Мы едем на Ай-Петри, собираем клещей и знакомимся с собакой, которая не ест сыр

Кажется, эта публикация будет последняя в этом году — про солнце, про остатки лета, про зеленые листочки. Сентябрь в этом году такой отмороженный, что, кажется, тепла уже не будет.

Поэтому, пока мы совсем не погрузились в осеннюю хандру, я по свежим следам расскажу вам, как мы с собаками ездили на плато Ай-Петри.

Чтобы мои читатели представляли, что такое Ай-Петри, вот несколько фотографий (нужно листать влево), взятых из свободного доступа в интернете.

Яйла́ — плоские безлесные места на горах Крыма, используемые в качестве летних горных пастбищ. Представляет собой относительно горизонтальный участок горной местности (вершинное плато), имеющий достаточное количество плодородной почвы и влаги в летнее время для выпаса скота. В отличие от обычных горных хребтов, яйлы неостроконечны, по их вершинам удобно прокладывать тропы и даже дороги.»

Вот сюда мы и отправились в прошедшие выходные. Эдик, Куба, Ляля и я.

Не ждите отчёта о нашем покорении вершины Ай-Петри, или о поездке по канатной дороге, посещении водопадов или о встрече заката на обрыве плато… Нет, наша прогулка была гораздо скромнее — из-за наличия собак, с которыми мы даже не пробовали приблизиться к популярным местам этого заповедника. Зачем? Мы не хотели портить себе настроение встречей с вопросами типа «Куда с собаками?».

Поэтому мы просто приехали по дороге из Ялты на самый верх плато и, потыкавшись в многочисленные ответвления на грунтовки с табличками «проезд запрещен», нашли-таки местечко, где такой таблички не было. А раз не было предупреждения — то мы припарковались и пошли гулять в синюю даль.

Мы бродили по тропинкам в поле, по тощенькому крымскому лесу, спускались и поднимались на пологие возвышения… Мы с Эдиком — просто так, а Куба с Лялей — с целью найти и обезвредить неведомого врага.

— Зырь! Я его нашёл! — скачет Куба передними лапами на одном месте, не сводя глаз с одной точки в траве.

— Где? Кто? Покажи! — Суётся туда Ляля.

— Крот-разведчик! Я его вычислил! Скачи со мной, будем его выкуривать из норы.

Ляля стала скакать рядом с Кубой, думая о том, что она вообще-то не курит…

Но крот не выкуривался. Видимо, это был махровый вражеский разведчик, умеющий скрываться от любого преследования.

— Ушел… — принюхался Куба к норке, — У него тут сеть подземных ходов.

— И что? — спросила Ляля.

— Будем искать другие выходы. Не провалился же он под землю!

Собаки бегали по полю, вынюхивая норки кротов и мышей. Смотреть на это было очень смешно. Они что-то вынюхивали, потом застывали над одной точкой и прыгали передними лапами, выкуривая обитателя норки. Потом бежали в другое место и там всё повторялось.

Мне очень нравится наблюдать, как мои собаки познают мир вокруг себя, особенно мир, в котором они ещё ни разу не были. Куба, правда, был на Ай-Петри, когда был щенком. Но это была зима… и он ничего не помнит о том дне.

Одно дело — парк возле дома, или городские улочки, где мы часто бродим в рамках прогулки. И совсем другое дело — дикая природа, где в собаках просыпаются древние инстинкты охотника.

В таких местах я не использую никакие игрушки для развлечения собак. Игрушка «на природе» полезна только в одном случае — чтобы подозвать к себе собаку в азарте охоты. Мне достаточно сказать «МЯЧИК» — и Куба с Лялей бегут, спотыкаясь, к игрушке. В азарте традиционные команды, к сожалению, на моих собак не действуют.

Во время прогулки на Ай-Петри мячик на веревочке также был наготове и даже пригодился несколько раз — когда Лялька собралась полакомиться козьими какашками, когда нам навстречу мчался квадроцикл, и когда мне надо было усаживать собак для фотографии.

В остальное время Куба и Ляля исследовали новый для них мир.

— Побежали туда? — кивает Ляля на ближайший лесок.

— А там чего? — спрашивает Куба.

— А там пахнет лошадиными кошоладками. Побежали?

— Не, мама заругает. Она это не любит…

— А мы ей не дадим! Мы сами съедим и она ничего не узнает.

— Узнает!

— Ну и сиди тут, а я пошла!

И Ляля подозрительно целенаправленно помчалась в сторону лесочка. Для меня такая её целенаправленность означает только одно — она там почуяла что-то съедобное и собирается этим подхарчиться.

— Ляля!!! Ко мне!!!

Ноль реакции!

— МЯЧИК!!!!!!! Куба, лови мячик!!!!

Ну, нет… Куба будет ловить мячик, а Ляля что, хуже? Эта мысль разворачивает любительницу лошадиных кошоладок на 180 градусов и вот она уже с нами, ловит подкинутый ей мячик.

Вдоволь нагулявшись по склонам плато, мы решили возвращаться к машине. По дороге наткнулись на небольшой памятник крымским партизанам, защищавшим подступы к Ялте в годы Великой Отечественной Войны. Позже, проезжая по старой дороге с Ай-Петри в село Соколиное, мы увидели много таких памятных мест. В то страшное время тут шли ожесточенные бои за каждый метр крымской земли…

Добравшись до своей машины, я осмотрела собак на предмет клещей… Их оказалось множество! Около получаса я вычёсывала собак, вытаскивая из их шерсти клещей десятками! Хорошо, что мы регулярно обрабатываем собак…

Я была уверена, что вычесала не всех клещей. Эта мерзость умеет маскироваться. И точно — приехав домой, мы потом два дня собирали с пола сухие трупики этих тварей. А один оказался таким живучим, что заполз по дверце шкафа и там Эдик его прикончил… фу… На себе мы клещей не нашли, слава Богу.

Пока я вычёсывала собак, к нашей машине подошел гость — белый упитанный пёсель с грустными глазами.

— Это кто? — насторожилась Ляля, — Мы его не знаем!

— Сейчас подойдём и познакомимся, — оживился Куба, любитель новых знакомств.

Пёс вежливо посторонился, пропуская нас к машине. Попытки познакомиться с собаками у него не наблюдалось. Агрессии тоже не было.

Эдик открыл машину и усадил собак в багажник. Налил им воды и предложил воды гостю. Пёс культурно отказался.

Ляля и Куба хлебали воду так, словно они неделю не пили. Воткнули две морды в одну миску — и всасывали воду, как два насоса, Эдик только успевал подливать.

Перед тем, как отъехать с места парковки, мы с Эдиком захотели перекусить. Дома я приготовила два термоса с кофе, хлеб и нарезку из сыра и колбасы. Сели мы с ним на край багажника и стали попивать каждый свой кофе с бутербродами.

— А мне? А нам? — просовывали свои морды к нашим бутербродам Куба и Ляля.

Пришлось им дать по кусочку сыра…

Белый гость осторожно приблизился и уселся напротив нас, не проявляя никакого интереса к нашим бутербродам. Эдик кинул ему кусок сыра. Пёс понюхал и отошел.

— Эй, ты чего? — удивился Куба, — Это же сыр!

— Я такое не ем, — скромно ответил гость и продолжил сидеть напротив нас.

Тогда Эдик дал ему кусок колбасы прямо из руки.

— А вот за колбаску мерси, — сказал пёс и осторожно взял подношение.

— Во даёт! — не мог успокоиться Куба, — Сыр не ест, а колбасу трескает! Ничего себе!

— Я же не породистый, — объяснил гость, — Это породистые всякие сыры с ананасами едят, а нам, простым смертным, только и надо, что мясо, а больше ничего. Мы скромные…

— Много вас тут, скромных? — хмуро спросила Ляля. Ей было жалко кусок сыра, который так и валялся на траве.

— Да есть немного, — неторопливо ответил пёс и показал в сторону шаров обсерваторий на вершине горы, — Мы с посёлке с учёными живём, вон там. Они на звёзды смотрят, а мы…

— А вы их колбасу лопаете, — закончила Ляля, — Понятно теперь, почему ты сыр не ешь.

К месту нашей парковки приблизилась другая машина, откуда стали выходить люди и дети.

— Ну, спасибо, — вежливо поклонился нам наш гость, — Пойду к новеньким. У них дети, а значит, будет колбаска. Всего хорошего.

И он потрюхал к новоприбывшим. Мы в свою очередь тоже подошли к новой машине и сочли своим долгом предупредить о большом количестве клещей в полях. Люди поблагодарили нас и стали опрыскивать себя и детей из защитных спреев.

Тем временем Куба проявил самодеятельность — выпрыгнул из багажника, слизал с травы забытый всеми пластик сыра и запрыгнул обратно.

Мы собрались в обратную дорогу. Однако на этот раз уже не через Ялту, а через Бахчисарай, по старой дороге сквозь лес. Дорога эта настолько древняя, что местами уже её нет. Как мы там проехали — одному Богу известно. Зареклась ещё раз ехать по тому дороге…

Вот она, эта дорога. Красиво до обморока. И временами до обморока страшно…

С вами была Александра и мой канал ДогАнгел. Пишу про жизнь своей семьи с двумя золотистыми ретриверами и одной дворянской кошкой. Подписывайтесь, у нас тут уютно.

Добавить комментарий