Четвероногие герои. Мой дед рассказывает две истории

Эти две истории рассказал мне мой дед, фронтовик, заслуженный учитель Советского Союза, директор школы и преподаватель физики и математики.

Не всё я запомнила из рассказа своего деда… но постараюсь рассказать так, как отложилось в памяти. Конечно, не без авторской фантазии, куда ж без неё. Но в основе, как всегда, будут реальные события.

Дед мой, Федор Васильевич, в войну вступил в 1939 году в Халкин-Голе, да так и прошел её до 45-го. Потом ещё в Монголии служил… За чинами не гнался, служил по совести. Зашел в войну рядовым, вышел старшим лейтенантом.

Не любил дед про войну рассказывать, очень сдержанный был, не любил откровенничать. Когда его, фронтовика, звали на уроки боевой славы в школы, всегда с радостью соглашался. А дома не рассказывал…

Однажды я напросилась с ним на такой урок. Он его в собственной школе проводил, где был директором и учителем физики и математики. Мне тогда лет 12 было. Дед разрешил, но с условием что я там не буду свои вопросы задавать.

В класс, где проводилась встреча с директором-фронтовиком, набились и ученики, и учителя. Даже, по-моему, там было два параллельных класса. Очень много народу было.

Кто-то из детей спросил, не страшно ли было Федору Васильевичу, когда бомбы взрывались.

— Не успевали мы пугаться, ребятки, — отвечал дед, — у нас цель была, нам надо было фашиста гнать. Никто не думал о смерти. А вот чего действительно боялись, так это ранения. Если ты ранен, то из тебя боец никакой. Если тебя ранят, то станешь обузой другим бойцам. А этого никто из нас не хотел, все предпочитали умереть, чем быть калекой.

Спросили и о том, был ли дед ранен.

— Был, немного, — скупо ответил дедушка.

Рядом со мной за партой сидела девчонка, моя ровесница. Я решила её использовать в личных коварных целях.

— Тебя как зовут, — шепотом спросила я.
— Наташа. А тебя?
— Саша. Ты можешь спросить де… Федора Васильевича… у них на фронте были собаки?
— Собаки?
— Да, собаки. Спроси!
— Сама спроси.
— Я стесняюсь. А ты вон какая смелая…

Наташа, польстившись на мою похвалу, задала директору своей школы мой вопрос. Дед внимательно посмотрел на меня, но делать нечего, надо отвечать. Не я же его спрашивала…

— Были, ребятки. Но о них очень тяжело рассказывать.

Этого хватило, чтобы дети хором стали просить "расскажите! расскажите!"

Машка, которая умела оплакивать героев

Собаки были, в основном в санитарной части. Про собак подрывников не помню, чтобы дед рассказывал. Он про санитаров рассказывал.

О том, как собак готовили к такой службе. Как собирали щенков от крупных собак по всей округе и везли их в спец.школу собаководства, где из них делали и санитаров, и подрывников, и связистов, и поисковиков, и саперов…

Собак для этой службы всегда было мало. Вырастал такой щеночек, получал "образование" и отправлялся на фронт, где успевал внести свою лепту в дело Победы, прежде чем подорваться на мине.

— Была у нас в дивизии одна такая су… девушка собачья. Машкой звали. Беспородная, на пуделя похожа, только с бородой.

Дети засмеялись — девушка с бородой! Но дед не поддержал веселье и класс быстро притих.

На первом плане — эрдельтерьеры, как Машка. Фото из https://wikipet.ru/2592-sobaki-na-voyne.html

Машка эта была научена раненым доставлять аптечку с перевязочными материалами.

— А если он был сильно ранен? — кто-то уточнил с задних парт.
— Если боец был в бессознательном состоянии, собаки были научены их расшевелить. Машка лизала лицо такого бойца до тех пор, пока тот не приходил в себя. А уж если боец не мог себя сам перебинтовать, то собака ползла за санитаром и уже вместе с санитаром волокли раненого в лагерь.

Собаки-санитары транспортируют раненого, фото из https://inadire.ge/wp-content/uploads/2017/02/14907627_208713696223029_5847039420410187439_n.jpg

— А если…
— А если боец был убит, Машка над ним выла… Этим она отличалась от других наших собак-санитаров. Она умела плакать.

Кто-то из девочек всхлипнул. Мой дед, знавший всех учеников своей школы, дал им время пережить услышанное и продолжил.

— У Машки был опекун, санитар, который отвечал за собаку. Звали его… звали… вот досада! Я не помню, как его звали. Извините, ребята… Помню, как звали собаку, а как звали её опекуна, не помню. Так вот…

Так вот, этот опекун сильно Машку ругал, что она тратит время на оплакивание погибших солдат вместо того, чтобы ползти к следующему раненому. Опекун был прав. Мертвому уже ничем не поможешь, а раненые ждут помощь.

Вы не поверите, но Машка всё понимала. После очередного выговора от своего опекуна она переставала выть на поле боя и ползала от раненого к раненому. Но потом опять всё повторялось.

"Дура, — ласково говорил ей опекун, — тебя живые ждут, а ты над мертвым плачешь. Не делай так, понимаешь?"

И Машка поняла. Насовсем поняла. Больше она не плакала на поле боя. Она рыдала над погибшими, когда их тела собирали в братские могилы и давали салют в честь героев. Тогда Машка садилась возле могилы и выла. Другие собаки так себя не вели.

Дед замолчал, и весь класс молчал. Все хотели услышать продолжение и все боялись его услышать.

— Спасла она тогда семнадцать бойцов. А на восемнадцатом сама погибла. Да… Мы её тогда в братской могиле похоронили, вместе с бойцами… в тот день некому было выть над могилой… вот так, ребятки…

Класс перестал себя сдерживать. Плакали даже мальчишки. А мне стало понятно почему дед не любил дома рассказывать о войне.

— Ну, что приуныли? А хотите, расскажу вам, как у нас кот служил связным?

Кот-связной

Перевели меня тогда на другой фронт. Собак там не было, санитары сами по полю ползали и раненых собирали. Зато там был кот!

Класс заулыбался, вытирая мокрые носы и глаза.

— Кот? Как кот? Зачем кот?
— А вот так. Он связным был.

Тишка, кажется, его звали. Мохнатый такой, сибирский. Вот такой здоровенный! Любили его всем штабом. Он наши записки из штаба в окопы таскал, и обратно — ответы.

Фото: архив «Красная Звезда» https://tvzvezda.ru/photo-gallery/201807121752-yptg.htm/frame/8/

Кормили мы Тишку от пуза, баловали его, бумажкой на веревочке с ним играли, когда передышка в бою была. Он молодой ещё совсем был, бесстрашный. Взрывов не боялся, дорогу в окопы знал хорошо.

Но, конечно, Тишку мы пускали в поле только тогда, когда нам фашист провода рвал. Если провода были целые, то кот в штабе был, в шапке у комдива клубком спал.

— Он тоже погиб? — спросила моя соседка.
— Тишка-то? Нет, он котяра хитрый был. Так умел по полю до окопов добраться, что под конец войны был жив, здоров и ещё толще, чем до войны.

Дети рассмеялись, а дедушка продолжил.

— Комдив его к себе забрал. Дочке своей маленькой подарил. Так в шапке и подарил.

Первый рассказ о Четвероногих Героях Победы можно прочитать здесь.

А с вами была Александра и мой канал ДогАнгел. С наступающим вас праздником Дня Победы!

Добавить комментарий