Ляля получает ответ от Кубы и Мани

Здравствуй, Ляля. Это я, Куба тебе пишу. Маня сказала, что ей некогда письма писать, на ней весь дом сейчас стоит.

Но я на прогулке посмотрел — наш дом стоит на земле, а не на Маньке. Опять она сочиняет.

У нас всё хорошо. Мы с папой ходим гулять в парк и за пельменями. В парке я встретил Бетти и играл с ней.

До свидания. Приезжай скорее, мы скучаем. Твой брат Куба.

Позволю себе дополнить Кубкин подробнейший рассказ о нашем житье-бытье.

Дом сейчас держится только на мне, а не на земле. Этот все выходные ремонтом занимался — двери измерял и на диване валялся. Ещё с Кубкой гулял.

Поговорить вообще не с кем. Кубка спит целыми днями, а Этот ремонтами занят. Да он ещё и не разговаривает. Не верит видишь ли, что я к нему могу обращаться. Приходилось с собакой разговаривать.

Кубка все выходные на диване провалялся. Я его спрашиваю:

— Ты чего делаешь?

— Ничего, — говорит.

— Ты вчера тоже ничего делал. Сегодня опять?!

— А я, — говорит, — вчера недоделал.

Кроме того, что Этот все двери в квартире измерил, они с Кубкой ещё гулять ходили. Возвращались, между просим, все в репьях — и сразу на кровать. Повбывала бы за такую гигиену…

В понедельник Этот на работу вышел, а мне корма забыл насыпать, так и просидела целый день голодная и с собакой. Собака, кстати, тоже голодная, Этот ему пайку сократил, потому что Кубка жирный стал. Ну, Кубке можно и сократить, а мне-то зачем?!

Обидно, что пожаловаться некому. Хотела Митричу пожаловаться, когда тот под нашими окнами гулял, а его самого папа-генерал в черном теле держит. Митрич что-то там украл и сожрал… а может, укусил кого… так его теперь только на коротком поводке гулять водят, словно волкодава какого. А он, на минуточку, размером с кошку. Йорк он!

Я ему из окна сигналы подаю — мол, Митрич, зацени, как страдаю… А он мне на генерала своего показывает и лапой по горлу «чикает». И всё молча. Я теперь не знаю, что думать. То ли генерал ему житья не даёт, то ли он сам генерала завалить задумал… Страшный этот Митрич… Криминальный авторитет. С кем приходится жить в одном доме! Хорошо, что хоть в соседних подъездах…

Кубка тоже в криминальную среду потихоньку опускается. Это его твоя сестра Бетька учит, я давно её подозревала в маргинальных склонностях. Матюкаться научился!

Приходит как-то из парка и сообщает мне:

— Могу ли я… Хочу ли я… Г*вно ли я…

— Ты что, — говорю, — себе позволяешь! Ты с кем, паршивец, разговариваешь? Ты со мной, тунеядец, разговариваешь!

— Монгол ли я… Магно ли я! Магнолия в парке распускается!

Ещё немного, и будем мы по судам таскаться, отмазывать Митрича и Кубку от разной уголовщины. Жесткая рука им нужна! Кубке уж точно нужна, Этот-то совсем не справляется.

Борща у Этого осталось на одну тарелку, так что ты, Лялька, пни Эту куда надо, чтобы она домой возвращалась. Хватит уже по майкопам шляться, дома работы полно, а меня одной на всех не хватает.

Твоя Маня. Фоток нет, одна неприличная магнолия. Не взыщи.

— И я, Куба! Про меня забыла!

— Лапу убрал от моего письма.

— Это моё письмо! Я его начал писать!

— Ты начал, а я закончила. Лапы убрал! Отправляю.

Ляля получает ответ от Кубы и Мани

Добавить комментарий