Караоке и другие фантазии санаторных затейников

Будучи на принудительном лечении в санатории, я впервые участвовала в таком ответственном общественном мероприятии, как караоке.

Зал для караоке находился там, где нам, голодающим гражданам, разрешено было по утрам и вечерам выпить по стаканчику марти… пардон, травяного печеночного сбора.

Граждане усаживались за столики со скатертями и новогодними вазочками и цедили каждый свой сбор через трубочки, изображая сытых отдыхающих.

Сидеть в этом зале было уютно. За каждым столиком велись умные разговоры на легальные тематики. Какие это тематики? О погоде, о колорадском жуке, о промышленном шопинге (ни-ни о продуктовом), о воспитании детей (ни-ни о кормлении), об отечественном автопроме, о своих диагнозах и видимом улучшении здоровья.

Жесткое исключение составляла тематика приготовления пищи. Это да… это нельзя.

Однако был у нас один такой товарищ, который регулярно нарушал этот закон и, тем не менее, собирал вокруг себя двойное кольцо голодающих слушателей. Напомните мне, я как-нибудь про него расскажу.

А сейчас вернусь к тому случаю с караоке.

Из этого зала мы уходили только тогда, когда, когда на горизонте вырисовывались массовики-затейники Никитос и Юля.

Никитос и Юля — личности в кругу санаторных жителей непредсказуемые и опасные. Покоя от них не было ни днём, ни утром, ни вечером. Если бы им дать волю, то они бы нас и ночью в покое не оставляли.

"Йога! Все на йогу!" — раздавалось во дворе с восходом солнца, когда голодающие отдыхающие по своим комнатам лениво переваривали утренний почечный сбор.

"Йога на свежем воздухе! Одеваемся потеплее, на улице плюс семь!"

Юля в охапкой гимнастических ковриков легко взлетает по лестнице на площадку с большим бассейном. По её мнению, сейчас из комнат, перегоняя друг друга, должны выспаться голодающие клиенты санатория.

Но никто с балконов не прыгает и из комнат не выбегает.

Юля терпеливая. Юля расстилает коврики и садится в позу лотоса на один из них.

— Наконец-то угомонилась, — шепчут друг другу отдыхающе-голодающие, выглядывая в щёлки занавесок в окнах своих комнат.

Граждане прячутся. Их нет. Они навсегда ушли на процедуры. Все скопом ушли. Они умерли и улетели на Марс. Если бы не эти уважительные причины, они бы все, как один, сейчас сидели с Юлей на ковриках посреди двора в позе собаки или лотоса. А так… их просто нет. Они умерли.

Но Юля медитирует громко.

"Йога! Ещё целых полчаса! Не пропустите эту возможность! Целебный морской воздух в сочетании с лечебными асанами поможет вам оздоровиться быстрее! Все на йогу!"

— Нет, я так больше не могу. Мне её жалко, никто её не любит… Я пошла, — рвёт на себе тельняшку Марина из пятнадцатого номера.

Жалостливая Марина больше не пойдёт на йогу. Завтра её сменит милосердная Ира из восемнадцатой, а потом влюбчивый дядька из Хабаровска из номера-люкс. Каждый продержится ровно одно занятие.

— Спину выгнуть колесом, как у кошки, живот втянуть к позвоночнику, — показывает Юля упражнение "кошка".

Упитанная Марина легко выгибает спину, а вот с животом у неё проблема. Живот не прилипает к позвоночнику, потому что до позвоночника ему очень далеко.

— Не могу, — хрипит Марина со скрюченной спиной, — у меня не прилипает…
— А вы старайтесь. Сегодня не прилипает, завтра не прилипает, а через месяц прилипнет. Главное это стремление.

Жители санаторных номеров со спокойной душой отпрянули от своих щелей. Дракону йоги была принесена жертва, остальные могут жить спокойно ещё 20 минут.

Потому что через 20 минут начнётся скандинавская ходьба с Никитосом.

Никитос — доктор каких-то борцовых наук и мастер спорта по ним же. Он носит ядовитые оранжевые кроссовки и душится Кристианом Диором.

Никитос с порога санатория топит "тапок в пол", и, не касаясь палками асфальта, несётся на набережную, где у него запланирована дыхательная гимнастика.

Голодающие на разной стадии своего оздоровления едва поспевают за ним. Те, кто голодает 10-й день, полны сил и энергии. Эти успевают догнать Никитоса за воротами санатория.

А те, кто только вошел в стадию отрицания пищи (3-4 день), едва дышит. У них кружится голова и подкашиваются ноги. Они сбиваются в оппозиционную группу и, жалуясь на депутатов и всемирное потепление, тащатся по-стариковски в направлении моря, ориентируясь по запаху Кристиана Диора.

На набережной Никитос уже командует продвинутыми голодающими.

— Ну слышу сопения! Сопим! Громче сопим!

Он ходит от одного к другому, прислушиваясь к правильному дыханию. Нужно выдыхать ртом, а вдыхать коротко и сильно носом.

В носу больно щиплется резко вдыхаемый воздух.

— У кого нос щиплет, тот делает правильно. У кого не щиплет, тот двоечник.

По ходу выполнения упражнений Никитос читает нам небольшую лекцию о пользе дыхательных упражнений.

— Это движение особенно любил Иван Павлович. От него у вас никогда не будет геморроя. А вот от этого движения никогда не будет инфаркта.

В последнем упражнении мы все лайкаем морю. Двадцать пять лайков на линию горизонта должны укрепить зрение. Не знаю, кому как, а мне это упражнение в сочетании с очищением организма дало обещанный результат — сейчас я читаю без очков.

Под конец наших упражнений к нам присоединяются "оппозиционеры". Они наконец-то добрели до основной группы. Ничего, через пару дней и у них появится безудержная энергия, и они будут летать за Никитосом на море и на виноградники.

Вечером нас ждут настольные игры, караоке, танцы или просмотр фильма в небольшом санаторном кинотеатре.

Сегодня — караоке.

Про караоке я начала писать в начале этого рассказа, плавно перейдя на личности наших инструкторов-затейников. Возвращаюсь к началу рассказа.

Увидев на горизонте Юлю или Никитоса, голодающие начинают распадаться на атомы. Кто куда.

Те, кто не успел исчезнуть, попадают в царство караоке.

— Вам какую песню включить? — нацеливается Никитос в плейлист под названием "Сектор Газа".
— Не-не! Мне… эээ… Пахмутову, пажалста.

Никитос жмурит глаз, но вбивает мой запрос в поисковую строку. Ютуб выдает "Старый клён". Ура! Моя любимая песня!

"Старый клёёён, старый клёёёён, старый клёёён стучит в окно!…"

Не смотря на то, что я не пела 8 лет, голос ещё не совсем умер. Старый клён получился бледненький, но чистенький. Я осталась довольна.

— Кто следующий? Какую песню включить?

Пока я усаживалась на свое место и разглаживала фалды концертного платья, Никитос почему-то включил трек Мистера Икс из оперетты "Принцесса цирка", но почему-то сразу с голосом Георга Отса.

"Так нечестно, — подумалось мне, — как мне, так голый трек ставят, а как кому-то, так сразу Георг Отс подпевает."

И тут я увидела, что на стуле у караоковой машинки сидит солидного размера дядечка и поет в микрофон голосом оперного певца:
"Да, я шут, я циркач, так что же…"

Дядька пел, как бог. После Мистера Икс он спел пару песен из старых советских кинофильмов и все, кто не успел убежать от сегодняшнего караоке, поняли, что вечер удался. Отпускать сладкоголосого Орфея никто не хотел.

Орфей оказался из Евпатории. Его жена, практикующаяся на детских песнях детским голосом и на песнях Пугачевой голосом Пугачевой, тоже сорвала овации отдыхающих.

А потом настала очередь других исполнителей.

Кхм… было по-разному… Иногда нас всех спасало то, что мы несколько дней не жрамши и у нас просто нет сил схватить табуретку и грохнуть её об караоковую машинку. Можно было, конечно, найти ножницы и перерезать кабель микрофона… Но предусмотрительные Никитос с Юлей спрятали все ножницы.

Фото из https://news.pn/

Были ещё танцы, но на них лично я не попала. Поэтому про танцы врать не буду, хотя там наверняка тоже было весело.

Вообще-то наши инструктора-затейники были большие молодцы. Я ещё долго буду удивляться их энергии и терпению к нам, обессиленным гостям центра лечебного голодания И.П. Неумывакина.

Если бы не их приставучесть, мы бы сидели по своим норам-комнатам, и жевали бы сопли на тему "я бедный голодный маленький мальчик/девочка, меня никто не любит, вот приеду домой и сожру один/одна целый торт…"

Они нас развлекали, заставляли шевелиться, бодрили, мочили нас в холодном январском море и жарили в горячем хаммаме, устраивали танцы в сланцах на санаторной площади, веселили настольными играми и скандинавскими пробежками… Их фантазии не было предела!

Одним словом, если мне предоставится такая возможность, я к ним ещё раз приеду. И на этот раз не буду подглядывать в щелочку на занятия йогой, а пойду на занятие в первых рядах.

И в караоке буду глотку драть без оглядки на публику. Нужно только убедиться, чтобы табуретки и ножницы заранее припрятали…

С вам была Александра и весь ДогАнгел. Он тут сидит. Слушает. Маня напоминает, чтобы я рассказала про настольные игры, а Кубе с Лялей нужно ещё раз услышать про Шах-Плов. Обязательно расскажу… попозже.

Традиционно даю ссылочки на те мои публикации, которые Дзен занёс в архив и уже не прокручивает в своей ленте:

Добавить комментарий