Консилиум. Маняха против "кладбищенских" историй )))

Пока моя первая книга находится в надёжных руках редактора, пришло время заняться дизайном обложки будущей книги.

Для дизайна нужен консилиум, которому самое время собраться перед сном в месте встречи, которое "изменить нельзя".

— Ну, что ты опять придумала? — Уселась Маняха во главе консилиума между двух наших подушек.

Маня во главе консилиума

— И мы! И мы консилиум! — залетели на кровать Куба и Ляля.

Что-то мне подсказало, что без Домового консилиум был бы не полным. Демидыч как раз проснулся в своем шкафу и был готов к ночному бдению.

— Чего-сь будем обсуждать? — спросил домовой, скромно присевши на край кровати.

— Будем обсуждать обложку книги. Как её оформить?

— А как книжка называться-то будет? — спросил Демидыч.

— Название книги пока секрет, — ответила я, — Но это и неважно. Нам главное решить, какие фотографии выставляем на обложку и в каком расположении.

— Меня! Там, где я с ромашках и где я на море! — внесла предложение Ляля.

Кошка её тут же осадила.

— Тебя в книжке нет, — озвучила она суровую правду, — Эта книжка про меня и про Кубку, поэтому фотографии будут мои и Кубкины.

Ляля мужественно приняла реальность, она не стала возражать, а только вздохнула и погрустнела.

— Ну и ладно, раз вы такие. Зато про меня будет во второй книжке.

По моей задумке обложка должна была выражать суть всей книги — борьба антагонистов — взрослой кошки и маленького щенка. Конфликт строгости и баловства. Поэтому я приготовила самые строгие кошкины фотографии и самые разухабистые фото маленького Кубы.

Куба едет на актировку — сегодня у него появится клеймо на ушке

Но как их разместить на обложке? Кошка тут же подала идею.

— Мой портрет на первой странице, чтобы все знали, про кого книжка, а Кубкино — сзади, там, где написано "Спасибо за внимание".

— Сзади будет про автора, там будет моя маленькая фотография, а вы с Кубой должны быть впереди. Я думаю, будет вот так..

И мы начали передвигать фотографии, оставляя между ними место для заголовка и прочих необходимых надписей.

Но, то ли вкусы у нас у всех уж такие разные, то ли звёзды сегодня не сошлись для нашего взаимопонимания, однако наш консилиум так и не пришел к единому мнению.

— А не позвать ли нам ученого боярина? — предложил Демидыч, имея ввиду Усопшего Инженера, — Что это мы, в самом деле, без ученого человека совет держим…

Воскресить Усопшего во мне Инженера дело плёвое. Раз — и он уже ворочается своем склепе, стряхивает прах с савана.

Про УИ будут ссылочки в конце рассказа, можете знать, что это за "боярин" такой )))

— Что опять? Недавно только вам аккумулятор починил… Что опять сломали?

Шлёпая новыми Эдиковыми тапками (а я-то думала, куда они подевались!), УИ, беспрестанно вздыхая и ворча, присоединился нашему консилиуму.

— Эй! На кровать его не пускайте! — забеспокоилась кошка, — Мне тут ещё спать, а он прахом натрясёт! Пусть на табуретке сидит…

УИ послушно сел на жесткий табурет и обреченно вздохнул.

— Обложку для книги придумываем. — сказала я, — Может, у тебя есть какие-то мысли…

Усопший Инженер поправил размотавшийся на руке саван и переспросил:

— А что с ней, с обложкой? Оторвалась? Так приклейте, если оторвалась.

— Её ещё нет, — стал объяснять Куба, — Нам её ещё только сделать надо. Вот смотрите, дяденька Инженер, вот фотографии… Это Маня… это я, а это опять Маня… Из них надо нарисовать обложку, чтобы название поместилось, и всякие другие надписи.

Инженер удивленно посмотрел на наш консилиум и возмутился:

— Я вам что, художник? Я технарь! Я политех заканчивал, а не эти ваши гуманитарные забегаловки!

Встал, возмущенный с табурета и, громко шаркая новыми Эдиковыми тапками, отправился обратно в свой склеп. Устраиваясь там в прежнюю позицию, он ещё долго пыхтел и негодовал, вспоминая "рисовак"-бездельников и прочих гуманитарных лоботрясов.

— Эх, человека обидели, — огорчился Демидыч, — Надо будет ему извинения принести, а то нехорошо получилось… неловко…

И тут Демидыч, уже знакомый с историей появления в нашем семействе Усопшего Инженера, задал неожиданный вопрос:

— Хозяйка, а нет ли у тебя в запасе какого-нибудь другого усопшего? Например, художника? Или хотя бы маляра?

Я задумалась. Было дело… В детстве занималась я рисованием, даже портреты рисовала. Ко мне приходили соседи, просили их нарисовать, и у меня неплохо получалось. Но, поскольку мама моя была обычной девушкой, у которой не было возможности развивать во мне и эти способности, Художник во мне умер естественным образом. С тех пор я не рисую.

Что же касается Маляра, то тут всё не так просто…

— Тэээкс… А ну, прекратили свои кладбищенские истории! — опять забеспокоилась Маняха, — Не то тут сейчас и Художник, и Балерина с Парашютистом прахом трясти начнут. Я против! Нам и так тесно!

И то правда. Пусть Художник и иже с ним спят спокойно. Requiem aeternam, как говорят у нас на раёне… А мы воспользуемся мастерством здравствующих мастеров.

Обложку мы решили заказать у профессинала. Как будет готова — обязательно покажу вам её эскиз. Пока же собираем

Всем, кто ещё не стал участником проекта Издание Первой книги DogAngel, приглашаю или стать (клик по этой ссылке)

А здесь ссылочки на рассказы, где можно узнать, откуда взялся в нашей семье Усопший Инженер )))
↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓

Добавить комментарий