Как Куба в чужих снах партизанил (окончание)

Начало здесь.

У Кубы аж глотка пересохла от волнения. А вдруг его обман раскроется? Какой он брат из деревни, он же настоящий шпион!

За разговорами Куба не заметил, как их троица приблизилась к большому дымчатому шару, внутри которого что-то светилось и переливалось, булькало, свистело и взвизгивало женскими голосами. От шара пахло чем-то приторным и отталкивающим…

Мальчик подошел к опасной субстанции и захотел было вступить ногой в плотный туман, но Моня прикусил его за шорты.

— Штоять. Беж меня ни шагу.

Непонятно откуда у Мони появился поводок и ошейник, которые он надел не на себя, а на своего хозяина. Мальчишка глазом не успел моргнуть, как на его поясе сомкнулся замок ошейника-пояса, а поводок оказался в руках, вернее — в лапах его собаки.

Фото из www.goodfon.ru

— Вот так надёжнее. А то в прошлый раз пришлось за тобой побегать. Вместе туда пойдём.
— Ладно уж. — Парень не был в восторге от подобных ограничений, но изменить ситуацию, похоже, не мог.

Мутный шар продолжал колыхаться перед носом у Кубы и зазывать его зайти внутрь. Однако что-то останавливало начинающего шпиона от такого опасного шага.

Моня, исчезая с тумане, бросил через плечо:
— Ты за нами не ходи. Рано тебе ещё. Это для взрослых. Ты тут посиди, подожди нас. Если у меня получится, то мы скоро вернёмся.

И погрузился вслед за хозяином в светящийся туман. Туман ответил хором визгливых цыганских голосов — "к нам приееееехал, к нам приееееехал Дима с Моней до-ро-гоооой!!!"

Куба на всякий случай отошел подальше. А то ещё и про него споют, а он ещё маленький и ему цыганские хоры противопоказаны. Мама узнает и наругает.

Усевшись на свою карамельную жопку, он стал ждать. Чего ждать, он и сам не понимал. Шар по прежнему колыхался и булькал перед его глазами, вокруг было темно и немного страшно. Но ведь Моня сказал "ждать", а ждать Куба умел. Мама научила. Как скажет — "Ждать!" — значит, скоро кормить будет. Хвалить и кормить.

Кубе очень хотелось, чтобы его сейчас похвалили. Ему было так тоскливо, так одиноко, что единственным утешением была бы похвала и миска вкусного корма. Рот наполнился слюной, а глаза — слезами.

"Мама! Где ты? Мне страшно и непонятно. Что делать дальше? Как вернуться? Ждать или бежать? Куда бежать?"

Между тем колыхающийся шар стал каким-то другим. Уже не было слышно визга и свиста, голоса изнутри тоже изменились — они стали спокойные, тёплые и словно бы детские. Были и женские, но другие, приятные.

Шар уже не колыхался, а парил уверенно и светился ровным жёлтым светом. У него даже приятный запах появился — тушеной капусты с котлетами.

Котлеты и капусту Куба любил. К такому шару Кубе захотелось подойти, что он и сделал с осторожностью. Изнутри шара отчётливо были слышны голоса.

"А я говорю, он не поплывёт без резинки, спорим?" — голос был совсем близко, словно за тонкой стенкой.

"А спорим! Поплывёт, зуб даю!" — ответил ему знакомый голос мальчишки по имени Димка.

" Давайте оба, на выход!" — и из вкусно пахнущего шара вывалились к ногам Кубы трое недавних друзей.

Вернее, друзей было двое, а третий был совсем незнакомым мальчиком. В руках у него был игрушечный модельный кораблик, какие собирают в кружках юных техников или там юных капитанов.

— Прикинь, ещё одного там нашёл! Тянет их туда, прямо как мёдом намазано.

Фото из https://ronin.ru/zhizn/sobaki-i-deti-20-trogatelnyx-foto.html

Моня подтолкнул носом второго мальчишку в пижамных штанишках, но без майки. Тот поёжился, словно от холода, и опасливо покосился на Кубу. Димка успокоил товарища.

— Этого не бойся, этот Монькин брат из деревни. Сегодня переночует и уедет. Не забудь, на что спорил, я ведь всё равно у тебя выиграю.

Мальчишки, отнимая друг у друга кораблик, понеслись прочь от шара, продолжая спорить о какой-то резинке для моторчика, а Моня уже не спеша отправился вслед за ними. Куба пристроился рядом.

— Чего это было?
— Да, старая история. Каждый раз одно и то же. Сначала таскаемся по мутным , а потом зависаем на фотовыставках да в школах. Сегодня вон кого выловил — из его же школы ученика. Аутист, людей боится, а во сне первым делом — к цыганам. Во как бывает. Димка его опекает по жизни, и во сне включился в работу, это и спасло. Он хороший вообще-то, ты не подумай чего…
— Да я не думаю, я просто смотрю и слушаю. Мне мама так велела.
— Шпионишь?
— Бить будешь?
— Тююю, было бы за что. Пошпионить иной раз полезно. Главное, знать, где шпионить.
— А ты знаешь?
— Мне тут работы хватает. Видишь, какой у меня хозяин? За ним глаз да глаз нужен, когда мне шпионить… Я бы с удовольствием, так ведь не оставишь его одного.
— Это да… Они без нас, как дети малые.
— Ты это, приходи почаще. Поболтаем, я тебе свою косточку дам погрызть. А сейчас я побежал, а то они что-то далеко ушли, как бы в новую похабщину их не всосало.
— До встречи?
— Бывай.

И Моня убежал в темноту, нарезая круги своим роскошным белым хвостом.

Куба остался один в чужом завершившимся сне, но сейчас это одиночество уже не было страшным. Он уже знал, что сейчас проснётся, протянется, ткнётся мокрым носом в голую папкину пятку и вместе с ним отправится гулять. Последнее время мама филонит, и по утрам с ним гуляет папа.

И Куба проснулся.

Другие рассказы из жизни двух говорящих собак- Куб и Ляли, а также их единоутробной сестры — кошки Мани читайте на нашем канале!


Добавить комментарий