флоры, посматривал на меня искоса и вздыхал.

— Чего вздыхаешь?
— Надень ей уздечку. Смотри, как её носит по парку. Люди же пугаются.
— Людям уздечки не одевают.
— Это плохо.
— Тогда нужно и поводок цеплять, а где ты видел человека на поводке?
— Не видел. Хотя некоторых можно и на поводок посадить. Помнишь, как злой дед в нас камнями кидался? Был бы на поводке, не кидался бы.

Куба воткнул нос в землю, что-то там унюхав своё, собачье. Воспоминания о старике-метателе камней накрепко засели у него в голове…

В это время Лёля пыталась пристать к двум мужикам, по виду напоминавшим дворников, с вопросом про полированное дерево. Но мужики были заняты — они пилили старое трухлявое дерево, очищая Сад для новых насаждений. Пила у них была электрическая, и попытки моей тёти начать разговор тонули в визге мотора. Тянуть её за рукав было бесполезно. Уж если она что-то решила сделать, то сделает это любыми путями.

— Смотри, опять пристаёт. Сейчас её облаят и укусят. Я бы укусил.
— Надеюсь, что обойдётся… Лучше давай сами отойдём подальше, а то я сейчас оглохну от шума.

Тётя тем временем дождалась, пока дворники закончат пилить, и обратилась к одному из них с вопросом про вышеупомянутое дерево.

И свершилось чудо!

Самые неказистые работники Ботанического Сада оказались знатоками практически всех зеленых насаждений в парке. Один из них с таким упоением начал рассказывать про тайны Никитского Сада, что не только моя тётя, но и мы с Кубой стояли, открыв рот.

Мужик словно ждал своего часа, когда он сможет поделиться грузом знаний. А поскольку Лёля оказалась очень благодарной слушательницей, то фонтан его красноречия бил неиссякаемой струёй.

Сейчас я уже не помню, что именно спрашивала тётушка, и что конкретно он отвечал, но это и неважно. Лично для меня было важно увидеть людей, влюблённых в своё дело, знающих не только то, что непосредственно касается их работы, но и много другого, так сказать, факультативного материала.

Полированное дерево оказалось земляничником мелкоплодным. Самое смешное, что буквально в двух шагах от места проведения нам ботанического ликбеза мы нашли ещё одно такое дерево, но уже с табличкой.

Отпустив с миром эрудированных дворников, моя тётушка издалека заметила большую группу туристов с дядькой-гидом, в руках которого был специфический флажок с номером группы. Группа стояла возле большого корявого дерева, похожего на выкорчеванный пень с корнями.

"Я пойду с ними!" — заявила тётка и мелкой рысью помчалась к экскурсантам, надеясь затеряться среди них.

Держи её! — Куба аж гавкнул от возмущения.
— Не лай, а то подумают, что ты агрессивный. Удерживать бесполезно, поэтому просто будем неподалёку, вдруг понадобится наша помощь.

"Держи её!" — крикнул Куба

Тётка внедрилась в экскурсионную группу, не особо утруждая себя мимикрированием в чуждую среду. Она превратилась в слух, никого вокруг не замечая. Экскурсовод, кажется, не сразу заметил прибавление бойца.

— Только бы спрашивать не начала, — Куба как в воду глядел!

"А скажите, пожалуйста!", раздался звонкий голос нашей любимой тётушки.

Экскурсовод напрягся. Он точно помнил, что этой дамы у него в группе не было. Лишние вопросы от лишних людей в группе — мечта любого гида!

Пришлось вмешаться.

— Ох, извините, мы перепутали группы. Наша только что здесь была, а мы немного отстали.
— Да, бывает, — экскурсовод оказался не скандальным дядькой. — Вон Татьяна Николаевна только что от галереи отошла. Вы, наверное, из её группы?
— Да-да! Мы точно из татьяныниколаевной группы…

Выдернув упирающуюся тётку из группы улыбающихся туристов, мы с Кубой сделали вид, что сильно нуждаемся в неизвестной нам Татьяне Николаевне и просто жить без неё не можем.

Спасибо Кубику, экскурсанты все до одного растаяли при виде нашего пса. Пока грозный дядька с флажком объяснял нам, где найти галерею, Куба делал "зайку" и улыбался до ушей. Экскурсанты расплылись от умиления.

— Не делай так больше, — попросила я Лёлю, когда мы отдалились от группы на безопасное расстояние. — Люди друг друга знают, а тут ты. Нехорошо.
— Чем я им помешала? Подумаешь, спросила…
— У них время расписано по минутам, каждый вопрос — это опоздание на следующую экскурсию.
— Ладно, ладно. Пойдём, купим лучше путеводитель, там всё написано.

Мы купили подробнейший путеводитель по Саду и стали целенаправленно ходить по тропинкам, удивляясь, как нам раньше такая мысль в голову не пришла…

Буду рада, если вы подпишитесь на мой канал! Здесь у нас всё по честному — как есть, так и пишем. То кошка письмо нацарапает… то собака мыслями жжОт… то я вот, про своё девичье… У нас весело. Подписывайтесь!

Добавить комментарий