Трудно быть кошкой, или — Как Маняха себя из шкафа доставала

При всей своей умудрённости и жизненном опыте наша кошка имеет один прокол в мышлении. Прокол этот случается с ней исключительно в процессе взаимодействия с дверцами шкафов.

Вот и сегодня, как и вчера, и третьего дня, Маняха совершенно случайно оказалась в моем платяном шкафу. Не уследила я за ней, когда открывала шкаф. Открыла, взяла блузку — и закрыла.

А Маняха уже внутри. Постаскивала мои платья с вешалок, утоптала себе из них гнездо, немного полежала в нём, и стала проситься к семье.

А дверь шкафа-то закрыта! Вернее, прикрыта.

— Мааауу! — раздается вой из шкафа, — Выпускай давай!

Но дома уже никого нет, кроме Кубы и Ляли. Они уткнулись в дверь шкафа и советуют кошке, как оттуда выбраться.

— Толкни дверь! — советует Ляля, — Дверь не закрыта, её только толкнуть надо.

Маняха же пытается дверь поддеть. Она так дверцы у кухонных шкафчиков успешно открывает. Однако поддевание двери работает только на открывание снаружи, а изнутри…

А изнутри Маняха при помощи поддевания выбраться не может.

— Оно всегда работало… — пыхтит она внутри шкафа, — Надо подцепить когтем, и оно откроется…

— Это отсюда надо подцепить, а оттуда надо толкнуть, — подсказывает Куба.

Собаки внимательно следят за потугами кошки выбраться наружу. Сами они открыть дверь не смогут, а вот дать правильный совет — это запросто.

— Эти опять ушли?! — возмущается Маняха, — Закрыли меня в душегубке и ушли?! Погибай теперь тут из-за них…

Ляля не понимает, зачем прятаться в шкафу. Там же так одиноко. Но кошка, зарывшаяся в недрах шкафа, так не считает.

И тут — то ли лапа у неё поскользнулась, то ли она равновесие потеряла, но вдруг она всем телом падает на дверь и вываливается из шкафа.

— У тебя получилось! — ликуют собаки, — Ты молодец!

— Знаю, что я молодец, — бурчит кошка. Она не поняла, что произошло, но вида не подаёт. Как будто так было задумано.

Вечером история повторяется, но уже с кухонными шкафчиками.

Попала она туда в момент перезарядки мусорного ведра. Пока я вынимала полный пакет и вставляла свежий, Маняха просочилась в открытую дверцу и скрылась в недрах кухонного «подземелья».

— Маня, выходи, пока дверца открыта! — зову я её, — Сейчас закрою и ты опять будешь возмущаться.

— Отстань, — глухо раздаётся где-то на седьмом уровне «подземелья», — Сама разберусь.

Слышу по звукам из недр шкафчиков, где она находится. Вот загремели кастрюли — это она выбралась в секцию хранения кастрюль и сковородок. Вот раздалось «итить-колыхать» за духовкой — это она в потёмках споткнулась о кабель агрегата. Вот зашуршало в секции под раковиной, это она пересчитывает бутылки с чистящими средствами.

— Она сейчас до сахара доберётся, — следят за передвижениями кошки Куба и Ляля, — И начнет драть мешок, как в прошлый раз.

Да, я тогда не уследила, и Маняха стала точить когти об мешок с сахаром. Сахара просыпалось немного, но этого хватило, чтобы кошка разнесла его на лапах по всему шкафчику и по соседним секциям. Пришлось мне тогда драить полкухни.

Открываю секцию хранения сахара и муки. Маняха только что просочилась туда и уже занесла лапу над мешками.

— Выходи.

— Отстань. Закрой дверь.

— Выходи, зараза. На этот раз я тебе не позволю сахар драть.

— Что хочу, то и деру. Это теперь моя прихватизированная жилплощадь.

Я попробовала достать кошку рукой, но та нырнула под шкаф, откуда её ничем не достанешь — передки шкафчиков закрыты фальш-панелью…

Пришлось вынимать мешки с сахаром и мукой на середину кухни и снова закрывать дверцы. Пусть она теперь делает там, что хочет.

Через пять минут кошка захотела выбраться из своей прихватизированной жилплощади и начала — угадайте с трёх раз — поддевать дверь, которая открывается «от себя».

— Эй, ты! Открывай дверь! Меня кормить пора!

Я решила не вмешиваться и посмотреть, что будет дальше. Куба с Лялей, как самые милосердные в нашем доме, тут же принялись кошке помогать советами.

— Толкни, толкни её, — болели они за Маняху. Та по прежнему царапалась с той стороны.

При чём это царапанье изредка приводило к тому, что дверца приоткрывалась. Тут бы Маняхе просунуть мордочку в щель — и выйти на свет божий. Но нет. В образовавшуюся щель Маняха просовывала лапу, удачно подцепляла дверь и — бинго! — тянула её на себя!

— Подцепила! — каждый раз радовалась она своей удаче, — Сейчас как потяну — она и откроется!

— Маня, ты совсем, что ли? — стала сомневаться в кошкиной адекватности Ляля, — Ты ж её опять закрываешь!

— Умная нашлась! — ругалась Маняха с той стороны, — Раз такая умная, толкни сама!

Ляля и Куба знали, что с их стороны, чтобы открыть дверь, надо не толкать, а использовать любимый кошкин метод — подцепить край дверцы и тянуть на себя. Но они были собаками и не могли так вывернуть лапу, как это делала Маняха. Поэтому у них ничего не получилось.

— Ага! — ликовала кошка, — Умные, а ничего не получается! Молчите тогда, не позорьтесь!

Дверца от Маняхиных потуг вновь чуть приоткрылась и — пока кошка не успела просунуть туда лапу, Ляля воткнула свой нос в спасительную щель.

— Вот! Смотри! Суй сюда нос и пролазь к нам!

Маняха внутри шкафа затихла. Что-то не складывалось в её голове. Наличие собачьего носа в её приватизированном жилье было для неё вызовом.

— Ннна! — треснула она лапой по всунутому лялькиному носу, — Не суйся на мою территорию!

Ляля отскочила от двери. Дверь опять захлопнулась.

— Ну и сиди там, — обиделась она на кошку, — Я умываю лапы.

Маняха в своем гнезде в платьевом шкафу

И отошла. У шкафа остался только Куба.

— Мань, ты там поскользнись, что ли… — неуверенно начал он, — Днём ты на чем поскользнулась в шкафу с одеждой? Ты тогда очень удачно вывалилась из шкафа. Можешь сейчас поскользнуться?

Кошка, видимо, оглядывалась вокруг себя в поисках скользкого предмета.

— Нету тут ничего, только газеты про выборы. И банки с порошками. Не на чем поскальзываться.

— Ну, тогда специально упади на дверь.

— Зачем?

— Чтобы её толкнуть! Она только тогда откроется.

— Кубка, ты балбес. Двери открываются только если их тянуть!

Куба пробурчал что-то типа «совсем ку-ку»… и тоже отошел от двери.

Осталась Маняха наедине со своей проблемой. Только она — и дверь, которая не хотела выпускать её к семье.

— Маааууу, — сказала кошка, — Меня пора кормить. Дверь откройте.

— Волшебное слово, — подсказала я Маняхе.

— Что за слово…

— Волшебное. Он него другие люди и собаки с удовольствием тебе помогут. А без него — не помогут.

— Спасибо.

— Не то.

— Спокойной ночи.

— И тебе хороших снов. Спи в своем шкафу.

— Эй, не уходи! — кажется, Маняха искренне искала в своей памяти это волшебное слово, — Здравствуйте?

— Вот когда ты отсюда выйдешь, тогда и скажешь нам «здравствуйте». А сейчас надо вспомнить другое слово. Что говорят, когда хотят попросить других помочь?

— Дай? Иди сюда?

Маняха начинала нервничать. Она и так долго находилась в непривычной для неё позиции просительницы, хоть и без волшебного слова. Ей, привыкшей всеми командовать, это было не очень комфортно. Куба с Лялей решили ей помочь.

— Па… жа…

— Пожар?

— Да нет же! Па… жа… л…

— …ста? Пажалста? Выпустите меня, пожалуйста?

Дверь тот же час раскрылась. Пленница встала на пороге своего «прихватизированного» жилья и — не будем такими наивными! — застыла на этом пороге, прикидывая, сейчас ли ей выйти, или потом.

— Вот теперь можно сказать «здравствуйте», — напомнил Куба.

— И «спасибо», — дополнила Ляля.

Но у кошек своё представление о воспитании. Раз уже нет проблемы — зачем за неё благодарить?

Маняха молча спрыгнула на пол и побежала к своей полной миске. Похрустела там плюшками, попила водички и села на подоконник умываться.

Мы тоже пошли мыться перед сном. Было уже около десяти часов вечера, время для нашей семьи позднее.

Засыпая в своей постели, я почувствовала, как кто-то мягкими лапками ступает по моему одеялу. Это Маняха кралась к изголовью кровати, где она изредка спала между нашими с мужем подушками.

— Ты… спишь? — уселась она возле моей головы.

— Почти.

— Эта… спасибо.

— За что?

— Ну… за дверь. Кубка с Лялькой балбесы — я им говорю: «подденьте дверь», а они… ничего без меня сделать не умеют.

— Они собаки, у них лапа не гибкая, как у тебя. Они не могут поддеть дверь. А ты могла просто дверь толкнуть.

— Ты тоже ничего не понимаешь. Дверь надо тянуть на себя, чтобы она открылась. Ты же открыла деверь?

— Открыла.

— Ты же её потянула на себя? Во-о-от… только так двери открываются!

Я поняла, что если буду продолжать спорить с кошкой перед сном, то сна у меня не будет. Пожелав Маняхе спокойной ночи, я закрыла тему открывания дверей в нашем доме.

Сны мне в эту ночь снились одинаково кошмарные. Мне снилось, что во всей квартире у нас двери отрываются только «на себя». Даже если они захлопнулись перед твоим носом — они всё равно открывались «на себя»… Всю ночь я открывала двери «на себя»… измучалась… расцарапала все двери и свои пальцы… распсиховалась… поняла, как трудно быть кошкой…

Пока утром ко мне не подошли Куба с Лялей и не дали умный совет:

— Толкни её!

И я выпала из кошмарного сна в солнечную реальность нового дня.

С вами была Александра и мой канал ДогАнгел. Подписывайтесь, если вы ещё не с нами!

На фото Маня на территории своего прихватизированного жилья.

Добавить комментарий