Хозяйские тапки… ммм… вкуснота!

Картинка из Яндекса.

Первый рабочий день после отпуска. Тороплюсь домой, ожидая радостный скулёж сразу за входной дверью, а то и ещё с улицы, после хлопка двери автомобиля. Куба научился различать звуки наших с мужем машин и начинает радостно подскуливать уже на этом этапе.

Однако… никаких звуков я не услышала… Странно. Окончательно открыв все входные двери, с удивлением обнаружила, что и в коридоре НИКОГО НЕТ. Где собака? У нас украли собаку?

Собака сидела на кухне в виноватой позе — ужи опущены, хвост под жопкой, только кончик звонко хлопает по полу. Глазки… глазки смотрят снизу вверх, обнажая белки, отчего становится его невыразимо жалко. 

— Куба! Что случилось? Ты не заболел? Почему не встречаешь меня в коридоре? Ты здоров, зая?

Молчание. Кончик хвоста продолжает молотить по полу, а взгляд — то в коридор, тона меня, то опять в коридор. Что там такое? Выхожу в коридор — всё нормально, на полу только немного мусора, с улицы, наверное, натащили, когда утром ходили гулять. Нужно подмести. Беру веник… и понимаю, что это не просто мусор — это части обуви. Чьей? Моей? Эдика? Тапки? Хорошо, если это тапки. Тапки специально созданы, чтобы их грызли наши собаки. На то они и тапки. Пусть это будут тапки… путь будут тапки…

Но это оказались мои любимые босоножки. Самые лучшие. Не потому лучшие, что красивые, а потому, что удобные. Рекер. Фирма такая, выпускает изумительно комфортную обувь. Покупала я их 2 года назад, отходила два сезона. Отлетала в них два сезона, потому что нога — как в люлечке. И вот — они погибли. Они умерли. Мои любимые босоножки! Нет! Только не это!

Это были мои любимые босоножки…

За год жизни в нашем доме Куба немного покусал два тапка — мой и Эдиков. Чуть-чуть покусал. Можно было даже не выбрасывать, а продолжать носить дальше. Подумаешь — пара дырок в домашних тапочках. Ну, и ещё подточил ножку стола. Немного, совсем незаметно. Это всё, что он смог себе позволить из вандальных собачьих возможностей.

А, ещё пододеяльник разорвал. Но это не считается — пододеяльник был с котами — а разве можно использовать пододеяльники с котами, когда в доме есть пододеяльники с собаками? Правильно, нельзя. Поэтому Куба навёл с ним порядок. Об этом написано здесь: Пододеяльники с котами помилованию не подлежат.

И вот настало время ЧЕ. Сожраны мои любимые босоножки.

— Куба… что это… Что это? .. ЧТО ЭТО? КУБА!!! 

Куба закрыл глаза и повалился на бок. От стыда разве на бок валятся? Ах, это у нас обморок? Ну, артист….

— Подойди ко мне! Сейчас же подойди ко мне!

Открыл один глаз и сразу его закрыл. Страшно. Мать в гневе. А чего мать в гневе? Подумаешь, какие-то любимые удобные босоножки всего-то за 5 тысяч рублей, всего-то два сезона отходили-отлетали… Подумаешь!

Ах, так? Пришлось подойти самой и нахлопать останками обуви по морде с зажмуренными глазами.

— Вот! Вот! Вот! Нельзя обувь грызть! Нельзя! Ты что, не знал? Всё ты знал! Ты почему тапок не взял, свинья такая? Зачем ты именно эти босоножки выбрал? Вот тебе! Морду не вороти, в глаза мне смотри!

Но смотреть в глаза Куба не мог, потому что продолжал изображать хронический обморок. Однако глаз всё-таки приоткрыл, нужно же следить, сколько ещё раз прилетит по морде тапком.

Устав воспитывать невоспитуемое, я поставила раненую пару любимой обуви посреди коридора, чтобы муж, когда придёт с работы, полюбовался на Кубино творчество.

— Больше бить не будешь?
— Буду. Ещё раз прикоснёшься к обуви — буду бить.

Поняв, что экзекуция завершена, свинский пёс по имение Куба вскочил на ноги, и как ни в чем не бывало, подбежал ко мне, словно я только что входные двери открыла и только в эту секунду порог дома переступила. 

— Гулять пойдём?
— Куба, ты  понял, за что только что сейчас получил по морде?
— Ну… да… Но ведь это уже прошло?
— Это прошло. А драный босоножек остался. И он будет тут стоять, чтобы ты осознал глубину своего падения.
Я вообще не падал. Пойдём гулять?
— Ты мне можешь объяснить, ЗАЧЕМ ты это сделал?
— Откуда я знаю… Сейчас же я ничего не грызу. Чего ты ругаешься?
— Потому что завтра,и послезавтра, и после-послезавтра я опять пойду на работу, и ты опять останешься дома один. Ты опять будешь грызть обувь? 
— А ты не уходи! Я же скучаю.

Начинается песня про белого бычка. Скучает он… Как объяснить собаке, что люди должны зарабатывать деньги? 

— Давай прекратим этот бесконечный спор про мою работу. Просто запомни — ОБУВЬ ГРЫЗТЬ НЕЛЬЗЯ. Н-Е-Л-Ь-З-Я!!! Запомнил?
— Запомнил. Хорошо, что ты дома. Пойдём гулять! У меня там палка спрятана, классная такая палка, ты сможешь её кидать, а я буду искать. Пойдём, а то её кто-нибудь найдёт и утащит. Такие палки просто так на дороге не валяются… Скорее!

Одевая поводок, ошейник и халти, я всё думала — КАК объяснить собаке, что все вещи в доме являются ценностями. У Зощенко в рассказе "Ёршик" есть замечательная фраза одного из героев рассказа — "я, может, тяжело работаю, и на заработанные деньги себе ёршики покупаю, а вы тут мои ёршики…", ну, и так далее.

Чувствуя себя таким зощенковским скрягой, наконец-то надела на Кубу всю прогулочную амуницию, взяла несколько срательных пакетиков, ключ от квартиры, и открыла входную дверь.

— Давайдавайдавай, скореескореескорее… — Куба явно решил кубарем свалиться с лестницы в подъезде, и меня за собой в полёт потащить.
— Не тянуть! Рядом! Вот так. Спокойнее, мне ещё квартиру закрыть нужно.
— да-вай-ско-ре-е…
— А то что?
— Палку утащат.
— Если её со вчерашнего вечера никто не утащил, то уже и не утащит. Так что не спеши. Сначала идём в туалет, потом в парк искать твою палку.
— А наоборот никак нельзя?
— Чтобы ты опять навалил кучу прямо перед охранниками на музейной площади? Ну уж нет. Сначала — туалет. На срательном газоне.

Есть у нас такой специальный газон, где ещё со времен Тутанхамона… но об этом я писала в ранних публикациях. Вот на этот газон мы и отправились.

Дела туалетные Куба сделал очень быстро. Видимо, мысль о драгоценной палке ускорила физиологические процессы и всё свершилось не как обычно — после долгих вынюхиваний и поиска достойного места, а прямо тут и сразу, как только дошли до газона.

— Молодец. Всегда бы так. 
— Теперь побежали. Она вот там лежит, воооон там…
— Тебе эта вещь очень дорога?
— А то! Знаешь, какая это палка! Другие палки трухлявые, а эту жевать можно, и она не ломается. У неё шкурка есть! Знаешь, какая вкусная шкурка! Я эту палку у Ланки отнял…
— То есть ты любишь эту палку. Так же любишь, как я люблю свои босоножки.
— Ну, наверное… но я больше люблю палку, чем ты свои босоножки.
— Почему это ты больше? 
Потому что я её прячу, чтобы чужие не уволокли. А ты не спрятала. Значит, ты их не любила.
Так у нас дома же нет ЧУЖИХ. У нас дома все — СВОИ! Или чужой — это ты?

Куба аж остановился от такого оскорбления.

— Я? Я не чужой! 
— Но ведь ты предлагаешь мне прятать вещи! От кого? От тебя?

Кажется, получилось достучаться. Свинский пёс остановился и включил мозги. Аж про палку забыл.

— От меня не надо прятать, я не чужой… я свой… прости…
— Славатехоспади… дошло… Не будешь больше портить вещи в доме?

Палку мы благополучно нашли и вдоволь наигрались в аппорт, в перетяжки и в поиск. А тут ещё и соседская бульдожка прибежала, с ней ещё побесились. Вернулись домой уставшие и голодные.

Раненые любимые босоножки продолжали стоять посреди коридора немым укором совести.

— Хочешь ещё поговорить об этом? — а вдруг Кубке нужно закрепить результат предпрогулочного мозгового штурма.
— Неа… я всё понял. Всё, что дома — это трогать нельзя. Оно тебе дорого. Я понял.

Надеюсь… Поживём, увидим.

——————————————

Прошел год. Дом и вещи в полной сохранности!

Здесь видео про то, как Куба съел мужнины тапки. Мои босоножки ЕЩЁ целы… )))

Все рассказы о золотистом ретривере Кубе и его подружке кошке Мане основаны на реальных событиях, с добавлением малой доли фантазии )))
Ставьте лайки! Не стесняйтесь комментировать!
Подписывайтесь! Мы очень любим дружить…

Добавить комментарий