Наше утро с собаками. Море, опреснение и страсти общепита

Реабилитация подобрыша Эльзы проходит в полной боевой выкладке. Дважды в день Эльза ходит на море, где плавает, как заправский торпедный катер. Сегодня она не давала шансов Кубе доплыть за мячиком. Поскуливая от возбуждения, Эльза перегоняла всех! А Куба, это все знают, самый первый пловец за мячиками и пулерами. Его даже старшая сестра Лана, повернутая на плавании, обогнать не может.

Эльза теперь везде первая.

Эльза, Куба и Ляля

Для того, чтобы организовать собакам активное плавание, нужно пожертвовать собой. В прямом смысле.

Азарт владения игрушкой так захватывает наших собак, что в воде они способны нанести синяки и царапины на теле человека своими лапами. В воде Куба, Эльза и Ляля не видят продолжение тела человека и могут огреть лапой так, что мало не покажется. Как я ни стараюсь предотвратить эти удары, а всё равно мои руки и ноги в синяках и ссадинах.

Чтобы этого не произошло, я беру с собой несколько мячей. Пока собаки ловят первый мяч, я готовлю второй. Как только группа торпедных катеров с мячом в зубах пробует пришвартоваться к моему широкому "причалу", я бросаю второй мяч и ловлю за хвост обладателя первого, чтобы иметь что бросить, когда они вернутся с очередной добычей. Все эти хитрые маневры нужны для того, чтобы собаки не успели наставить мне синяков своими лапами.

Море обладает удивительным даром — одновременно бодрить и отнимать силы. После утренних купалок тело и мозг наливаются свежестью, но при этом появляется непреодолимое желание возместить потери раннего подъёма. Хочется скорее вернуться домой и завалиться в прохладную кроватку на часок-другой.

Собаки наши так и делают. От вожделенного сна их отделяет только небольшое страдание в виде опресняющего душа и — уже радостный момент — заслуженный завтрак.

Опресняющий душ не то, чтобы обязателен, но весьма желателен. Морская вода, попадая на подшерсток, оставляет на нем свой след и этот след может неприятно пахнуть. Шерсть заванивается. Поэтому мы всегда смываем следы моря и тщательно сушим собак. Для этого я уже давно сшила банные халаты для Кубы и Ляли. Эльза пока обходится большим банным полотенцем.

Более продвинутые владельцы собак пользуются специальным турбо-феном. Очень удобная вещь, скажу я вам. Мало того, что он великолепно сушит шерсть, он ещё выдувает отлинялый подшерсток. В частном доме такой турбо-фен просто незаменим — "выдул" линяющую собаку на улице, и в доме ни шерстинки.

Страдания собак во время мытья и сушки несущественны. Собаки просто рвутся скорее закончить банные тортуры во имя грядущего завтрака.

Впрочем, завтрак тоже сопровождается муками. Кормить собак вместе теперь не представляется возможным. Нет, Куба и Ляля продолжают доверять друг другу и едят в соседстве без напряжения. А вот Эльза норовит залезть в миски к каждому, несмотря на предупреждающие рычания и даже грозные щелкания зубами Ляли или Кубы. Эльзу приходится отделять от общепита.

Куба держит на носу кусочек дыни. Эльза рядом учится.

— Вау-вау-вау-вай-вай! — дерет глотку Эльза из-за двери спальни, куда мы её заперли на время завтрака моих собак, — же не ма па сис жур!!! Как всем, так всё, а как мне, так ничего!

— Рот закрой, — советует Эльзе наша кошка, сидя на безопасном расстоянии по другой стороне закрытой двери.

— Они не тех кормят! — раздаётся из-за двери.

— Они ТЕХ кормят. А ты, если бы вела себя прилично, то сейчас бы вместе со всеми ела. А теперь жди, пока ТЕ поедят.

— Они долго едят… они всё съедят… мне не достанется! Вау-вау-вау!

Долго у нас ест только Ляля. Она не торопится захапать корм, как это делает Куба. Куба торопится так, что мне приходится доливать ему в корм воды, чтобы он не заглатывал еду кусками.

Ляля не торопится. Она выбирает кусочки повкусней, если в миске "натуралка", а если сухой корм, то ест по одной корминке, тщательно разжевывая каждую гранулу. Умница, девочка.

Куба при этом сторожит сестру в надежде, что той надоест жевать и он сможет ей помочь завершить трапезу.

Сегодня собаки получают мясо с овощами. Куба уже съел свою порцию и теперь пасет сестру-дегустатора.

— Не хочешь? Давай, помогу?

— Мням… спасибо, я сама.

— Надо быстро, сейчас Эльзу из спальни выпустят и ты не успеешь доесть. Давай, покажу, как быстро есть? Я умею!

— Чавк-чавк… я быстро ем, не мешай.

Но Куба переживает за Эльзу. Он беспокойно ходит вокруг невозмутимой Ляли, "переживает" за Эльзу и продолжает предлагать свои услуги по быстроедению.

Эльза за дверью спальни начинает рыть подкоп. Нашему многострадальному сосновому полу только подкопа не хватает…

— Меня забыли! Опять меня забыли!

Эльза, пережившая не одно предательство со стороны людей, беспокойное соперничество в собачьем приюте и нескончаемый страх остаться на улице без куска хлеба, борется за свое счастье всеми лапами. В данном случае она борется с нашим полом и дверью, которые по её мнению, препятствуют её счастью.

Приходится брать Эльзу за ошейник и, пока Ляля не закончит свои копания в миске и держать её во избежание конфликта.

— Зачем ты меня держишь? Дай, я съем у Ляльки… чего она копается… это надо быстро схряпать, а она копается… пусти, я ей покажу…

Наконец-то Ляля облизывает свою миску и отходит в торону. К чистой миске тут же подскакивает Куба и проверяет, не осталось ли там чего.

В это время мы готовим порцию для Эльзы. Чтобы собака не подавилась от нетерпения, наливаем в миску воды. Эльза приглашается к трапезе, а мои собаки запираются в спальне. Роли меняются.

Наверняка когда-нибудь наступит время и Эльза забудет свои мытарства по человечьим рукам и собачьим приютам. У неё появится настоящий дом, ЕЁ ДОМ, любящий хозяин, ЕЁ ХОЗЯИН…

А это Куба в позе цыпленка табака изволит выкушать кусочек дыни. Даже лень встать )))

А пока Эльза ест так, словно вокруг неё стая конкурентов на лучший кусок кабачка.

Но вот приходит время, когда собаки прошли все этапы утреннего порядка: море-душ-завтрак. Наступает время сна.

Я очень люблю это время. Сейчас можно подумать о смысле жизни, если, конечно, никто мне в этом не помешает. Но нет… кажется, помешают.

— Киса, что мы сегодня будем кушать? — начинает мешать Эдик.

— Все вопросы к Яне, она у нас дирехтор кухни.

— Вам блинчиков нажарить, или отбивные под соусом бешамель?

— Мне блинчиков под отбивной бешамелью, — принимает решение Эдик, — и шарлотку сделай, как в прошлый раз…

Он уверен, что ни у кого из нас ничего не слипнется от такого кулинарного обилия.

Пока Эдик решает на кухне, что будет готовить Яна, я сбегаю за компьютер и закрываю за собой двери, чтобы написать этот рассказ…

Собаки мирно сопят на полу, раскинув свои сытые тела по всем уголкам квартиры. Яна благоухает на кухне ванилью и чесночком. Эдик роется в шкафу с вечным вопросом — что ему надеть на работу. Я наконец-то поймала музу за хвост… Разве это не счастье?

Оставайтесь с нами. Мы — это наши собаки Куба и Ляля, кошка Маняшка, Эдик, я и наши друзья — Яна и Эльза. О них я уже подробно писала ))) У нас уютно, весело и… иногда полезно. Но чаще просто легко и беззаботно.

А вот рассказы про наших гостей Яну и Эльзу:

~ Мы едем в приют, знакомимся с владельцем и забираем Эльзу
~ У нас появляется третья собака
~ Кошка vs Кошколог. Свидетельские показания участников конфликта

Ляля и Эльза. Куба валяется где-то в комнате.

Добавить комментарий