Последний день карантина. Ляля ворует курицу и считает свои лапы (+аудио)

Утро началось с того, что Лялька укусила меня за нос, почти выбила глаз и лапой сделала мне грабли на левой щеке.

Ляля пристально пасёт Маню

Я уже давно слышала, как она проснулась. Сидит у моей кровати прямо возле подушки и пристально смотрит мне в лицо — я прямо чувствую, как она смотрит.

И тут зачесалось в носу. Дёрнула носом и — тыдыщ! Получи, фашист, гранату! Ляля радостно кидается мне в лицо.

— Мама, кусь! Ляля будет кушать!
— Ляля, ты что же делаешь! Больно же! А ну, брысь отсюда, пакость мелкая…

В глазу темно и летают звёздочки… Щека начинает гореть полосами от подстриженных заводчицей когтей (я боюсь это делать…). Нос укушен, но вроде не сильно. Хуже со щекой.

— Нельзя так набрасываться! Сиди спокойно на матрасе и жди, когда я встану.

Лялька крутится между ногами, мешая идти в ванну.

— Ляля будет кушать. Кушать! Много кушать! Пошли скорее, я буду кушать!
— Сначала я умоюсь, а потом ты будешь кушать. Да уйди ты с дороги, я же сейчас упаду!

Просыпается Куба. Он досконально знает утренний алгоритм. Сейчас мама застрянет на полчаса в туалете, потому накормит Ляльку, потом заснёт с полуодетой штаниной на диване, потом вспомнит, что за щенком нужно убрать какашку, потом начнёт прятать свои тапки, потом пристёгивать на него гулятельную амуницию…

Ляля провожает нас сытым, но грустным взглядом.
После того, как мы выходим в подъезд, я поминаю, что не взяла мячик. Возвращаемся за мячиком.
Ляля грустно провожает нас в коридоре.
Возвращаемся за сумкой с лакомством.
Ляля опять нас провожает, но уже удивлённо.

И только потом выходим из подъезда. Гулять!

В парке встречаем наших друзей-собачников. Состояние моего лица сразу всем бросается в глаза.
— А это что за шрамы? Вчера их не было…
— Да мелкая… как бросилась с утра целоваться, так и оставила калекой… Ничего, запудрю. Главное, что нос не прокусила и глаз оставила на месте.
— Это она бесится, потому что прогулок у неё нет. Карантин-то когда заканчивается?
— Да завтра и выходим. Так что приглашаю на премьеру.
— Будем, будем… интересно, какая она, ваша мелкая… Наташа со своей тоже выходит первый раз?
— Тоже, будет полный треш. У меня Лялька хоть с собакой пар дома выпускает, а у неё малая совсем одна, коты не в счёт. Так что, если завтра с утра в парке лавки будут перевернуты, то это мы погуляли…

После прогулки моем лапы. Ляля тут как тут.

— Я тоже хочу мыть лапу. У меня вот лапа и вот лапа.

И добавила, смотря себе через плечо:
— И там ещё две… чота их так много!

Куба с важным видом подал мне левую заднюю. Он теперь моется очень серьёзно. Если раньше у нас мытьё сопровождалось шаловливыми метаниями по поддону и борьбой с зелёным полотенцем, то сейчас все права на баловство перешли к Ляльке.

Уступила приставаниям мелкой, вымыла ей… попу в раковине. Давно хотела это сделать.

Помыли, ироды…

После помывки — завтрак. Ляля уже поела, теперь очередь взрослых.

— Куба, кушать.
— И я!
— Ты поела. Сейчас кушает Куба.

Чтобы Лялька не смущала послушного мальчика, беру её на ручки и сажусь за стол, где уже накрыто с вечера. На столе курочка, хлеб, и кофе.

И надо же было мне пронести Ляльку мордой близко к Эдиковой тарелке! Этой мелкой пакостнице хватило одной милисекунды, пролетая мордой над тарелкой, где лежал окорочок, схватить этот кусок и отлететь с ним в морде туда, куда я её несла! Я даже не сразу заметила, что траектория этой самой морды слегка уклонилась в сторону съестного!

Это не Лялька, но очень похоже. Фото из https://wallpaperscraft.com/

Эдик заметил первый.
— Смотри, Лялька окорочок украла!
— Ах ты ж… Отдай курицу, ворюга!
— Ляля не будет кушать? А Куба почему ест?
— Потому что ты поела, а он ещё нет.
— Я давно ела. Я есть хочу.

Может, я её ОПЯТЬ недокармливаю? Даю по 70 грамм 4 раза в день… Получается 280… Норма для 2х месяцев — 250. Я её перекармливаю, а она всё равно голодная!

Наступило время завтрака для нас с Эдиком. А Маня, спросите вы. Маня не привязана к нашим земным "колышкам" типа времени и пространства. Она ест столько, сколько хочет и когда хочет.

Вот и сейчас она пришла к своей миске, желая сначала получить зрелищ.

Зрелища клубились на полу под столом, рыча, скалясь и обсасывая друг другу уши. Мы с Эдиком пытались поесть, но нам это слабо удавалось, потому что стол уезжал от нас, как паром седого паромщика.

— Куда поехал! А ну, идите играйте на середину кухни! Оставьте стол в покое!

Однако эти двое не хотели на середину кухни. Им до зарезу надо было месить друг друга на моих ногах, колошматясь головами об перекладину стола, благодаря чему стол рывками отъезжал от нас вместе с завтраком.

Кинула в коридор канатик в надежде, что они за ним ускачут и оставят нас в покое. Ускакали. Но тут же вернулись обратно, тягая этот канатик друг у друга и сшибая стол уже не головами, а хвостами. Хрен редьки не слаще.

— Лялька бесится. Гулять её надо скорее выводить Я бы тоже взбесился, если бы вот так дома сидеть целыми днями.
— Завтра выходим. А пока пусть побесится, здоровее будет.
— А помнишь, как Куба спал после первой прогулки? Как убитый!
— Помню. Всего лишь прошлись по парку, а он от впечатлений словно пьяный был.
— А как мы с ним на ручках в Балаклаву ездили, помнишь?
— Помню. И тоже устал, хотя не бегал, а только сидел на руках.

Куба после первой прогулки

И мы начали вспоминать, как проходил карантин у Кубы и как он первый раз вышел на прогулку. Кажется, на канале есть рассказ об этом…

Так что завтра Ляля выходит в свет… Если вы увидите, что в нашем парке будут лавки перевернуты, то это мы погуляли…

О том, как мы с гуляли с маленьким Кубой, можно почитать на нашем канале здесь:
Как мы гуляем
Как я со щенком гулять хожу
Припадочная, или как умотать щенка на прогулке

Подписывайтесь! Мы любим дружить! Делитесь моими публикациями в своих соцсетях, ставьте лайки, комментируйте!

Добавить комментарий