Афанасий Демидыч и высшая школа домовых

«Тук-тук» — постучали Куба и Ляля в дверь большого шкафа, где под видом воротника из фальшивого зайца отдыхал Афанасий Демидыч, новоиспеченный домовой нашего семейства.

Афанасий Демидыч
Афанасий Демидыч

— Хто там? — раздался надтреснутый голос домового.

Собаки переглянулись. С самого утра они ходили и спрашивали друг друга и кошку Маняху — а не привиделось ли им появление у них в доме нового жильца? Кубе и Ляле всё время казалось, что привиделось, но кошка, которая знает всё, твердила, что Демидыч самый настоящий домовой и спит сейчас в шкафу на полке со свитерами.

— В друзья ко мне набивался, — ворчала она, — А я ещё погляжу, какой он друг. Может, мне такой друг и не нужен вовсе.

— Войдите, — пригласил домовой собак к себе в шкаф.

Куба приоткрыл носом дверцу шкафа и прокашлялся от волнения.

— Добрый вечер…

— Добрый, добрый, — свесил лапти с полки Афанасий Демидыч.

Он зевнул, прикрывая рот, и потрепал себя по мохнатой шапке.

— Ох и поспал я! Знатно поспал. Теперь всю ночь могу вам сказки рассказывать.

— Э, нет, — раздалось за спинами у собак. Это кошка Маняшка пришла послушать домового.

— Э, нет. Ночью в моем доме принято спать, а не сказки рассказывать. У нас даже главная сказочница по ночам спит.

Домовой показал в сторону письменного стола, где стоял мой компьютер с начатым рассказом.

— Хозяйка-то? Неужто сказочница?

— Мама не сказочница, — поправил кошку Куба, — Она про нас с Лялькой пишет, а мы не сказка, мы настоящие. Правда ведь, Ляль?

Ляля поддержала брата и напомнила домовому:

— Дедушка, а ты обещал…

— Помню, помню. Обещал рассказать вам про то, как становятся домовыми.

Афанасий Демидыч, кряхтя, поворотился к собакам спиной и стал спускаться с одёжной полки.

— Ну-ка, детвора, подставьте дедушке спины, а то убьюсь ненароком.

Куба с Лялей плотно встали друг к другу, дав возможность домовому наступить им на спины. Так Афанасий Демидыч оказался на полу.

— А не перекусить ли нам маненько? Что у вас есть в чугунках?

Собаки понеслись на кухню, где на столе оставался после ужина салат и вареная картошка.

Подсадив домового за стол, они сели рядом и приготовились угощаться.

— О, нет, — сказал им Афанасий Демидыч, — картошка — продукт заморский, паслёновый, собакам его нельзя. Картошку я вам не дам, я её сам съем. А вот салат пожалуйста, это и домовым, и собакам полезно.

Он вытащил из салатницы пару листочков салата и отдал их Кубе с Лялей. Маняха от салата презрительно отказалась.

Поужинав, домовой облизал свою деревянную ложку и развязал холщовый мешок. Ляля и Маняха насторожились. Им, как представительницам прекрасного пола, было небезразлично имущество нового жильца.

— У тебя там что? — спросила Ляля, засовывая свой нос в мешок.

Мешок тут же захлопнулся.

— Любопытной Варваре на базаре нос оторвали, — строго сказал Афанасий Демидыч и хлопнул Ляльку по лбу ложкой, — У меня там мои сокровища.

— Покажи? — хлопнутая Лялька не унимала своё любопытство.

— Придёт время — покажу. А пока наберитесь терпения.

Кошка, которой тоже было интересно содержимое мешка, не показала своей заинтересованности, а только отвернулась, приняв решение проверить мешок, когда домовой отвлечется.

— Ну, рассказывать-то будешь? — напомнила она Демидычу его обещание, — А то мне скоро по делам надо уходить.

Местом для рассказа собаки выбрали угловой диван в большой комнате. Удобно расположившись в самом углу, Афанасий Демидович с прихваченной из кухни мандаринкой начал свой рассказ.

Куба, Ляля, Маняха и домовой Демидыч
Куба, Ляля, Маняха и домовой Демидыч

— Принято считать, что домовые появляются на свет 10 февраля. Это как бы наш день рождения.

— Как у Ляльки! — вспомнил Куба недавний праздник сестры, — Только у неё двадцать седьмого, а у вас — десятого.

— Но на самом деле это только формальность. Домовые появляются тогда, когда в них есть нужда. Вот, как у вас.

— Какая это у нас нужда? — не поняла Маняха.

— Этого я не знаю. А только если бы не было нужды, меня бы к вам не отправили.

Троица хвостатых слушателей одновременно открыла рты, чтобы задать одинаковый вопрос. Именно поэтому вопрос не прозвучал, наткнувшись на своих двойников. Но Афанасий Демидыч его всё равно понял.

— Да, прежде, чем стать вашим домовым, я прошел обучение и получил распределение в ваш дом. Понятно?

Ни собакам, ни кошке ничего не было понятно. Они просто слушали дальше.

— Домовым я служу недавно, всего 379 лет. До этого был студентом высшей духовной школы. Духовной — потому что в ней учатся духи. Духи — это те, кто ещё не определился со специализацией. Специализация — это домовые, русалки, банники, лешии, водяные и другие направления.

— Леший плохой, — блеснула знаниями духовного мира Ляля, — Он в лесу всех пугает и путает.

— Леший лешему рознь. Тут от характера зависит.

— Лялька, не перебивай, — оборвал сестру Куба, — Рассказывай дальше, дедушка Демидыч.

— Учёба длится сто пятьдесят лет. Можно, конечно, выбрать облегченные курсы на семьдесят лет, но после них диплом не выдают. Потому что там только теория, без практики. А домовому или русалке как без практики? Я выбрал полноценное обучение и не жалею.

Во время обучения, где-то на сто двадцатом году начинается практика. Высылают нас в разные места к опытным специалистам. Они нас, духов необученных, учат служить.

Каждый дух обязан пройти практику по всем направлениям — и лешим побывать, и банником, и русалом, и водяным… Мне больше всего практика у старого домового Натана Прокопича понравилась. Серьёзный был домовой, больше тысячи лет служил…

— Умер? — сочувственно спросила Ляля.

— Почему умер? Живёт дальше, служит ещё лучше. Фанат своего дела. Профи! В доме английской королевы служит. Весь дворец на нём. Я ему три года помогал, многому у него научился.

Меньше всего мне русалом понравилось служить, и водяным тоже. Мокро, пиявки вечно скандалят, минтай вечно воду мутит, оппозицию собирает на митинги. Зато, как ответ перед судом держать, он замороженным прикинется, и что с него взять? Ух, и намучался я на этих водяных практиках!

Лешим тоже был. Неплохая специализация, хороший наставник мне попался, Баобаб Нарциссович. Он в молодые годы леса Амазонки поднимал, знает всю флору и фауну… Но с этой фауной у меня прям беда. Как с пиявками — вечно спорят, вечно друг друга обижают. То слонёнка какого обидят, то бабочку дурой назовут, а то и подерутся между собой. Замучался я их разнимать. Нет… лешим быть — это дополнительный диплом психолога надо иметь.

Банником тоже был. Хорошо быть банником — купаешься круглые сутки, да за баней следишь. Красота! Один минус — одежды у тебя нет никакой. Хорошо, если кто из клиентов трусы в бане забудет, так отстираешь их, вот и вся одежда. А я стеснительный, я без одежды не могу. Мне одних трусов маловато будет, мне надо шапку, лапти…

Я поэтому и выбрал специализацию домового, что тут полное довольствие — и обмундирование выдают, и ложку индивидуальную, и мешок для сокровищ, и даже очки.

Один минус в этой специальности — семья может попасться дурная. Но, кажется, на этот раз мне повезло. Или не повезло?

— Ну и впаковался же ты, Демидыч! — не упустила момент кошка, — Наша-то семейка на весь околоток славится своей дуростью. Двух собак завести, это же верх кретинизма!

Демидыч внимательно посмотрел на кошку и нахмурился.

— Ты, сударыня-кошка, я посмотрю, уж больно критиковать любишь. Хозяев критиковать негоже, а ровно и собак хозяев. Вот себя критиковать можно и нужно. Не хочешь ли попробовать?

Маняха фыркнула.

— Кто их ещё критиковать будет, если не я. Ты не отвлекайся, дальше рассказывай.

Но дальше Демидыч рассказать не смог. В комнату пришла мама и ему пришлось срочно прикинуться фальшивым зайцем.

Мама удивилась, откуда на диване взялся воротник от зимней куртки, встряхнула его и отнесла обратно на полку в шкаф.

Так закончился первый вечер с домовым.

Оставим сейчас наших собак и кошку Маняшку. Пусть идут спать, чтобы с новыми силами приступить к новому дню и новым приключениям. Если же у вас будет желание узнать о том, кто открыл в нашем доме домового, то милости прошу на канал Кошки Маняшки.

На фото Куба, Ляля и Афанасий Демидыч.

Афанасий Демидыч и высшая школа домовых

Добавить комментарий