Враги кошек не враги собак

-Аахх!, — вдохнула в себя изумление кошка Маня и вытаращила глаза, увидев на пороге радостную рожу Кубы.
— Мы вернулись! — оповестил тот и поскакал к миске с водой.

Маня двинулась было за ним, но, сделав пару шагов, не смогла дышать от острой вони свежего коровьего навоза, внезапно заполнившей всю квартиру.

-Куба!!! Мыться!!! Сссобака сутулая!!! Я кому говорю, в ванну!!! Быстро!!!

Количество восклицательных знаков не может передать всю силу моего возмущения/гнева/отвращения, вызванного поведением любимого масечки, дитятечки, лапочки и нежного мальчика по имени Куба.

А дело в том, что сегодня Куба отличился и сделал то, что делают все собаки по своей природе и инстинкту. Сегодня Куба решил быть настоящей собакой. А именно — Куба извалялся в навозе. Свежем коровьем навозе, ещё тёпленьком, жиденьком, зелёненьком…. фуфуфуфуфу…..

Он и раньше жрал навоз, и я почти рукой на это махнула. Но никогда в нём не валялся. Никогда. Чем я была очень горда и свысока смотрела на хозяев других собак, питомцы которых то и дело приносили в дом ароматы падали или какашек. Куба был не таким.

Ключевое слово — БЫЛ.

— Быстро мыться!!!

Затолкав радостного масечку в душевую кабину, я пошла готовить нехитрый набор для мытья навозной собаки: шампунь, рукавицы для намыливания, когтерезка, полотенце и банный халат.

— Сидишь? — Маня уткнулась носом в микроскопическую щелку створок душевой кабины, где в удушающем аромате сидел любитель коровьих фекалий.
— Ага, сижу.
— Ты совсем дурак?
— Почему?
— Она (это Маня обо мне) тебя сейчас мочить будет.
— Ну и что… я в следующий раз опять извалаюсь.
— Вот я и спрашиваю — ты дурак?
— Чего ты обзываешься!

Куба запыхтел за закрытыми дверями душевой кабины. Ничего, пусть посидит, подумает о своем поведении.

— Я не обзываюсь, я называю вещи своими именами. Только дурак может изваляться в говне, чтобы его потом водой мочили.
— Это не говно, это маскирующий запах. Так меня враги не найдут.

Маня промолчала. Для неё враги — это всё вокруг. Я, папа, люди в окне на улице, муха на потолке. Куба первый враг. Пылесос опять же. Швабра, веник, соседка, племянники… Все — враги. Но где связь между навозом и племянниками?

— А кто у тебя враги? — спросила Манечка.

Теперь задумался Куба. У него не было врагов, кроме пылесоса. Так что с врагами у Кубы была напряженка. Однако его внутренний голос ему говорил, что врагов у него много, и они повсюду… но кто они — Куба не знал.

— Я не знаю… но они есть. Они должны быть.
— Вот я и говорю — ты дурак. Нет у тебя врагов. От кого ты маскироваться собрался, если у тебя врагов нет? Тебя от любого врага твоя мамка отобьёт, для этого никакого навоза не нужно.
— Всё равно. Все валяются, и я буду валяться.
— Вот я и говорю — дурак.

С этим убеждением Маня отошла от двери душевой кабинки, откуда тотчас раздалось тихое скуление забытой собаки. Пришлось плюнуть на когтерезку, которая завалилась за комод, и начать процесс отмывания говняной собаки.

Это было феерично. Ещё никогда мне не доводилось выколупывать из собачьей шерсти наночастицы коровьего навоза. Куба ведь не просто извалялся, он ВТЁР в себя чужой ядовитый аромат, чтобы уж наверняка никакой враг не почувствовал в нём собаку.

Куба на меня обиделся. Лёжа в кухне на диванчике в чистеньком банном халатике, он дул губу и не разговаривал. Я тоже не настаивала на беседах. Я была зла на него в первый раз в жизни, хотя прекрасно понимала, что не права. Нельзя очеловечивать собаку. Придёт время, и твой ЧелоБак всё равно вываляется в дерьме…

Немного грустно, но что поделать. Всё равно мы любим нашу "навозную" собаку. Всё равно она приносит нас радости неизмеримо больше!

А если вы подпишитесь на наш канал, то радости будет ещё больше. Куба обещает доставлять её не только своим хозяевам, но и подписчикам!

Добавить комментарий