Мы едем к художнику, а редакторская кошка Соня пытается меня съесть

Вот и завершился наш общий проект по сбору средств на издание Первой книги ДогАнгела. Собрано 344 000 рублей, тираж книги составит 500 экземпляров.

Можно, прежде, чем я расскажу вам, как вчера с Кубой и Лялей мы съездили к редактору и художнику, вкратце обрисую финал народного сбора на нашу книгу?

Ну так вот…

Скрин из проекта

За минусом всех налогов (10% платформе Планета.Ру и 6% государству) мы получаем 288 960 рублей.

Благодаря безвозмездной поддержке проекта, мы сможем не только издать книгу в твердой обложке и с шитым переплётом, но и достойно оплатить работу профессионалов. Как только художник закончит свою работу, за книгу возьмётся верстальщик. После чего мы отправляем готовый макет в издательство.

Ну, достаточно математики. Обо всём я буду писать в чате Дзена, где вы можете присоединиться и быть в курсе процесса издания.

А теперь про поездку в Евпаторию, где мы запланировали знакомство с нашим художником Ксенией Салиной.

Куба не собирался никуда ехать. Я это чувствовала. На улице лил дождь, а у Кубы был тёплый сухой диван и пятый сон про любимую капустную кочерыжку. Мои шараханья по квартире в поисках постиранных ошейников и поводков он проигнорировал, тогда как Лялька ходила за мной по пятам.

— А мы куда едем? А мы с тобой едем? А куда? А зачем? А ты почему такая красивая? А зачем тебе бусики?

К художнику, блин, едем! Надо же показать сотруднику Мельпомены (или как там её…), что и у особаченного блогера тоже есть бусики.. в смысле — чувство прекрасного.

Одевалась я больше часа. В дождь самое то надеть джинсы и непромокаемую куртку. Но ведь нет! Надо же одеться «со вкусом»!

Перемеряв всё, что на меня ещё налезало, пришлось остановиться на зеленых шелковых брюках и салатовой распашонке с вышивкой.

— Некрасиво, — покачала головой Ляля, — надень лучше халатик с ромашками, в нём ты очень красивая.

— Халатик к художникам не надевают, — хмуро ответила я, недовольная своим внешним видом, — к тому же я на него соус вылила и он в стирке.

— Вот именно! Этот халатик красивый и вкусный! Вытаскивай его из стирки и надевай!

Я напрасно ждала, что к «Модному приговору» присоединится кошка. Обычно без неё не обходится ни одно мероприятие в нашем доме. Но только не сегодня. Маняху сейчас ничего не интересует, кроме её собственного хвоста.

Кошка наша вот уже несколько дней бродит по квартире и опять устраивает разборки с собственным хвостом.

— Зараза такая…

— Маня, ты чего на него взъелась?

— Кусается, гад! — Кошка очередной раз попыталась отпрыгнуть от хвоста, но он оказался хитрее и опередил её в прыжке.

— Хвост кусается? — удивилась Ляля.

— Ясное дело, хвост! — раздраженно ответила Маняха и начала бить свою конечность когтистой лапой, — Вот тебе! Вот! Вот-вот-вот!

Я уже давно догадалась, что у Маняхи на её лохматом заду образовались колтуны и это именно они «кусают» своего носителя. Колтуны имеют обыкновение натягивать нежную кошкину кожу, тем самым раздражая и без того недобрую кошку.

Расчесывать себя Маня не дает совершенно. Гладить её можно только в районе ушей и то, если она сама придёт и попросит. А уж взять в руки щётку… это немыслимо. Я специально купила мягчайшую щётку для приглаживания кошачьей шерсти. Делала всё по науке — насыпала корм и, дождавшись, пока кошка приступит к трапезе, начинала легонько гладить её по загривку этой щеткой. Постепенно спускалась на спину. Но, как только Маня чувствовала прикосновения в районе попы, в ход шли когти и зубы.

Видимо, придётся мне её опять подстригать.

Одним словом, «Модный приговор» был без зрителей. Кошка занималась своим хвостом, а я оделась, как могла — вся в зелёном, с черными бусиками из какого-то полудрагоценного камня и в бежевых туфлях с бежевой сумкой. Нормально оделась.

Кубу тоже удалось соскрести с дивана, хоть он и сопротивлялся. Ничего, в машине доспит свой сон про кочерыжку. Ехать нам больше двух часов, тут можно не только про кочерыжку, но и про целый овощной салат сериал посмотреть.

— А Лялька почему едет? Художница же только меня рисовать будет.

Резонный вопрос. В принципе, Лялю можно было бы оставить дома, но… я привыкла, что собаки, за редким исключением, всегда вместе.

— Лялька едет для стерео эффекта.

— Это как?

— Художнице надо будет посмотреть, как вы двигаетесь, какая у вас шерсть, как вы играете друг с другом. Она посмотрит, и будет знать, как вас лучше рисовать.

Ксения оказалась совсем молодой девушкой. Услышав, что она всего на 3 года младше меня, я не могла в это поверить. Кроме того, она оказалась настолько крутой художницей, что мне до сих пор непонятно, как моя книга оказалась в списке её работ…

Ксения рисует для Кремля и её обитателей… Она рисует для митрополита. Она досконально владеет всеми техниками живописи. Мастерская Ксении находится в самом центре Москвы, и досталась она ей «выморочно», т.е. после смерти другого художника.

Ксения Салина
Ксения Салина
Ксения Салина

— Правительство Москвы владеет несколькими мастерскими, которые даёт в вечное пользование членам Союза Художников России. Вот мне и досталась эта мастерская. Я там могу работать до конца своих дней, а после меня она перейдет к другому художнику.

В мастерской художника не только кисти и краски, но и многочисленные и разнообразнейшие инструменты для работы. Особенно меня впечатлил станок для печати гравюр (работа в технике офорт). В этой технике работали Дюрер и Рембрант…

Выставка работ Ксении, станок из мастерской

Рисунки к нашей книге будут, конечно, попроще. На станке их точно никто печатать не будет )))

Куба и Ляля произвели на Ксению самое положительное впечатление.

— Ой, какие они милые! Я бы тоже хотела собаку, но с моим ритмом жизни это невозможно.

Положительное впечатление чуть было не испортила Ляля, нашедшая в траве здоровенную рыбью кость.

— Кажется, она что-то ест, — заметила Ксения и начала щелкать фотоаппаратом над Лялькой. А та стояла носом в землю и воровито что-то жевала.

— А ну, плюнь! Плюнь, я сказала!

Пришлось пальцами вытаскивать из пасти остатки рыбьей кости и публично «пороть» нарушителя пищевой конвенции.

— Не жрать ничего в пола! Нельзя!

— Но ты же всё равно это не ешь…

— Мааалчать! Не жрать!

Эти и другие сцены с интересом наблюдала Ксения. Она щелкала фотоаппаратом и запоминала движения собак. Это нужно для рисунка. Ведь собаку не посадишь позировать, а нарисовать собаку нужно в разных ракурсах — и как она ест, и как она бежит, и как неё из пасти рыбью кость достают.

Ляля, Ксения и Куба

В общем, знакомство удалось. Куба и Ляля остались довольны, художница и редактор тоже. Только редакторская кошка Соня осталась недовольна.

Соня всё время, пока мы сидели у редактора и пили чай с пирогом, старалась съесть мою голову. Она забиралась на спинку кухонного диванчика и тёрлась об мой затылок, временами пробуя его на зуб.

— Соня, вкусно? — спросила я её.

— Молчи, чужая тётка, — ответила мне недовольная Соня, — Пей свой чай с булкой и молчи. Ты пахнешь врагами, я их должна переметить и покусать.

Редакторская кошка Соня

И Соня «перемечала» запах собак на моей голове, обтираясь об затылок и пробуя его укусить. Мне было смешно и щекотно, но я не подавала виду. Для кошки собачий запах в её доме был серьёзной проблемой и относиться к кошкиной проблеме надо было в уважением.

Вот, пожалуй, и всё на сегодня. Напоминаю, что самые актуальные новости процесса издания книги я буду выкладывать в чате Дзена. Туда всегда можно заглянуть и предметно пообщаться с читателями.

Всем, кто захочет познакомиться с картинами художника книги, можно заглянуть на страницу в ВК Ксении.

С вами была Александра. Подписывайтесь, если вы ещё не с нами!

Добавить комментарий