Как Ляля Хеллоуин праздновала + P.S.

Всех с праздником Поминовения Усопших и завтрашним Днем Всех Святых. Иными словами — коммерческими — с Хэллоуином вас.

У кого праздник, а у кого криминальное следствие. У нас, например, случилось ЧП. У нас неизвестный науке зверь сожрал половину праздничной тыквы. Мраморной. С творогом и цукатами!

— Заявление в полицию надо писать, — сказала кошка, — тогда станет понятно, кто это сделал.

— Я этого не делал, я на кровати валялся и телевизор смотрел, — предъявил свое алиби Эдик, — и вообще я вашу тыкву не ем, меня от неё пучит.

— Там следы зубов, — присмотрелась Маняха к уликам, — надо брать отпечатки зубов. Зови всех, у кого есть зубы, я буду отпечатки брать.

Отпечатки были не мои и не Эдика. Отпечатки были не человеческие… Кто бы это мог быть?…

— Кубка, открывай пасть, буду тебе зубы отпечатывать, — велела кошка Кубе, — Лялька следующая.

Собаки переглянулись.

— Это не наши зубы. У нас другие.

И улеглись на пол, стиснув челюсти.

—Так и запишем, — сделала пометку в своем блокноте следователь Маняха, — отказ от дачи показаний. Давай ты, — обратилась она ко мне, — рассказывай, как дело было.

И я начала рассказывать.

Эту тыквочку я сегодня нафаршировала рад праздничка. Рецепт можно посмотреть на моем новом канале.

— Протестую! Реклама! — оборвала меня кошка, — не отступайте от сути дела, свидетель, иначе я вас запишу в подозреваемые.

Я продолжила.

Вытащив сие произведение искусства, я оставила его остужаться возле открытого окна. Сама ходила и слюни глотала, так мне хотелось своего шедевра попробовать.

А тут в скайп постучалась подруга из далеких краев, редкий и долгожданный гость в моей жизни. Оставив кухонное хозяйство на собак (муж в гараж уехал), я уединилась с подружкой в скайпе.

— А ты не думала, что твоё имущество под угрозой?

Думала. Но отбросила всякое недоверие к своим собакам. Куба только в раннем щенячестве позволил себе один раз стащить со стола то, что плохо лежало. После внушения он ни разу, НИ РАЗУ ничего со стола не брал, хоть бы там куски мяса лежали.

Ляля да, была замечена, наказана, опять замечена, опять наказана и…. наконец-то Ляля выросла из воровского возраста. Теперь мы спокойно оставляем на столе продукты — Ляля не берет ничего.

Куба и Ляля. Притворяются примерными собаками

Ужин я успела приготовить. Нарезала тыкву, поджарила лавашик с начинкой. Эдик приехал из гаража и ждал с другой комнате, пока я наговорюсь с подружкой.

— Где в это время были собаки?

Возле меня их не было. Я была уверена, что они с папкой. Он утверждает, что собаки были со мной.

А у меня алиби! У меня дверь в комнату была закрыта!

— Да, — протянула следователь, — это серьёзное алиби. Значит, подозреваемых двое, — она ткнула лапой в Кубу и Лялю, — ты и ты. Сознавайтесь сами, оформим явку с повинной, будет вам снисхождение.

Куба вздохнул и хотел что-то сказать, но Ляля его опередила.

— А почему мы? Ты тоже могла тыкву съесть! Давай мы тебе сделаем отпечаток зубов! Может, это твои зубы…

Маняха, услышав такое обвинение в свой адрес, прямо зашлась в гневе. Бросив свой следовательский блокнот, она вскочила Ляльке на загривок и с рычанием начала драть и так тощую шерсть своей обидчицы.

— Я тебе покажу, как на меня напраслину возводить! Я тебе покажу!

Тут Куба не выдержал и во всем сознался.

— Это я сделал.

Нависла тишина. Никто не поверил услышанному.

Маняха перестала драть Ляльку, Лялька перестала закрываться от кошки. Все смотрели на Кубу.

— Это я сделал. Я очень хотел тыквы, мраморной, с цукатами. Я никогда не ел мраморной тыквы с цукатами.

Итить-колыхать! Ждите, мамочка, поноса с золотухой! Кубе нельзя тыкву, он от неё поносит во все стороны.

— Куба, ты молодец, что сознался. Но тебе нельзя тыкву, тем более со сладкими цукатами… Теперь ты будешь голодать и пить таблетки, ты понимаешь?

— Понимаю, — сказал Куба, — буду голодать.

Следователь слезла с Лялишны и отряхнула свой полосатый служебный китель. Бросила обиженный взгляд на Кубу.

— Врёшь, поди. Ты не мог этого сделать. Я знаю, кто сожрал тыкву, но у меня нет доказательств. Пока нет доказательств. Они будут завтра.

Да, завтра доказательства у нас будут — на утренней прогулке, в месте собачьего туалета. Там доказательства будут.

Я тоже догадываюсь, кто это мог сделать. Куба просто пожалел Лялю, которую драла кошка.

Но, как говорится — не пойман, не вор.

Лялька ни за что не признается. Она девка, а девки предприимчивые. У них природой заложена забота о потомстве и другие подобные штуки, которые снимают с них вину за воровство еды. Они так устроены.

— Не корми их сегодня, — посоветовала мне кошка, — вдруг Кубка не врёт.

После вечернего душа ко мне в кровать приползла Ляля. Приползла и уткнулась носом мне в бок.

— Накорми Кубу.

— Ему нельзя, он тыквы наелся, у него понос будет.

— Он не наелся, это я наелась…

— Ты?

— Я. Праздника захотелось… Покорми Кубу.

Куба был накормлен с почетом миской вареного мяса с огурцом. Ляля была прощена.

Вот как на них сердиться? У меня не получается…

Следы преступления

А рецепт вы всё-таки посмотрите на моем новом канале. Вдруг понравится )))

P.S. Следователь Маняха всё-таки с самого начала была права. Доказательства на утренней прогулке это подтвердили )))

Добавить комментарий