Как йорк Митрич влюбился и послал нашу кошку далеко

О том, как мы с риском для Маняхиной жизни встретили Новый Год, я писала недавно. А сегодня я хочу вам рассказать, как встречал Новый Год наш сосед Митрич, генеральский и юридический сын, по национальности — йоркширский терьер.

Фото из pixabay.com

Почему он генеральско-юридический сын? Потому что у него хозяева — папа генерал и мама юрист. Так нам сказал сам Митрич.

В ночь на 1 января большинство окон нашего дома было темными. Видимо, жители уехали встречать праздник к друзьям или родным. Поэтому разборки нашей кошки с таксой Чачей вряд ли кому-то мешали в нашем доме.

Тёмным было и окно квартиры Митрича. Иначе бы он точно поддержал скандальчик, который разгорелся между Маняхой и таксой.

Но Митрича не было. Появился он только спустя два дня во дворе. Появился и стал гулять под нашими окнами вместе со своим папкой-генералом.

— Пс! Митрич! — первой заметила товарища наша Маняха, которая вечно сидит на подоконнике и мониторит весь двор, — Митрич! Бо́шку свою подними!

Митрич услышал Маняхино «псыканье» и поднял свой взгляд к нашему окну. Взгляд его был тоскливым и отчуждённым.

— А? Привет. Чего надо? — тускло спросил он Маняху.

— Как это «чего»? Ты где был? Меня чуть не сожрали, а ты где был?

Митрич вздохнул, сел и понуро опустил плечики.

— Мы уезжали, — сказал он, — У нас праздник был.

— Так и у нас праздник был! У всех праздник был! — начала раздражаться кошка, — Меня чуть в честь праздничка не сожрали!

— Не, — покачал головой Митрич, — У нас другой праздник был, мы вокруг ёлки ходили, а жарко́е было из другой кошки. Я его не пробовал, но пахло вкусно.

Заинтересовать Митрича у Маняхи не получалось. Что-то беспокоило бедного йорка в его большой терьерской душе, что не давало ему проявить сочувствие нашей кошке. Он то и дело вздыхал, нюхал январские подстриженные кустики роз под нашими окнами и был совершенно на другой волне.

К сидящей на подоконнике Маняхе подошли Куба и Ляля. В эти дождливые дни они гуляли быстро и только по делу. Поэтому любое движение в доме воспринималось ими, как обязательное к участию.

— Тут кто? Митрич? — поставил передние лапы на подоконник Куба.

— Он, болезный, — покачала головой Маняха, — И он мне сегодня не нравится.

— Он тебе никогда не нравится, — напомнила кошке Ляля, — Он же твой куркулент.

— Конкурентов тоже надо жалеть, — возразила кошка, — Без конкурентов жизнь не играет красками. Куража без них нет. Надо бы Митричу помочь, только вот как…

И она постучала лапой в приоткрытое окно.

— Слышь, у тебя всё в порядке?

Митрич задумался, глядя на обрезанный кустик розы, потом помотал своей лохматой головой, что означало — «вроде всё в порядке».

— Может, тебя папка газетой отлупил? — предположил Куба.

Йорк опять помотал головой, словно у него в ухо вода попала.

— Ты опять занавески ободрал? — вспомнила Ляля старые Митричевы прегрешения.

— Нужно больно… — выпятил губу йорк, — Это когда было-то… Сейчас у меня другие интересы.

— Может, тебя гложет чувство вины? — задала профессиональный психологический вопрос Маняха, — А? Вина тебя гложет?

— Никто меня не гложет! — рассердился Митрич, — Меня даже блохи не гложут, потому что их нет. Чего пристали?

— Так на тебе лица нет! — объяснила Маняха причину всеобщего любопытства, — Мы же помочь тебе хотим.

Йорк уселся на свой упитанный зад, скосил глаза на нос и начал приглядываться к своим мохнатым щекам.

— Хм… Лицо на месте… Ты, Маняха, опять врёшь! На месте моё лицо!

— А почему ты сам на себя не похож? — не сдавалась кошка.

— Как это? — оторопел Митрич. Он совсем запутался в потоке психологических вопросов и постепенно начинал нервничать.

— Запомни, — подняла указательный коготь кошка, — Если тебя не мучает чувство вины, значит, ты всё сделал правильно. Исключение составляет вина передо мной. Эта вина тебя должна всегда мучать. Во всех остальных случаях ты всё делаешь правильно. Но ты можешь рассказать нам, что именно ты сделал правильно. Мы разберём твой правильный поступок и поможем тебе вернуться в нормальное состояние.

— Иди в баню! — рявкнул йорк, — Я и так нормальный! А вы все — дураки!

Развернувшись к нашему окну задом, Митрич взрыл задними лапами мокрую после дождя землю, тем самым показав, НАСКОЛЬКО мы все — дураки. Взрыл, отряхнулся и потрусил за своим папкой, который уже успел скрыться за углом дома.

— Совсем плох Митрич, — печально констатировала Маняха и позвала Лялю, — Лялька!

— Чего?

— Встретишь его на прогулке, узнай, где они праздник отмечали и что там случилось. Поняла? Будем лечить Митрича душевным участием и полезным наставлением.

Но Ляля не выполнила указание своей наставницы. Время прогулок соседского йорка и моих собак редко когда совпадает. Зато у меня совпало. На следующее утро, протирая перед выездом стёкла своей машины я встретила хозяйку йорка, с которой мы иногда болтаем о том и о сём.

— С Наступившим, — поздравила меня Оля. Она также собиралась выезжать со двора.

— Спасибо, и вас. Как отметили? — поддержала я беседу.

— С друзьями отмечали, на Фиоленте. Мы каждый год собираемся, каждый раз у кого-то другого. На этот раз нам Фиолент выпал.

— И мы с друзьями были, и с собаками.

— И мы! — обрадовалась Оля, — У друзей в этом доме догиня живёт. Красивая собаченция, скажу я вам… Могут же люди себе позволить такую красоту.

— Да, доги очень эффектные собаки. И как Митрич, подружился?

— Ещё как подружился, — засмеялась соседка, — У догини как раз течка была. Уж наш Митрич так дружил, так старался! Только ничего у него не получилось.

Так я и узнала причину меланхолии нашего Митрича. Оказывается, он просто влюбился! В большую красивую догиню…

Сразу в памяти всплыла песня «Дельфин и Русалка» и прозвучала особенно трагически: «Эх, йорк и догиня… не пара, не пара, не пара…»

Вернувшись домой, я рассказала Маняхе о причине грусти её товарища и попросила не приставать к нему с расспросами.

— Понимаешь, Митричу сейчас не нужны никакие советы.

Маняха вытаращила на меня глаза.

— Как это не нужны? Кто ему ещё даст умный совет, если не я?!

— Он в нём не нуждается. Ему просто надо время, чтобы забыть свою любовь. Потом он опять станет прежним — твоим веселым конкурентом.

— Ну уж нет, — помотала головой кошка, — Буду ждать его тут, на подоконнике. Пусть послушает, ЧТО я думаю о его влюблённости. Тоже мне… нашел проблему…

Она уселась на подоконник и стала смотреть на двор в ожидании выхода своего товарища. Но Митрич при первом же контакте со всезнающей Маняхой послал её куда-то далеко-далеко.

— Представляешь?! Он меня послал! — пожаловалась она мне вечером, когда мы улеглись спать.

Бедная Маняха. Сегодня она получила хороший урок — если давать непрошенные советы, то надо быть готовым отправляться туда, куда ты не собирался. И, если Куба и Ляля прислушиваются к кошке, то другие жители нашего дома совсем не обязаны внимать каждому её слову.

С Митричем всё будет в порядке. Уже на следующее утро он весело проскакал мимо нашего окна, не обращая внимания на хмурую Маняху. Она ему, конечно, отомстит по-своему, по-кошачьи. Но это будет потом. А сейчас Митричу уже лучше, и это замечательно.

 

 

Share:

Author: admin

Добавить комментарий