Как я была свидетелем польской программы стерилизации бездомных животных

Я обещала вам рассказать, как проходила массовая стерилизация бездомных животных в Польше, свидетелем чего я была лично. Держу слово, рассказываю.

Варшава, Королевский Замок. Фото из news.myseldon.com

Была у меня в Варшаве хорошая знакомая, пани Барбара. Я писала о ней в одном из рассказов. Удивительная женщина, воспитавшая более 15 чужих детей с разной степенью физических и психических проблем.

Пани Бася, или — как называли её близкие — Биби, была человеком старой польской формации. То есть понятия милосердия и солидарности для неё были не пустым звуком.

Говорят, что Польша сейчас уже не та. Возможно. Я там жила в середине 90-х и то, что я видела, вдохновляло меня подражать и полякам, и их традициям.

Одной из таких традиций была их польская солидарность. У них даже партия такая была — Солидарность. Но кроме партии само это явление было запаяно в гены всех моих знакомых поляков. Так мне тогда казалось и, наверное, так оно и было.

Как это выглядело в жизни? А вот как. Польша подала заявку в Евросоюз в 1994 году и с этого года получила указание выполнять разные требования Европы. Например, отказ от полиэтиленовых пакетов в магазинах. Я, как человек из России, считала совершенно нормальным ходить в магазин с целлофановым пакетом, или стрельнуть такой же пакет на кассе. Однако очень быстро все магазины убрали с касс бесплатные пакеты, и вывесили тканевые — за символическую сумму. То, что я сгружала продукты в «целлофанку», встречало у местных людей открытое негодование. Возмущенные взгляды направляли на меня и старики, и молодёжь. Так выглядела их солидарность — они хотели в Европу и они все вместе делали то, что приближало их к цели.

Идеальный порядок в польском супермаркете

Были тогда у Европы и казусные требования, которые хозяйственные поляки с трудом принимали. Например, размер фасольки и огурцов в магазинах. Фасолька должна была быть одного размера, вся прямая, одной толщины… А фермеры, которые поставляли свою продукцию в супермаркеты, выращивали нормальную стручковую фасоль — разного размера, разной кудреватости и разной толщины. Точно так и с огурцами. Это было смешно (мне) и грустно (фермерам).

Вторым из запомнившихся мне проявлений солидарности, было общее участие поляков в программе стерилизации бездомных животных.

Проходило это так.

Жители сёл и городов, у кого был свой приусадебный участок, подписывали договор со своей местной конторой и становились участниками этой программы. Таким участником стала и Биби.

Жила пани Барбара в квартире на очень низком первом этаже. Дверь предполагаемого балкона из спальни выводила не на отсутствующий балкон, а сразу в небольшой палисадник. Там Биби подкармливала местных котов и собак — по периметру палисадника стояли плошки и миски.

Подписав договор с ответственной за программу зоо-конторой, она тут же получила мешки с кормом для собак и кошек. При чём не просто получила, а ей мешки привезли прямо в её квартиру.

Кроме мешков Биби получила несколько клеток с само-закрывающимися дверцами. Миски она не стала брать, так как своих мисок было достаточно.

Клетки расставили по палисаднику, поставили внутрь миски с кормом и стали ждать.

Ждать пришлось недолго. Буквально в этот же день «попались» два кота и одна собака. Биби позвонила по указанным телефонам и к ней незамедлительно приехали ветеринары. Животным сделали усыпляющий укол и увезли на процедуру.

Привозили их обратно в тот же день или на следующий, и выпускали там же, где и забрали. Часто собаки и кошки просыпались там, где заснули — в клетке. Но на этот раз клетка уже была открытая.

Я не знаю, сколько животных было стерилизовано при помощи пани Барбары, но знаю точно, что в то время было много людей, участвовавших в этой программе. Кажется, им даже что-то платили за помощь. Но я не уверена, точно не помню.

Разницу можно было увидеть спустя несколько лет. Приезжая в Польшу в гости к друзьям, уже в начале 2000-х я не видела там стай бездомных собак или шмыгающих по подвалам кошек. Они не оставили потомства, прожив свою нормальную полноценную жизнь. А ведь ещё в середине 90-х бродячих собак и кошек там было столько же, как сейчас в любом российском городе.

Вот что значит солидарность жителей. Кроме того, я думаю, знаменитый польский патриотизм в те годы (не знаю, как сейчас) не оставлял никаких подозрений в воровстве и откатах во властных структурах. Если выделяли деньги на конкретный проект — этот проект исполнялся всем миром, начиная от воевод (польских губернаторов) и заканчивая простыми обывателями.

Рассказ этот я написала в продолжение ко вчерашнему, про Якутскую ситуацию с бездомными животными.

А первый рассказ про Биби можно прочитать тут.

Здесь же — важная информация для участников проекта дополнительного тиража моей книги «Счастье измеряется в хвостах». Не пропустите!

На фото Маняха и Куба ждут завтрака, и в этом они очень солидарны.

Share:

Author: admin

Добавить комментарий