Генетическая память. Ляля и котовая болезнь

Скоро Новый год, а у нас в Крыму — зеленая трава. Если фотографировать собак на траве и не захватывать голые ветки деревьев, то получится почти как лето, хотя и 19 декабря.

Недавно было ещё совсем тепло днем, +16. А сейчас похолодало, приходится даже шапку надевать на прогулку по утрам.

Нет, собаки не мерзнут, у них же шерсть и всё такое. Мерзнет наша кошка, которая провожает нас каждое утро в прихожей и бурчит, как старая бабушка на свою нерадивую дочь с мелкими внуками:

— Чего ты их тащишь в холод? Сидели бы дома, в тепле. Включи им мультики и пусть развлекаются. На кой ляд тебе сдалась эта улица! Там же дубак!

Маняха и собаки

— Мань, мы не развлекаться идём. Собакам прежде всего в туалет надо.

Кошка закатила глаза от моего скудоумия.

— Всё тебе подсказывать надо… Купи им по лотку, как у меня! Вот тебе и туалет. Зато в тепле!

Ну да, я представила себе ретриверов на лотках…

— Таких лотков не бывает. Вообще-то говоря, даже кошки ходят в туалет на улице. Не хочешь ли с нами пройтись?

Маняха отпрянула от меня и запричитала:

— Ёпэрэсэтэ… хотела, как лучше, а ещё и сама пострадаю… Нафик-нафик… чур меня, изыди на свою улицу, только меня не трогай.

Мы закрыли за собой дверь и почапали в холод и сырость, потому что вместе с холодами к нам пришел и мелкий дождик.

Было 4 часа утра.

— Ляля, рядом, не тяни, пожалуйста.

Лялька всегда на поводке, пока мы не дойдем до парка. Там я её отпускаю побегать. Но пока мы идём по тротуару, приходится страховать её поводком. Даже не её, а местных котов. Потому что у Ляли генетическая память. Котовая болезнь.

Куба вьется вокруг нас без поводка. Куба управляемый и, когда надо, он идёт строго рядом. Кубу не интересуют коты, у него нет котовой болезни. А у Ляльки есть. Хотите, расскажу про это?

Однажды, когда Лана, мать нашей Ляли, была ещё маленькой щенявкой, она гуляла со своей хозяйкой и мамой Элей по парку. По другому парку. Парк был другой, а вот коты в нем одинаковые. Потому что коты везде одинаковые.

Вот шли они, шли, никого не трогали… совсем никого! Поэтому они не поняли, почему из кустов на них вылетел кот и заорал благим матом:

— Пашли вон атсюдава! У меня тут ведро котят! Я их сейчас защищать буду! Это мой раён!

Вернее, это была кошка. Нервная такая! Прямо психическая.

Лана, Эля и их хозяйка идут, озираются на эту психическую кошку. Но идут и продолжают никого не трогать. Им домой надо, а не котов трогать. У них дома, может, в мисках ужин стынет. Больно нужна им какая-то кошка с ведром котят.

А кошка продолжает за ними идти и нарываться. Даже не просто идти, как все нормальные лю… кошки, а на двух лапах идти, как ненормальные. Скачет боком на задних лапах, а передними воздух боксирует и воет на весь околоток:

— Только подойдиииии! Только попробуй троооонь! Я те щас покажуууу!

Эля с хозяйкой аж перекрестились от страха. Так маленькая Лана узнала, что бох есть.

А кошка за ними на задних лапах скачет и боксирует. До самого выхода из парка доскакала. Страшно…

Дальше Лана не помнит, куда кошка делась. Наверное, опомнилась, что у неё ведро с котятами одинокое стоит. И побежала к ведру. А может, хозяйка на кошку ногой топнула, и та про ведро вспомнила. А может, кошка взяла тайм-аут и они за это время успели домой добежать…

Это не важно. Важно то, что с того времени у маленькой Ланы появилась генетическая потребность всех кошек заранее гонять. Чтобы они не успели на задние лапы встать.

Эту потребность она передала некоторым своим детям. Нашей Ляльке, например.

Лялька не видела кошки прямоходящей, но послушно гоняет всех котов, пока они на задние лапы не встали. При этом она резко тянет поводок, что мне не совсем нравится.

— Ляля, не трожь кота! Что он тебе сделал?

— А чего он кот!

— Того, что его так родили. А чего ты собака?

— Так то я! А то — он!

Железная логика.

Нет, она котов не обижает. Если попадётся какой в парке, то она за ним погонится только ради погони. Кот на дерево заскочит, и Лялька сразу к нему интерес теряет. Не может она объяснить, почему у неё к котам такой интерес генетический.

Кубе коты безразличны. Он их даже побаивается. Если какой кот сидит и на Кубу смотрит, то Куба вежливо так мимо проходит и на кота глазом косит. Мол, я тут немножко похожу, извините, уважаемый гражданин кот.

А у Ляльки на уважаемых граждан сразу включается генетическая память.

Но свою кошку Маняшку она не трогает. Для неё Маняха — идеал. Гуру. Образец для подражания.

Этот Образец даже пробовала кодировать Ляльку от "котовой болезни", но у неё ничего не получилось.

Вот и сейчас, когда мы вернулись домой с прогулки, Ляля первым делом Маняхе отрапортовала:

— Мы всё сделали!

— Рада за вас, — приняла рапорт недовольная кошка, — идите, лапы мойте.

Пока собаки лапы моют, кошка крутится тут же, чуть в душевую кабину не лезет. Советует мне, как собакам правильно лапы мыть.

— Мань, шла бы ты отсюда, а? Сейчас замочу тебя, будешь потом меня киллером называть.

— Лялька котов гоняла? — спрашивает меня кошка.

— А чего они к ней сами лезут? Сами нарываются.

— Надо что-то с этим делать.

— Воспитывать надо. Ты совсем перестала Ляльку воспитывать.

— Я!? — задохнулась кошка возмущением, — Я!? Я, что ли, её заводила? Сама завела, сама и воспитывай. Только сделай так, чтобы она котов не трогала.

Будем пробовать. Сомневаюсь, что у меня получится искоренить у Ляли потребность гонять котов, но я попробую. Вот прямо на наших тренировках и будем искоренять у неё генетическую память на котов.

С вами была Александра и мой канал ДогАнгел. Подписывайтесь, мы любим дружить.

На фото Маня кодирует Ляльку от котовой болезни по древней книге заклинаний, но Ляля не кодируется.

Добавить комментарий